Что такое суеверие и приметы, каким образом это все работает? — суеверие что такое

29.07.2020

Вот например почему черных кошек занесли в черный список,за что на них такая агрессия?А вот например пустое ведро?Через порог не здороваться?Если левая рука чешиться то к деньгам,правая здороваться,нос значит побьют,мне интересно,почему люди в это во все верят,а не интерисуются как это работает?

Что такое суеверие и приметы, каким образом это все работает?

Вот например почему черных кошек занесли в черный список,за что на них такая агрессия?А вот например пустое ведро?Через порог не здороваться?Если левая рука чешиться то к деньгам,правая здороваться,нос значит побьют,мне интересно,почему люди в это во все верят,а не интерисуются как это работает?

Давайте рассмотрим слово «суеверие» что значит пустая вера или не на чем не основана,это слово состоит из двух состовляющих это суя-пустое и вера это слово понимают и знают все.Людям нужно во что то верить,так устроен человек,но настоящая вера должна быть основанна на Боге и изучении библии,тогда все пустое отойдет на задний план и со временем вообще забудется.Человечество на протяжении веков передовали эти суеверия из уст в уста,а вот что касается как это работает,то я наблюдал ранее, но это не как не работает,прошла черная кошка и ничего,человек с пустым ведром и тоже ничего,вообщем ни одна примета которую я знаю на мне не сработала.Хочу вам предложить очень интересную книгу,которая вам расскажет о суевериях и не только, более подробно,вы узнаете много интересного о приметах и гороскопах в очень интересной книге в Плену суеверия.

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/751679-chto-takoe-sueverie-i-primety-kakim-obrazom-eto-vse-rabotaet.html

Цокольный сайдинг цена в барнауле.

Приметы, поверья и суеверия – фантазия или знаки Судьбы?

Расколотые зеркала, зловещие перекрестки, поломанные подковы, черные кошки, летучие мыши, домовые и другая злая сила – это список народных предрассудков, полученных в наследство от предшествующих поколений. Тем не менее, имеются вполне мифические знаки, которыми люди пользуются в обыденной жизни, не обращая внимания на их эксцентричность. Это мировоззрение, народная мудрость, воспринятая с первых дней жизни, продолжает использоваться неукоснительно до настоящего времени.

Означают ли благоприятные знаки, что вас ждет благополучие? Так ли важно знать, чего нельзя делать в определенные дни, например, в полнолуние? Нужно ли бояться грозы с громом, просыпанной соли? Есть ли смысл в «гадалке чихалке», и вообще должен ли человек обращать внимание на такую банальную вещь, как чихание? Попробуем в этом разобраться.

Обычай беречь соль – в величине предубеждения

Поговорка, будто просыпав соль, будешь плакать, знакома многим с детства. Мол, сей знак предрекает много бед и размолвок. В разных ситуациях взаимоотношение человека с солью разностороннее. Можно припомнить напутствие новобрачным скушать вдвоем «пуд соли».

Возникновение приметы о просыпанной соли имеет отношение к XVII веку, когда эта приправа была в дефиците, и потому ценилась очень высоко. Поэтому и проявлялась, порой до фанатизма, излишняя расчетливость в использовании соли. И когда ценный продукт просыпался на пол, понятно, что ответом на это становились размолвки и скандалы. Старинный предрассудок сохранился и до наших дней.

суеверие что такое

Ответом на внушающие страх приметы стали всевозможные отчитки и прочие простейшие магические действия. В случае с просыпанной солью поверье гласит: «Рассыпал соль – посмейся и постучи по лбу сильнее».

Допускается еще собрать рассыпавшуюся соль и посыпать ей темя. Примета с пересоленной пищей несколько другая. Считается, что женщина, пересолившая блюдо, – влюблена.

Свистеть в помещении – к потере денег

Невзирая на то, что в 60-е годы считался модным художественный свист в музыке, общественное мнение к этим фамильярностям было настроено неоднозначно. Свистеть в помещении не полагалось, чтобы «не потерять (не высвистеть) деньги». Для всех суеверных людей, которые деньги воспринимали как источник благополучия, данная примета была действенна всегда.

Насвистывать в компании других людей – значит проявить к ним полное неуважение, невежливость. Считается, что свистом в жилище привлекается злой дух. По иному поверью посвистывание пугает домовёнка. Хранитель домашнего очага может обратиться в бегство, забрав с собой не только удачу, счастье, достаток, но и семейную гармонию. Взамен домовому, в дом приходит вольный ветер, «выдувающий накопленное за долгое время богатство».

«Ветреный» момент этого суеверия издревле нагонял страх в сердца мореходов. Они считали всякий мощный ветер первым признаком приближающейся бури или шторма, а это для моряков того времени сие – практически верная погибель. Поэтому в среде мореплавателей не полагалось свистеть ни в компании, ни для себя.

Между тем подлинные истоки этого суеверия надо искать в духовной связи. Ведь свистом можно утратить защиту Пречистой Божьей Матери. Также ходит поверье, что одновременно с деньгами можешь и память «просвистеть».

Пойдешь по чужим следам – потеряешь ноги

Предвзятое мнение, перечить которому можно невероятно долго. Но от этого оно не перестанет быть значимым для суеверных людей. В предшествующие годы следы нередко «заговаривали». Происходило это от того, что вооруженных столкновений и военных событий было намного больше, чем в настоящее время. И поэтому, убегая от гнавшихся по пятам врагов, люди, в прямом смысле слова, «заговаривали» свои следы. Считалось, что идущий по следам враг потеряет если уж и не ноги, то здоровье и везение.

Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!

Источник: http://vse-talismany.ru/vsevozmozhnye-narodnye-sueveriya

Суеверие. Что такое суеверие

Предрассудок, состоящий в том, что индивид принимает за реальность неведомые силы, способные предвещать события и даже влиять на них. Содержит допущение, часто неосознанное, что от этих сил можно найти защиту или вступить с ними в компромисс. Поэтому суеверие, как правило, проявляет себя на поведенческом уровне в редуцированных обрядовых формах: ношении талисманов, татуировке, магических жестах и пр. Особое место занимают приметы: определенным событиям приписывается прогностическое значение. Психологическая специфика исключительной устойчивости суеверия связана с тем, что случаи их подтверждения прочно фиксируются, а факты явной ошибочности вытесняются. Суеверия имеют глубокие исторические корни и носят несистематизированный характер; древние религиозные верования, часть коих они составляли, давно ушли в прошлое. Первичные интенции — желание заглянуть в ближайшее будущее, избежать неблагоприятных ситуаций, и прочие — сохранились в психике и могут способствовать распространению суеверий, особенно в экстремальных обстоятельствах. Психология аналитическая приписывает суевериям архетипическую природу (-> архетип).

Определения, значения слова в других словарях:

Большой словарь эзотерических терминов — редакция д.м.н. Степанов А.М

отклонение от «истинной веры», при котором каким-то элементам невидимого мира придается гипертрофированно большее или в корне неверное значение. «Истинной верой» может быть как любая религия, так и научное мировоззрение. Суеверие возникает в результате продолжения существования.

ложная («суетная») вера, воспринимаемая как очевидное заблуждение. Чаше всего к суеверию относят проявления ранних и родоплеменных религий, сохранившиеся вне современных религиозных систем: веру в защитную силу фетишей (талисманов), вещие сны, ведьм, гадания, колдовство и т. п.

Предрассудок, в силу к-рого мн. происходящее представляется проявлением сверхъестеств. сил и предзнаменованием. Служители различных религий часто относят к С. все непризнаваемые ими верования как не имеющие под собой никаких оснований. По существу же сама вера в существование.

Приписывание религиозного значения всему, что не имеет такового. Предмет суеверного отношения, в отличие от предмета веры, поддается познанию человеческим разумом, что и дает критерий отличия веры от суеверия по их содержанию: вера неотделима от истины, а суеверие — от.

Гороскопы, черные кошки, разбитые зеркала, постучать по дереву, найти клевер с четырьмя листьями… Суеверия окружают нас и определяют многие из наших повседневных решений. Но почему мы поддаемся влиянию суеверий? В этой статье дается ряд объяснений природы суеверий и тех психологических механизмов, которые лежат в основе суеверного поведения.

Вы суеверный человек? Большинство из нас в определенной степени суеверны, одни больше, другие меньше. Мы повсюду можем увидеть проявления суеверного поведения. И как известно, каждая культура имеет свои собственные суеверия. Например, в китайской культуре подстригать ногти поздно вечером является символом невезения, так как это может привлечь призраков. Кроме того, каждый человек может также придумывать личные и особенные приметы, основанные на его жизненном опыте.

Вот некоторые из суеверий, которые приносят удачу, или хорошие приметы: найти клевер с четырьмя листьями; одеть на свадьбу что-нибудь старое, что-нибудь новое, что-нибудь чужое и что-нибудь голубое (эта примета пришла в нашу культуру из западных традиций); сплюнуть и постучать по дереву; скрестить пальцы; бросить монетку в фонтан; загадать желание, задув свечу, увидев падающую звезду, или когда у вас падает ресница; подковы…

Среди плохих примет у всех на слуху такие, как: пройти под лестницей, подарить желтые цветы, увидеть черную кошку, перебегающую вам дорогу, рассыпать соль, разбить зеркало, открыть зонт внутри комнаты, пятница 13-е…

Природа суеверий

Суеверие — это убеждение, что одно событие или ритуал (событие 1) влияет каким-то образом на другое событие (событие 2), при отсутствии какой-либо реальной взаимосвязи между ними.

Некоторые примеры суеверий:

Загадать желание и задуть свечи на торте — это пример суеверного поведения

Как рождаются суеверия? Теория Скиннера: оперантное обусловливание

В основе суеверий лежит очень важное явление, которое в психологии известно как оперантное обусловливание , и впервые упоминается известным американским психологом Б.Ф. Скиннером в начале XX века.

Скиннер провел эксперимент с голубями, который состоял в следующем: в течение нескольких минут в день механизм, встроенный в клетки, выдавал им пищу через регулярные промежутки времени. Путем наблюдений за поведением голубей было установлено, что птицам свойственно суеверное поведение. Они верили, что действуя определенным образом или реализуя некую активность, могут приблизить выдачу пищи.

По результатам исследования три четверти голубей стали суеверными.

Как это случилось? Почему голуби Скиннера стали суеверными? В тот момент, когда появилась еда, голубь осуществлял некий вид деятельности, в большей степени случайный, например движение головой из стороны в сторону. Когда он видит пищу, это поведение усиливается или вознаграждается. Таким образом, устанавливается связь между этими двумя событиями (появление еды и движение головы), заставляя голубя поверить, что именно это движение головы вызвало появление пищи. Тогда голубь продолжать движение головой, в надежде, что пища появится снова.

То же самое происходит и в организме человека. Если, например, во время удачного романтического свидания, на нас была одета определенная, «счастливая» рубашка, мы начинаем верить, что именно эта рубашка делает нас успешными. Поэтому мы, как правило, одеваем эту же рубашку на все последующие свидания, чтобы быть на высоте.

Помимо этого здесь также имеет место другой феномен, так называемый уклон подтверждения . Под действием этого явления люди, как правило, склонны искать подтверждение своим убеждениям, обращая внимание только на факты в их поддержку, и игнорируя все аргументы против. Таким образом, мы как будто забываем о тех случаях, когда встреча с черной кошкой нам не принесла ничего плохого, и мы помним лишь те моменты, когда черная кошка стала «предвестником» неудачи. Так, суеверия продолжают быть частью нашей жизни.

Почему мы суеверны?

Согласно исследованию , проведенному в университете штата Канзас, есть три причины, объясняющие почему люди суеверны:

Суеверные люди, какие они?

По мнению этих исследователей, более вероятно, что люди, которые верят в судьбу и полагают, что именно судьба управляет их жизнью, по своей природе являются суеверными.

Суеверие чаще встречается у людей с внешним локусом контроля. То есть, у тех, кто привык искать причины происходящего вне самого себя, зачастую обвиняя других людей, или ситуации… В то время, как люди с внутренним локусом контроля , которые предполагают, что они несут ответственность за все происходящее с ними обычно менее суеверны.

Женщины, как правило, более суеверны, чем мужчины. Это может быть связано с культурным базисом женщины, которая традиционно была хранительницей домашнего очага, большую часть времени проводила дома и зависела от мужчины. Исторически обусловленное отсутствие возможности самостоятельно принимать решения и брать инициативу в свои руки заставляет женщин ощущать недостаточность контроля над своей собственной жизнью.

Проблемы суеверного поведения

В большинстве случаев суеверия безобидны, и сами по себе не причиняют никакого вреда. И более того, зачастую они помогают нам взять под контроль уровень тревожности. Тем не менее, когда они переходят адекватные границы, это может быть опасно.

Это то, что случилось со Стивом Джобсом, основателем компании «Apple», который надеялся вылечить рак с помощью псевдонаучной терапии. Когда он поменял свое мнение и решил довериться традиционной медицине, было уже слишком поздно.

Как избежать суеверного поведения?

По мнению американского исследователя Дональда Сокир, существуют методы, которые помогают нам отказаться от суеверного поведения.

1- Возьмите свою жизнь под контроль

Чтобы избежать суеверного поведения необходимо перестать верить в невезение и взять под контроль то, что мы делаем. Следует признать свою ответственность за происходящее. Иногда мы используем неудачи, чтобы уйти от чувства вины, но вместо этого мы должны сосредоточиться в первую очередь на том, что мы можем сделать, чтобы избежать сложных и проблемных ситуаций в будущем.

2- Будьте решительны и активны

Людям, которые являются менее активными, стоит большого труда принимать решения, и, как правило, они легко поддаются суевериям. Проактивные люди имеют обыкновение контролировать свою жизнь, принимать решения и брать на себя инициативу. Поэтому они менее суеверны. Вы сами привлекаете удачу в свою жизнь вашими же действиями, а не ритуалы и амулеты!

3- Избегайте ситуаций, в которых вы зависите от невезения

Неудача не произойдет, если случаются только хорошие вещи. Если происходит что-то плохое, и вы считаете это неудачей, превратите это в механизм преодоления трудностей после того, как событие произошло, а не до его начала. Как говорится, решайте проблемы по мере их поступления.

4- Контролируйте свой уровень тревожности другим способом

Избавьтесь от суеверного поведения и сопутствующих ему ритуалов. Если факт отсутствия «счастливой» рубашки или ручки на экзамене заставляет вас сильно нервничать, попробуйте применять техники релаксации или , чтобы контролировать ваш уровень тревожности. Вы также можете использовать другие практические советы, чтобы сдать экзамен и быть на высоте.

Перевод Александры Дюжевой

С давних времен люди передают другу различные поверья и суеверия. «Знаки судьбы» держали в страхе большую часть населения, особенно пагубно они отражались на детской психике. Несмотря на великие достижения в технике и науке, до сих пор имеются преданные поклонники примет, которые с кровати не встанут без специальных талисманов и амулетов. Но ученые уверены, что суеверие — это совместная деятельность самовнушения и природных явлений. Иногда обычным совпадениям люди придают ту мистическую силу, которой они не обладают. Давайте поговорим об этом пласте народной культуры и рассмотрим, что означает суеверие.

Загадочная человеческая природа

Особенность людей такова, что им хочется во что-то верить. Они ищут знаки, которые могут предсказывать хорошее или плохое. Каждая нация имеет свои поверья, предупреждающие об опасностях и невзгодах.

Эта тема не теряет актуальности и сегодня. Даже взрослые и вполне серьезные люди находят себе талисманы, которые наделяют владельца особой силой. Они искренне уверены, что именно эти вещицы помогают им добиваться успехов и достигать поставленных целей.

Человеческое любопытство безгранично. Люди хотят знать, что их ждет впереди, какие преграды им придется преодолеть. Мифы помогают уйти от реальности и переложить собственную ответственность на некие силы. Народное суеверие оправдывало многие неудачи, хотя намного полезнее для человека было бы собрать силу воли в кулак и начать действовать.

Многие приметы объясняются уже давно известными законами физики, химии и других точных наук. Но людей тянет к мистификации, потому что верить в рок гораздо проще и легче, нет необходимости что-то предпринимать, достаточно сослаться на «знаки судьбы».

Здравое отношение к суевериям большого вреда не принесет, а вот чрезмерное увлечение народными поверьями может обернуться постоянным стрессом. Самовнушение — великая вещь, поэтому стоит все обернуть в хорошие. Постепенно страхи начнут пропадать, когда ничего ужасного случаться не будет.

Приметы с точки зрения церкви

С точки зрения служителей церкви суеверие — это оружие дьявола. Оно рождает страх и калечит судьбы, из-за них люди пребывают в постоянном страхе, поэтому становятся легкой добычей для демонов. Суеверные люди служат не Богу, а злым силам. Чтобы избежать такой участи, нужно владеть знаниями и хранить церковную веру. Необходимо помнить о душе, о вечности и заповедях Божьих.

Суеверие — это уверенность в том, что некоторые явления и события имеют сверхъестественную силу и предсказывают будущее. Но такая вера не является истинной, она только заменяет подлинную.

Распространенные поверья

Суеверие и приметы настолько прочно вошли в повседневную жизнь, что люди не всегда понимают причины своих поступков, списывая все на подсознание. Подтверждением этого служат самые распространенные приметы, которые известны, должно быть, всем людям.

Пятница, 13-е

Поверье с годами обрастает деталями, которые наводят на людей панику. 13-е число стало синонимом беды и несчастья. Но все намного проще. Корнями это суеверие уходит в Ветхий Завет (история о том, как Каин убил Авеля). Считается, что братоубийство было совершено именно 13-го числа.

Нельзя передавать что-либо через порог

Эта примета жива по сегодняшний день. Суеверные люди уверены, что если это сделать, то обязательно случится несчастье. На самом деле в древние времена закапывали прах предков возле порога, поэтому в этом месте нельзя было стоять или сидеть. Равно как и здороваться и передавать что-то. Тревожить духов было не принято, из-за чего люди всегда заходили в дом, если хотели что-то попросить, либо хозяева выходили к ним во двор.

Почему нельзя возвращаться?

Эта примета также связана с погребением праха предков. Порог воспринимался как грань между двумя мирами — реальным и тем, куда уходят усопшие. Если приходится возвращаться с полпути, значит, человек не выполнил задуманного. Он недоволен собой. А на пороге его ждут духи предков. Чтобы нейтрализовать негативную энергетику данного поверья, умудренные жизненным опытом люди советовали посмотреться в зеркало, которое способно удвоить силы человека.

Часы — плохой подарок

Даже в современном мире часы дарить не принято. Почему? Точный ответ знают единицы, но все-таки предпочитают избегать такого сувенира. Это суеверие зародилось в Китае, там часы — приглашение на похороны. Считается, что такой подарок будет отсчитывать годы жизни. Чтобы лишить силы, достаточно попросить за часы монетку, тогда это уже будет покупка, а не дар.

Почему мужчины не отмечают сорокалетие?

Народное суеверие указывает на единственную дату, которую не следует отмечать — 40 лет. В большей степени это касается мужчин. Поверье связано с тем, что в Киевской Руси было принято определять, когда тело умершего человека становилось нетленным. Срок этот, должно быть, известен многим — сорок дней. С тех пор это число считается фатальным и несчастливым, его связывают с похоронными традициями.

Присесть на дорожку

Это суеверие связано с верой людей в то, что всем миром управляют духи. Принято считать, что они цепляются к человеку в пути и стараются вернуть его обратно. Если присесть перед дорогой, то это введет их в заблуждение, и они поверят, что никто никуда не уходит.

Суеверие и приметы такого плана имеют и практическое объяснение: перед дорогой полезно спокойно обдумать, ничего ли не забыто, привести в порядок мысли — и только после этого оправляться в путь.

Можно ли есть с ножа?

Считается, что употребление пищи таким образом сделает человека злым. Это обосновано тем, что издавна нож использовали в качестве орудия для добычи еды. К тому же его воспринимали как средство защиты не только от реальной опасности, но и от нечистой силы. Такой сильный магический инструмент заслуживает к себе особого отношения, поэтому кушать с него — значит злить духов.

Но брать нож в рот опасно и по другой, более реальной и «земной» причине: он очень острый и легко может нанести травму. Поэтому в процессе приема пищи целесообразнее пользоваться более привычными столовыми приборами, такими как вилка и ложка. А нож использовать по назначению.

Чем опасны перекрестки?

Если спросить у людей, какие им известны суеверия, многие сразу же вспомнят о перекрестках. Пересечения дорог считаются мистическим местом, где соприкасаются параллельные миры. Поэтому перекрестки «участвуют» в многочисленных магических ритуалах, которые не всегда несут в себе положительную энергетику.

Поднимая вещь на таком участке, можно принять на себя чужую неудачу и проблемы. Чтобы этого не случилось, ни в коем случае не стоит дотрагиваться до любого изделия, которое лежит на перекрестке, каким бы ценным оно ни было.

Почему нельзя ходить в одном ботинке?

Размышляя о том, что значит суеверие, нужно помнить, что многие из них основаны на библейских законах, в частности: Считается, что если ходить в одном башмаке, то можно рано осиротеть. Поэтому разъединять пару обуви опасно. Впрочем, касается это и носков.

Когда выносить мусор?

Одной из самых популярных примет считается та, которая гласит, что нельзя выносить мусор после заката. Наши предки были уверены, что если человек так поздно выносит сор, значит, ему есть что скрывать.

Второе объяснение связано с верой в духов, которые могут быть как добрыми, так и злыми. Чтоб первые могли беспрепятственно входить в дом, нужно заранее вынести из него весь сор и навести порядок. Если не сделать это при свете дня, то на ночлег придут только злые духи.

Тайна чисел

Суеверие чисел занимает особое место среди магических тайн. Цифры сопровождают людей повсюду, начиная с самого рождения. Такие суеверия самые «живучие». У каждого человека есть любимое число, которое, как он считает, приносит ему удачу. Нумерология уходит корнями в древность, когда люди еще не умели пользоваться подобными математическими символами. Но и сегодня они сознательно или неосознанно подчиняются числовой магии.

Суеверие — это дело добровольное, поэтому каждый человек может самостоятельно решать, во что ему верить.

СУЕВЕРИЕ, -я, ср. Вера во что-н. сверхъестественное, таинственное, в предзнаменования, в приметы. Старинные суеверия.

Смотреть значение СУЕВЕРИЕ в других словарях

Суеверие Ср. — 1. Вера в то, что некоторые явления представляют собою проявление сверхъестественных сил или служат предзнаменованием будущего. 2. Предрассудок, основанный на такой вере.
Толковый словарь Ефремовой

Суеверие — суеверия, ср. Религиозный предрассудок, представляющий явления и события в жизни проявлением чудесных сверхъестественных сил и предзнаменованием будущего. С. возникло.
Толковый словарь Ушакова

Суеверие — -я; ср. Предрассудок, основанный на вере во что-л. сверхъестественное. Искоренять суеверия. Впасть в с.
Толковый словарь Кузнецова

Суеверие — (букв. — суетное — тщетное, т. е. ложное), верование, которомупротивопоставляется истинная вера, формулируемая в вероучениях развитыхрелигий. С рационалистической точки.
Большой энциклопедический словарь

Суеверие — — предрассудок, в силу которого происходящее представляется проявлением сверхъестественных сил и предзнаменованием.
Исторический словарь

Суеверие — Любое представление или убеждение, которого придерживаются при отсутствии того, что человек, не придерживающийся этого понятия или убеждения, посчитал бы свидетельством.
Психологическая энциклопедия

Суеверие — — англ. superstition; нем. Aberglauben. Предрассудок, в силу к-рого происходящее представляется проявлением сверхъестественных сил и предзнаменованием будущего.
Социологический словарь

Суеверие — — предрассудок, в силу к-рого мн. происходящее представляется проявлением сверхъестеств. сил и предзнаменованием. Служители различных религий часто относят к С. все.
Философский словарь

), и к различным обычаям, в том числе и народно-церковным, необходимо относиться с рассудительностью, в сомнительных случаях советуясь со священником.

О суеверии

П.А. Флоренский

Чтобы статья моя могла быть понята в желательном смысле, необходимо отчетливо уяснить себе точку зрения, с какой я веду свое рассуждение, и с самого начала принципиально согласиться или не согласиться с нею. Ввиду этого, я остановлюсь на ней настойчивее даже, чем, быть может, это требуется, и заранее скажу о той задаче, которую себе ставлю.

Никто или почти никто, думаю, не будет возражать против мнения, что суеверное представление у известного лица о предмете или явлении возможно лишь постольку, поскольку у него в данный момент на него же нет научного или истинно-религиозного взгляда.

Чтобы установить смысл слова суеверие, я обращаюсь к сознанию, стоящему на довольно высокой ступени развития, но пока еще не имеющему научных или религиозных взглядов и, особенно, не имеющему гносеологии. Вот почему я вполне утвердительно говорю о явлениях вроде вампиризма, первоначально реальных для такого сознания. Придет ли оно к отрицанию или утверждению их после научного образования, мне нет дела. Я хочу наблюдать явления в их в чистом виде; меня, как автора этой статьи, совершенно не касается вопрос о реальности спиритических и т. п. явлений; существен лишь бесспорный психический факт — тот именно, что существуют спириты, существуют люди, верующие в чудеса, существуют оккультисты и поклонники демонолатрии (поклонению демонам, культа нечистой силы). Делать оценку всех этих воззрений я отказываюсь; важно то, что имеются данные сознания известного направления. Они и составляют мой фундамент.

Большинство слов, связанных с каким-нибудь сравнительно отвлеченным понятием и пущенных в житейский обиход, обычно постигает одна судьба: они стираются, обесцвечиваются, и в конце концов их начинают употреблять почти без какого-нибудь определенного, уловимого содержания. Кажется, яснее всего проявилась эта участь над словом, много значащим длясоставления взгляда на мир – словом суеверие. Кстати и некстатиупотребляется оно теперь обществом, особенно с оттенком порицания. Моя задача – фиксировать расплывшийся облик этого слова, очертить туманную границу его применения.

Чтобы показать, как неопределенен смысл этого слова, приведу несколько на удачу взятых определений, причем расположу их в порядке, ведущем к раскрытию истинного смысла слова. «Суеверие,- говорится в «Meyer’s Conversation Lexikon»,- есть состояние доверия, веры в сверхъестественные происшествия, которые не соответствуют, или уже более не соответствуют, вере большинства, или над нею возвышаются». Тут суеверие определяется вполне условно – верою большинства. Но ведь употребляют это слово, вовсе не производя статистических изысканий; да и «большинством» кого именно вера в данное явление делается суеверием? Небольшая группа лиц ведь называет некоторые воззрения крестьянства суевериями, но где же тут большинство?

В своей переписке с Гуго Векселем («Переписка Бенедикта де-Спинозы», пер. Гуревич. Письма LУ – LХ, р. 333-359) Спиноза, среди града насмешек по адресу верящих в духов, разобрав аргументы Бокселя в пользу существования духов, замечает: «Однако, оставив все это (т. е. аргументы), я должен в заключение сказать, что как эти, так и все им подобные основания никого немогут убедить в существовании духов и привидений,- разве только тех, кто зажимает уши перед доводами разума и отдается во власть всяческого суеверия, которое настолько враждебно здравому смыслу, что для унижения авторитета философов готово верить всяким сказкам старых баб». Спиноза тут один выступает против всей народной массы и легиона авторитетов, называя суеверием (хотя и просто в смысле вздорности, нелепости) верование небольшинства даже, а всех поголовно. Особенно хорошо видно, как одинок он был в этом своем мнении, из письма Бокселя (LIХ): «Не защитники, а противники существования духов высказывают недоверие к философам, потому что все философы, как древние, так и новые, разделяют убеждение в существовании духов. Об этом свидетельствует Плутарх в своих сочинениях о воззрениях философов и о гении Сократа. О том же свидетельствуют стоики,пифагорейцы, платоники, перипатетики, а также Эмпедокл, Тиреец Максим, Апулей и др. Из современных также никто не отвергает привидений». Правильно или неправильно употребляется значение слова у Спинозы – не в том дело; так или иначе, но мы видим, как неопределенно значение этого слова и как мало значит большинство для выяснения понятия суеверия.

Точно так же в определении суеверия, которое мы разбираем, ссылка на сверхъестественность событий ничего не поясняет, так как признание сверхъестественности события зависит от точки зрения лица, высказывающего мнение, что данный человек суеверен. А между тем отчетливо чувствуется, что когда мы видим в ком-нибудь суеверие, то мы не считаем своего сужденияотносительным, но считаем его объективно-ценным, как считаем объективно-ценным суждение свое о поведении. Хотя и в том, и в другом случае мы допускаем возможность ошибки, но гипотетически, при условии строгой продуманности и знании всех обстоятельств, мы не считаем свое суждение зависящим от случайных взглядов, как не считает судья своего приговорасубъективным.

Если мы возьмем определение суеверия из словаря Littre (Diction de la langue francaise), то по нему оказывается, что «суеверие есть основанное на боязни или невежестве чувство религиозного почитания, вследствие которого часто приходят к созиданию себе ложных обязанностей, к вере в химеры и упованию на бессильные вещи». Очевидно, и тут понятие суеверия делается неопределенным вследствие ссылки на условные (обусловленные точкою зрения) признаки, как-то: ложные обязанности, химеры, бессильные вещи. Все это находится в зависимости от личных (случайных для самого явления)взглядов лица, высказывающегося о суеверности того или другого человека, и понятно, что об одном и том же случае мнения могут быть прямо противоположные, и притом оба противника будут правы по определениюLittre. Но зато в определении Littre указан важный новый момент: именно тот, что суеверие есть некоторое чувство, и притом типа чувств религиозных. Littreне определяет ближе характер этого чувства, но он все-таки старается определить суеверие по содержанию чувства, по предмету суеверных фактовпсихики, а не по форме их, которая, как будет видно далее, и естьобъединяющий признак этих фактов. Важно не то, по поводу чего у нас есть некоторое чувство (так как предмет чувства случаен), не то, как оно проявляется вовне (заклинания е1с.), а то, как субъект суеверия, суевер, относится к своему представлению.- Неудачность определения Littre, таким образом, заключается в стремлении искать существенный признак суеверных фактов, на почве их содержания и в непризнании собственного, особого элемента у суеверного настроения духа.

Вполне сознательно проводит до конца тот же метод Леман (Леман. История суеверия. С. 12-16). Ограничиваясь исключительно материальной стороной факта, он дает такое определение: «Суеверие есть каждое мнение, не пользующееся признанием в какой-либо религии или стоящее в противоречии с научным взглядом на природу в какое-либо определенное время»,-определение, как увидим, верное, точнее – не неверное, так как оно в сущности ничего не определяет и сводит понятие суеверия на пустое место, не имеющее никакого собственного содержания. Леман говорит только о том, что не есть суеверие; сокращая его определение, мы придем к бессодержательной, очевидно, формуле: «Суеверие не есть ни религия и ни наука»,- формуле, конечно бесспорной, если только принять, что суеверие и религия или суеверие и наука не синонимы.

Систематическое употребление слова суеверие с почти произвольным значением ввело в самое понятие, связанное с этим словом, столько различных признаков, так неопределенно расширило объем этого понятия, что очистить его, оформить мы не в состоянии. Из существующего понятия мы не имеем права устранять какие-нибудь признаки; да и, с другой стороны, этипризнаки походят на головы змеи или гидры, которые беспредельновырастают вновь и вновь по мере их отсечения; удалив один посторонний понятию признак, мы ничем не гарантируем себя от внезапного появления десяти других в другом словоупотреблении. Единственное, что можно сделать, это вовсе отказаться от
существующего понятия и только сохранить само слово (звук) суеверие.

Мы должны сами построить новое понятие взамен старого, выработать его признаки и дать его затем конструктивным определением. Этому выработанному нами понятию мы условно дадим название «суеверие», символизируем его прежним словом; бояться двусмысленности тут нечего: у нас нет двух смыслов слова, так как прежний мы вовсе уничтожили и выкинули вон, по крайней мере до конца исследования. Когда это создание нового понятия будет сделано, мы можем психологически мотивировать поставленное условие – называть выработанное понятие именно суеверием, а не как-нибудь иначе. Эта мотивировка будет заключаться в доказательстве того, что новое понятие есть, так сказать, центр расплывшегося, как пятно,старого понятия: новое понятие является как бы типом целой кучи прежних, объединенных под словом суеверие – и в то же время оно исторический ргша смысла этого слова.

Мы исходили из определений, основывающихся на содержании внешнего проявления суеверия, на содержании результатов суеверного чувства (известных убеждений, действий еtс.), и пришли к мысли, что те внешние формы духовной деятельности, в которых только и можно искать существенный признак суеверия, сами по себе еще не характерны для него, его не определяют.

Всякий раз, когда получается подобное явление, когда определенное понятие, представляющееся ясным, не может быть определено анализом известной части его содержания и, по мере исследования, тает и испаряется,- это обстоятельство уже наводит на мысль обратиться к другой, оставшейся частипризнаков, чтобы там искать существенного. В подобных случаях часто оказывается, что там и лежит главный признак, несводимый к другим и неразложимый – некоторое первоявление в духе. Так, например, стараясь определить понятие нравственности через исследование внешних ее проявлений, мы теряем самое понятие о нравственности как таковой; обращаясь же к внутренней стороне, мы находим специфическую, несводимую сторону деятельности сознания, которая и характерна для явлений нравственности.

Итак, не видя характерного для суеверия признака во внешних проявлениях его, обращаемся к внутренней стороне этого явления, ибо оно имеет две стороны: внешнюю – суеверные действия, то есть волхвование (волшебство, магия), и внутреннюю-служащую причиною внешнего обнаружения.

Одним из основных фактов сознания, если вглядеться в каждое проявление его, является противоположение должного и недолжного в воспринимаемом сознанием. Мы производим оценку явления, поступка, действия и т. д., будет ли эта оценка этическая, эстетическая или касающаяся истинности, разумности явления и вещи. Но если мы делаем оценку, то это самое уже включает в себя мысль об измерении некоторой мерой, именно идеейдолжного и, следовательно, о наличности такой идеи.

Данный поступок нехорош – это значит, что он не удовлетворяет идее должного поступка, что он должен быть иным. Получая мысль и имея свою мысль, свое суждение, мы сознаем их как истинное или неистинное в данном отношении, мы измеряем каждую мысль идеей должной мысли: ложная мысль-это та, которая не соответствует идее должного, лишена права насуществование. Должность и недолжность совместимы, даже всегда совмещены в каждом явлении или вещи, но тем не менее качественно различны – не представляют собой степени одного и того же, а суть некие определители вещи, силы, влекущие ее в прямо противоположные стороны. Никакими усилиями мы не можем отождествить их; сознаваемое ложным может высказываться, но не может быть сознано, как истинное, никакими усилиями, никакими сознаниями. Можно делать зло и притом прекрасносознавать, что это зло, но нельзя никакими усилиями заставить себя делать это, как добро: нельзя угасить совести.

Но почему же к одним объектам сознания мы относимся как к должному, к другим – как к недолжному? Мы верим, что для этого есть объективные основания, что в воспринимаемом нашим сознанием есть свойства, заставляющие нас видеть в одних элементах сознания должное, в других – недолжное.

Для краткости мы будем называть должное Божественным моментом в объектах сознания, а недолжное – дьявольским.
Но возможно еще иного рода отношение к воспринимаемому сознанием. Мы можем к нему относиться только как к данному, как к безразличному данному.
Человеческий ум ограничен миром явлений. Чувственное восприятие служит единственным источником нашего знания.
Но один опыт, т. е. совокупность прошлых, испытанных состояний, еще не есть знание; таким путем мы еще не придем к достоверным обобщениям. В том, что такие-то и такие-то данные опыта, нет ручательства, что так было и раньше, что так будет впоследствии, что так должно быть и что иначе не может быть.

Опытное познание возвышается на степень достоверного знания при условии синтеза данных опыта с априорными идеями или принципами. Как условия, как законы человеческого сознания, априорные принципы имеют для опыта всеобщее и необходимое значение, т. е. опыт всегда и везде осуществляет их. Все сознаваемое человеческий ум не может сознавать иначе, как в этихаприорных формах; напр., все сознаваемое должно быть подчинено закону причинной связи, или – все внешние предметы могут быть сознаны только в трехмерном пространстве и пр.

В переработке показаний опыта в знание, в приобретении достоверного эмпирического знания без осложнения его оценкою с точки зрения каких-то норм и заключается отношение к воспринимаемому как к безразличному, данному.

Безразличное данное стоит, так сказать, на границе между должным и недолжным. Его положение есть положение равновесия, но равновесия неустойчивого. Я бы сравнил также должное и недолжное в совокупности с плоскостью, а данное с линией: по одну сторону линии безграничное должное, по другую – безграничное недолжное, но сама линия есть лишь граница того и другого, место перехода от должного к недолжному или наоборот. И в то же время про нее можно сказать, что она часть плоскостидолжного и часть плоскости недолжного. Если мы обратимся к процессу перехода от должного к недолжному, как он отражается в сознании субъекта, то эта неустойчивость положения безразличия резко бросается в глаза всякому, особенно же в области этики. Если само по себе ни одно действие не есть ни благо, ни зло, а только становится тем или другим, поскольку оно производится субъектом действия, определено к действию своему относящимся, то данный поступок, как благо, от него же, как зла, отделяет одна только черта. В частности этот вопрос выясняет Вл. Соловьев. «Как бы мне яснее обозначить и определить,- говорит он,- тот узкий, но единственно надежный путь (сравн. у Пушкина: «Спасенья узкий путь и тесные врата»), которым должно идти человечество между двумя безднами, бездною мертвого и мертвящего «непротивления злу», с одной стороны, и бездною злого и также мертвящего насилия – с другой? Где проходит черта,которая отделяет принуждение, как нравственную обязанность и как подвиг самопожертвования за других, от насилия, как обиды, как неправды, как злодейства? Есть же эта черта, и прежде чем давать ей логические определения, спросим человеческую совесть, может ли кто-нибудь – независимо от всяких религиозных убеждений,- по совести осудить христианского подвижника, когда он благословляет и ободряет вождей и воинов, идущих освобождать «отеческую землю от рабства иноверцам и чужеземцам?» и т. д. [Вл. Соловьев. Статья «Немезида». С. 205 (в сборнике «Три разговора»)].

В отношении к воспринимаемому мы установили три момента; но отсюда еще вовсе не следует, чтобы все три давались равноправно в каждом восприятии, в отдельности взятом. В каждый момент мы обращаем полное внимание только на один из указанных моментов, а два другие остаются в тени, хотя несомненно имеются налицо и неясно сознаются.

Если же начинает производиться исследование и в результате исследования по тому или другому мотиву сознание приходит к утверждению объективности восприятия одного момента и субъективности двух других, то оно, сознание, понятно, стремится затушевать то, что считает иллюзорным, не имеющим значения для цели, к которой сознание идет. Это ведет каждогосубъекта к восприниманию вещи или явления со своей особой точки зрения, отличной от точек зрения других субъектов; постоянное же преобладание одного из моментов в восприятии данного лица заставляет его видеть окружающее всегда в одном цвете.

Соответственно преобладанию одного из трех моментов в отношении к воспринимаемому устанавливается три типа отношений, на почве различия которых и возникают различия в основных трех мировоззрениях: религиозном, научном и том, которое мы условимся называть суеверным мировоззрением или оккультизмом. Рассмотрим особенности этих трех способов отношений и трех мировоззрений.

Если явление воспринимается так, что в нем сознанию являетсяисключительно или почти исключительно Сила Божия – сила должного, вызывающего непосредственно явление; если вещь, как нечто самостоятельное, становится прозрачной и мы сквозь прозрачную оболочку усматриваем действующую в ней силу Благого, то это восприятие существующего, как беспримесного результата деятельности Божества, можно назвать восприятием чуда, чудесным восприятием, а самое явление, поскольку и лишь поскольку оно так воспринимается,- чудом; мы в нем усматриваемнепосредственную активность положительной силы.

Если же мы начинаем смотреть на мир всегда или почти всегда именно таким образом, если мы в нем усматриваем вечное чудо Божие, то у нас образуется на почве таких восприятий мировоззрение, которое следует называть религиозным, так как в религии по преимуществу (но далеко не исключительно) имеется такой способ восприятия. В этом смысле чудо есть результат веры, если только под последним словом мы понимаем непосредственное усмотрение действий Благой Силы. Каждое явление, как оно является в опыте, построится нами, но не только формами созерцания и рассудочности, дающими лишь возможность бытия, но и теми формамидуховной деятельности, которые обусловливают восприятие явления и вещи, как подлинно реальных и действительных в каком-то смысле, и через то связывают бытие вещи с причинами, его вызывающими. Отказываясь от возможности воспринять чудо, мы отказываемся и от известного способа восприятия мира: «Погасла вера в сердце, не признавшем ее детей любимейших – чудес» (Гете). Ввиду этого большая ошибка думать, что если тот или другой человек «уличен» в «поддельных чудесах», что еслиобнаружено и найдено «объяснение чуда», разгадка, то чуда и не было. А результатом этого мнения является часто отрицание чудес вообще.

Чудо не заключается в факте. Почему вы, неверующий, знаете, что Бог не захотел проявить Свою волю именно этим способом, хотя даже через фокус? «Кто Павел? кто Аполлос? Они только.служители, через которых вы уверовали… Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог… ибо мы соработники у Бога, а вы Божия нива, Божие строение» (Коринo. 13). Чудо – в отношении к факту. Все может и все должно быть объяснимо научнымобразом, получить свою причину в мире явлений же; в этом смысле все естественно, совершается по законам. Но, поскольку Божество не может быть воспринимаемо и мыслимо только как трансцендентное миру, но и как имманентное, поскольку невозможен чистый деизм,-каждое явление, кроме такого научного понимания, может быть воспринято кем-нибудь в виде чуда; в этом смысле все чудесно, все может быть воспринимаемо как непосредственное творение благости Божией. В жизни многих ученых, например, бывали моменты, когда восприятие бывало именно такое; стоиттолько вспомнить исполненные пафоса слова Кеплера, Сведенборга и др. Эккерман («Разговоры Гете, записанные Эккерманном». 11325, пер. Аверкиева) описывает, например, одну прогулку с Гете, во время которой разговор шел об естественноисторических предметах. «Холмы и горы,- говорил он,- были покрыты снегом, и я заметил большую нежность желтого цвета и то, что в расстоянии нескольких миль, при посредстве промежуточной туманной среды, темное скорее является голубым, чем белое желтым (NВ: это важно для гетевской теории цветов). Гете согласился со мною, и мы затем говорили о высоком значении первоявления, за которым, кажется, непосредственно видишь Божество.- Я не спрашиваю,- сказал Гете,- обладает ли это Высшее Существо пониманием и разумом, но чувствую, что Оно – само понимание, сам разум. Все творения проникнуты им, и человек настолько им озарен, что может понимать Высочайшего».

Сколько событий, на посторонний взгляд пустяшных, Гете относил к Благой Силе, называя ее «Демоническое». Но и для средних людей восприятие окружающего, как чуда, имеется даже гораздо чаще, чем это обычно предполагается. Всякий, конечно, испытывал на опыте, что не пустая метафора – эти слова:

«Когда волнуется желтеющая нива…
Тогда расходится души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе,
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога».

Сказанное мною о чудесах особенно ясно делается на миросозерцании евреев. «Если современное научное миросозерцание,- говорит князь С. Н. Трубецкой (Учение о Логосе. Т I. Р.241),-не допускает чуда, как произвольного нарушения законов природы путем сверхъестественного вмешательства, то можно сказать, что еврей, наоборот, не знал другого закона природы, кроме «уставов» Ягве и его непрерывно действующей энергии. Позднейшее схоластическое понятие о чуде основывается на признании более или менее обширной области явлений, изъятой из среды постоянного живого действия Промысла, который лишь время от времени вмешивается в эту область внешним образом, нарушая естественный ход событий. Такое понятие о чуде, в сущности, само основывается на частном допущении механического миросозерцания, и потому в конце концов оказывается бессильным против него. Еврей не знает чудес в этом смысле, потому что для него вся природа с видимою закономерностью ее явлений есть великое и непрестанное чудо Божие. Среди этих явлений он признает особые «знамения»; но эти знамения Божий совершенно входят в законы природы, как он ее понимает». Эти немногие слова князя С. Н. Трубецкого до такой степени выясняют сущность религиозного мировоззрения, что я считаю нужным указать еще только следующее: раз сами по себе факты природы, как и факты духовной жизни, не разнятся между собою ни при последовательно проведенной религиозной точке зрения, ни при последовательной научной, о которой сейчас будет говориться, то разница между ними должна быть в способе отношения к этимфактам; уже существование самого слова «чудо» или, как говорит князь С. Н. Трубецкой, «знамение», указывает на это.

Но, помимо указанного религиозного воззрения, возможно еще и другое, в котором доминирует обусловленность вещи от действующих в ней сил. Последовательно провести такой способ воззрения, так сказать, выкристаллизовать в чистом виде восприятие вещи, как результата сил (поскольку сама вещь отлична от сил, ее производящих),- и составляет задачу науки.

Чтобы всесторонне познать вещь, мы должны предварительно односторонне рассмотреть ее с каждой точки зрения отдельно; синтез нежелателен до того, как будет резко проведен каждый способ восприятия в отдельности: иначе вместо соединения в целостное воззрение разнородных взглядов у нас получится смешение еще не успевших оформиться элементов, вместогармонии получится шум. Значит, мировоззрение научное может и должно проводить до конца свою точку зрения, рассматривать мир как целое – самостоятельным, живущим своею замкнутою жизнью, недоступною посторонним воздействиям; оно может утверждать, что мир связан в своих элементах, как явлениях, и что только эти связи могут быть принимаемы в расчет при научных изысканиях. Но утверждать это далеко еще не значит отрицать все другое; если наука может и должна развиваться в наивозможнейшей чистоте своих методов, то из этого еще не следует, чтобызанимающиеся ею не могли иметь одновременно разносторонних восприятий. Ценность всего мировоззрения не в сером, смешанном однообразии, а в живом единстве многообразных элементов.

Из сказанного уже можно догадываться, исходя из какого признака, я хочу дать определение суеверию. Под суеверным отношением к воспринимаемому (суеверием) мы станем понимать восприятие вещи по преимуществу со стороны недолжной, если мы усматриваем в ней непосредственно (мистически) или посредственно (рассуждением) злую силу; ее очень метко народ характеризует именем нечистой силы, нечистью, неладным, недобрым, некошным (поганый), немытым, немытиком, царем или князем тьмы (С. Максимов. Нечистая сила. С. 10-11), поскольку она является именно отрицанием чистого, ладного (стройного), доброго.

Если суеверие, суеверное восприятие окружающего начинает преобладать, то на почве такого преобладания, такой односторонности складывается новый, третий и последний основной тип мировоззрения – оккультизм, суеверное мировоззрение, которое можно было бы назвать отрицательным религиозным мировоззрением, потому что оно основывается на том именно, на что необращает внимания религиозное мировоззрение (в том смысле слова, о каком говорилось ранее), и, наоборот, само не видит того, что лежит в основании религиозного мировоззрения.

Истинное чудо совершается в духе верующего, когда усматривает он в видимо случайном и феноменально-причинном волю Того, которым вся быша1 так же, как и это явление. «Причиною, почему не верят истинным чудесам,- говорит Паскаль (Паскаль. Мысли. Гл. XXII, VI),- служит недостаток любви. «Но вы не верите, ибо вы не из овец моих». Причиной веры в ложные чудесаслужит тоже недостаток любви».- «Пришествие беззаконника, говорит апостол, по действию сатаны будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что не приняли любви истины для своего спасения» (II Фессалон. 9, 10). Чудеса тут ложные именно потому, что они воспринимаются, как производимые человеком греха, сыном погибели, противящимся и превозносящимся «выше всего, называемого Богом, или святынею, так что в храме Божием сядет, как Бог, выдавая себя за Бога» (II Фессалон. 4). Ложность «чудес» этих в том, что действия «сына греха» станут восприниматься, как его собственные действия, а пониматься, как действия Бога, за которого он себя будет «выдавать,- как чудеса. Это будет то, что мы назвали отрицательными чудесами; ошибка тут будет в истолковании своих восприятий, и она – от недостатка любви.

Всякий факт может и должен быть объяснен, но и всякий факт, как отблеск Предвечного, может возбудить по отношению к себе чувство благоговения. И, действительно, настоящее чудо и должно состоять именно в таком рационально объяснимом, в широком смысле (но не поспешно объясняемом), явлении. Даже высшее чудо – воскресение Христа – есть явление естественное, но пока только единственный пример, так сказать, высшего закона же. Уже по одному тому это есть естественное явление, что все будетподчинено закону воскресения: все мы воскреснем; а, с другой стороны, воскресение есть разумная необходимость (Соловьев). Конечно, мы не можем определить жизненного процесса (в широком смысле) с точки зрения научного рационализма. Но ведь даже механизма заряжения электричеством кондуктора мы не можем объяснить, да и механизма мало ли еще чего, по-видимому самого простого, не можем описать; но это нисколько, с точки зрения научного мировоззрения, не мешает нам считать такие явленияестественными и разделыюобъяснимыми. Было бы нелепостью требовать сейчас объяснения всех явлений жизни и таких особенно, где происходит воздействие духовных причин и имеются нравственные двигатели. Мы можем только видеть «божественную» необходимость <«divina necessite» – по терминологии Леонардо да Винчи), «разумную» (по терминологии Гете), факта воскресения, но, разумеется, теперь еще невозможно объяснить или даже объяснять способ воскресения. Но если даже предположить, что никогда подобные явления не будут объяснены, то все-таки оттого они нисколько не делаются невозможными.

Суеверие есть такой способ отношения к вещи или событию, что они при нем воспринимаются как нечто происходящее от злобной и нечистой силы; внутренне осуждаются, как нечистое, бессмысленное, злое. При нем мы видим в вещи недолжное, какое-то зловещее и темное порождение сил, стремящихся сделать все нечистым; мы чувствуем странный ужас и не можем в любопытстве и влечении оторваться от созерцания такой вещи; что-то чуждое и темное входит в нас, завладевает нами. После удовлетворения любопытства чувствуется брезгливое отвращение ко всему, как будто подслушали что-нибудь или подглядели. Следующие слова Гофмана (Гофман. Житейская философия Кота Мура) поясняют вопрос: «Людей более удовлетворяет смертельный ужас, чем естественное объяснение того, что кажется им призрачным; им мало этого мира, они хотят еще кое-что из другого мира, не требующего тела для того, чтобы быть открытым.
– Я не могу понять, мейстер, вашего странного вкуса к подобным штукам (фокусам),-сказал Крейслер.-Вы приготовляете чудесное из разных острых снадобьев, как какой-то повар, и воображаете, что люди, фантазия которых так же плоска, как желудок у слизняков, будут раздражаться такими вещами. Нет ничего неприятнее, когда после таких проклятых фокусов, раздирающих человеку сердце, вдруг оказывается, что все это произошло естественным образом.
– Естественным! – воскликнул мейстер Абрагам,- как человек изрядного ума, вы должны признать, что ничто в мире не происходит естественно, да, ничего! Или вы думаете, уважаемый капельмейстер, что если нам удается данными средствами произвести известное, определенное действие, то для нас будут ясны его причины, проистекающие из тайны природы? Вы когда-то относились с большим уважением к моим фокусам, хотя не видали никогда лучшего из них, перла всех моих фокусов… именно он более всех других мог бы вам доказать, что простейшие вещи, легко поддающиеся механике, часто соприкасаются с самыми таинственными чудесами природы и могут производить нечто, остающееся необъясненным в самом простом смысле слова» (далее описывается этот фокус, где девушка в экстатическом и сомнамбулическом состоянии давала предсказания и т. д., и звуки ее слов передавались трубами стеклянному шару, висевшему в пустой комнате). По поводу этого мне хочется указать еще на одно обстоятельство. Д-р Леман, per fas et nefas (правдами и неправдами), устроивший решительную облаву на спиритизм, пожелал доказать наличность фокусничества на сеансах («Иллюстрирован, ист. Суеверий и Волшебства». Д-ра Лемана. С. 404-413 русск. издания. 1891 г.). С этой целью он сам выучился фокусам и давал сеансы; присутствующие, по утверждению Лемана и судя по его отчетам, дались в обман. Но при этом, после разоблачения своих фокусов, он не стесняется заявить, через несколько страниц, следующее: «Даже при моих медиумических опытах (ранее он их называл фокусами) обнаружились некоторые указания на в высшей степени замечательные психические феномены, обусловившие отчасти мои успехи, и я уверен, что наличность такого рода явлений именно и отличает медиума от простого фокусника». Интересно только было бы выяснить: недобросовестно ли составлял он свои отчеты, не говоря о явлениях, наличность которых желал отрицать? или сам воспылал желанием славы медиума? или, быть может, его тоже обманули собственные фокусы?

Как для восприятия чуда нужна вера, способность усиленно воспринимать Божественный момент вещи или события, так и для восприятия отрицательного чуда, для наличности суеверия, необходима способность повышенного восприятия дьявольского момента вещи. Тут отрицательным чудом мы называем объект суеверия в параллель к отрицательной религии – оккультизму, представляющему систематизированное суеверие. Как чудо является следствием веры, так и отрицательное чудо есть следствие суеверия; народная мысль утверждает относительно этого следующее: «Последнее время нечистая сила стала редко появляться, потому что нынче в нее мало верят» (Андерсон. «Норвежская сказка». Цитирую на память).

Мне представляется полезным разъяснить высказываемые взгляды на конкретных примерах; ограничусь, впрочем, немногим.
Что может быть естественнее тени, отражения в воде или отражения в зеркале? Как-то даже, на первый взгляд, странно говорить о том, что такое обыкновенное явление может воприниматься суеверно. А между тем у многих первобытных народов тень служит предметом суеверного ужаса, как какое-то порождение злобных сил или, наоборот, как самостоятельное живое существо.Тут, быть может, является мысль о какой-то чуждой нам и темной силе, которая дробит нас, выделяет из нас нечто существенное. Невольно припомилается тут Бальзаковская теория дагеротипа, по которой каждый фотографический снимок уносит с собой части души, так сказать, снимает слой души.

На детях особенно хорошо наблюдать суеверный страх перед тенью. Один мальчик (ему тогда было 2,5 года), известный мне лично, никак не мог быть уложен спать при свечке; тени, даваемые ею, наводили на него полнейший ужас. Он начинал кричать «тень!», ночью вскрикивал и часто просыпался. Так длилось около месяца и повторялось каждый р«з, как вносили свечу. Увидев же раз свою тень днем, он обнаружил живейшее беспокойство и началпрыгать и вертеться, чтобы избавиться от нее. Но и взрослые также могут обнаруживать особое чувство – чувство жуткости – по поводу тени. Кто не испытывал мгновенного ужаса, увидав внезапно свою тень на стене, или когда тени подымались вдруг перед угасанием свечи? Кто останется вполне равнодушным к тени, прочитав «О человеке без тени» Андерсена, или к зеркальному изображению, прочитав у Гофмана о человеке, подарившем своеотражение? А Суворов, боящийся зеркал и приказывающий всюду их завешивать? Наконец, «Тени» Сологуба; останутся ли они незамеченными после чтения рассказа?

Я остановился на этих явлениях со сравнительной подробностью, чтобы показать, как может восприниматься суеверно то, что в большинстве случаев кажется обыденным и обыкновенным. Можно думать, что это явление (тени) стоит в более тесной связи с явлением двойников, в еще большей степени вызывающими суеверный ужас. Чтобы не останавливаться на этом, отсылаючитателя к случаю с Эмилией Саже у Делль-Оуэна (см. также у А.Аксакова «Анимизм и спиритизм». 2-е изд. С. 530-539). А между тем эти явления, как и тени, могут изучаться и изучаются научным восприятием (этим нисколько не предрешается вопрос об их наличности: научно изучать мы можем, напр., рассказы о них).

Все связанное с явлением смерти как-то особенно привлекало и привлекает к себе внимание; все три момента в восприятии тут выступают особенно резко, и мы находим в области явлений смерти, кажется, наилучшие примеры, что одно и то же явление может восприниматься совсем различно. Тело умершего, напр., служит одновременно объектом суеверия и научного исследования и благоговейного почитания, смотря потому, воспринимаем ли мы какие-то темные силы, действующие в нем, физико-химические процессы или, как в мощах, Силу Благую, поддерживающую нетление. Но ясно, что в последнем случае вовсе не важен факт нетления сам по себе: в сухом климате, напр., трупы часто успевают высыхать ранее, чем разложатся, а их между тем никто не считает за мощи. С другой стороны, почитаемые весьма раскольниками,напр., мощи могут далеко не производить того же впечатления и направославных: даже наоборот, последние могут видеть в них объект суеверия. Но и помимо того, труп может служить объектом суеверных действий: «Чтобы погубить людей насильственной смертью, колдуны имеют обыкновение выкапывать трупы, особенно тех, которые были казнены, повешены нависелице. Из этих трупов они извлекают вещество и делают средства своегоколдовства, так же как и из орудий палача – кольев, оков и т. д., которые обладают некой магической силой, магической силой для колдовства.». Со стороны ведьм и ведьмаков это было суеверным действием; они кощунственно резали трупы для своих волхвований, видя в них магическую силу. Но можно ли то, что мы говорим о Лысой горе, перенести и на анатомический театр? Действия там производятся те же, но тут труп воспринимается не как игралище злых сил и средство злого, но как научный объект, связанный известными отношениями с другими объектами, научными же. Всякийчувствует, что слово суеверие при таком восприятии трупа и проявление суеверия в действии, волхвование, при таком резании мертвеца, не пригодно, не подходит. Мало того, в рассечении мощей для антиминсов2 мы видим пример все того же действия, но которое никак не может быть названо ни волхвованием, ни научной диссекцией3 . Рассечение мощей с целью благоговейного почитания их не может казаться кощунственным для тех, кто видит в мощах чудо; наоборот, это действие кажется им делом, входящим в религиозный культ.

В близкой связи с рассматриваемыми вопросами стоит идея возможности для трупа ожить или почти ожить. И это явление может восприниматься сознанием с трех основных точек зрения. «Все жития святых»,- говорит аббат Calmet,- полны воскресениями мертвых, из них можно было бы составить толстые тома». Нельзя, однако, называть верования в такие воскресения суевериями, даже если считать самые факты совершенно неисторическими. Чтобы яснее показать это на примере, приведу легенду о св. Станиславе, епископе краковском, которую заимствую из книги Calmet.

«Купив у одного дворянина, по имени Петра, землю на Висле, в окрестностях Люблина, для своей краковской церкви, св. епископ Станислав заплатил за нее продавцу в присутствии свидетелей и с формальностями, принятыми в э.той стране, но без письменных условий, ибо тогда в Польше только редко записывали эти виды купли и продажи: довольствовались свидетелями. Станислав вошел во владение этой землей властью короля и его мирно пользовалась имением в продолжение приблизительно трех лет. За этот промежуток времени Петр, продавший землю, умер; король польский Болеслав, который получил непримиримую ненависть против святого епископа, свободно порицавшего его за излишества, начал искать случая опечалить его, подстрекнул трех сыновей Петра, его наследников, и приказал им требовать выдачи земли обратно под предлогом, что за нее не уплачено; он обещал им поддержать их требование и заставить епископа возвратить землю. Итак, эти три дворянина призвали епископа на суд к королю, который тогда находился в Solec и судил в сельских палатках по древнему обычаю страны в общем собрании нации. Епископ был потребован на суд к королю и подтвердил, что он купил и оплатил землю, о которой идет речь. Свидетели не посмели дать свидетельство истине, а место, где происходило собрание, было очень близко от Петравина – так называлась оспариваемая земля. День клонился к вечеру, и епископ сильно рисковал быть осужденным королем и его советниками. Вдруг, как вдохновленный божественным Духом, он обещал королю привести ему в три дня Петра, продавца земли; условие было принято с изумлением, как невозможное для исполнения. Святой Епископ возвращается в Петравин, проводит три дня со своими в молитвах и посте; на третий день он идет в облачении, сопровождаемый клиром и толпою народа, к могиле Петра, заставляет вскрыть ее и рыть до тех пор, пока не находят труп умершего, совершенно иссушенный и испорченный. Святой приказывает ему выйти и дать свидетельство истине перед судилищем короля. Умерший подымается. Его покрывают мантией; святой берет его за руку и ведет живым к ногам короля. Никто не имел смелости спросить Петра, но он сам заговорил и объявил, что он честно продал землю прелату и что он получил за нее деньги. Затем он строго упрекал своих сыновей, которые так коварно обвиняли епископа, Станислав спросил его, не желает ли он остаться живым, чтобы каяться; но тот поблагодарил и сказал, что не хочет подвергать себя новым опасностям грешить. Станислав проводил его обратно к могиле, и, прибыв туда, Петр cнова почил в Господе».

В этой легенде и труп, и воскресение являются чем-то милым, нужным в представлении верующего, чем-то производимым Благою Силою. Но то же самое явление воскресения служит основой для отвратительнейшего из представлений – для упырей, вурдалаков и т. п.; эти представления имеются, кажется, в той или иной форме буквально у всех народов. То, что было близко и дорого нам, становится ареною для действий чуждых и враждебных сил; темная нечисть завладевает телом дорогого лица и обращает труп, автоматически встающий из могилы, в орудие смерти для других, по преимуществу близких родственников умершего. Быстрое увядание тех, кого посещает упырь, паника целых деревень, эпидемии упыризма вследствие заражения упыризмом через укусы упырем – все это, если почитать описания конкретных и определенных случаев, представляет отвратительнейшие явления. Но еще отвратительнее то, что происходит при применении средств против упырей. В описании одного из процессов, например, говорится: «Труп выдали палачу, и тот сжег его за деревней. Мертвец ревел как бешеный, махал руками и ногами и издал страшный крик, когда его в другой раз проткнули колом, причем из него полилось множество красной крови. Наконец, труп сожгли и привидение более не являлось». Но кроме мер, применяемых над самим упырем, имеются и предохранительные средства от упырей; таково, например, употребление в пищу хлеба из муки, замешанной на крови упыря.

Позволю себе привести типичнейшее научное воззрение на этот предмет, именно мнение журнала «Flaneur» (за 1732г.). Разумеется, оно нам кажется весьма наивным, но, однако, именно благодаря своей наивной решительности оно вполне рационально. Предварительно только расскажу о том случае, по поводу которого оно было высказано журналом.

«В некоторой стране венгерской, которая по латыни называется Oppida Heidonum, живет народ, известный под именем гайдуков. Народ этот верит, что известные умершие, которых называют там вампирами, высасывают кровь у живых людей, от чего эти видимо худеют, между тем как трупы этих кровопийц до того наполняются кровью, что она просачивается из тела их. Это мнение в непродолжительном времени подтверждено многими фактами, в истинности которых, по-видимому, нельзя сомневаться, если принять во внимание характеры лиц, которые передают их… Приблизительно за пять лет перед сим гайдук Арнод Паол из одной деревни в Сербии, о котором говорили, что при жизни его сильно мучил вампир, умер (сломал себе шею) и через 20 или 30 дней после сего умертвил 4-х,человек, которые были свидетелями его несчастной смерти. Через 40 дней после погребения труп его выкопали и признали за вампира, так как нашли, что тление нисколько не коснулось его тела, изо рта и носа текла совершенно свежая кровь, так что вся одежда его была окровавлена, а на теле и на ногтях образовался целый слой крови. По обыкновению его проткнули через сердце колом, причем он издал очень явственный стон и кровь cильно полилась через сделанное отверстие, потом труп сожгли. Признаки вампиризма нашли также в трупах тех четырех человек, которые были умерщвлены им, потому что все те, которые были мучимы и умерщвлены вампиром, сами делались вампирами: Арнод Паол нападал не только на людей, но и на скот, и, так как люди ели мясо этих животных, то делались и сами вампирами, так что в продолжение трех месяцев умерло 17 человек. Между ними умерла и известная Станьоска, дочь гайдука Иотуйцо. Девушка эта ушла спать совершенно здоровой, но вдруг в полночь проснулась с страшным криком и жаловалась, что умерший за 4 перед сим недели сын гайдука Милло душит ее за горло, после чего она почувствовала сильную боль в груди и через 8 дней умерла. Отправились на кладбище и между тринадцатью вырытыми трупами, десять нашли в вампиризме и только 3 трупа умерших, кажется, от другой болезни, сгнившими. Между вампирами были Станьоска и Милло, сделавший ее вампиром. На шее у девушки под правым ухом (место, за которое, по ее словам, душил ее Милло) действительно нашли кровяное синее пятно длиной в палец. При вскрытии гроба из носа у нее полилась кровь»… еtс.) (Цитирую этот рассказ, равно как и следующее по отвратительному русскому переводу книги, так как подлинника нет под руками. См. Т. III. Р. 25; для дальнейшего см. Т. III. Р. 28, 35.).

«Здесь дело идет о девушке, которая пробудилась ночью и жаловалась, что ее душил вампир, но не объясняла, как ее крик мог помешать ему продолжать Операцию. Есть основание думать, что вампир не повторял своих операций потому, что в следующие за этим ночи не отходили от ее постели и потому, что ее крики, если бы вампир вздумал мучить ее, дали бы знать об этом ухаживающим за ней. На восьмой, однако же, день она умерла. Ее печаль и страх, ее уныние и мучения ясно доказывали, как сильно было расстроено ее воображение.- Жители городов, страдавшие от моровой язвы, знают по опыту, что испуг многим стоит жизни. Как скоро человек почувствует самую ничтожную боль, он думает, что поражен эпидемией; это так сильно действует на него, что он серьезно может заболеть».

«Голландский «Flaneur» утверждает, что народы, у которых являются вампиры, слишком невежественны и легковерны, так что явления, о которых идет речь, не более, как продукт их уродливой фантазии; их грубая пища – главная причина этого; питаются они большей частью только хлебом, приготовленным из овса, корней и древесной коры, и такая пища может производить только густую и испорченную кровь и вызывать в воображении мрачные представления. Эту болезнь он сравнивает с укушением бешеной собаки, которая передает свой яд укушенному. Точно таким же образом, говорит он, и зараженные вампиризмом передают этот опасный яд тем, которые их посещают. Этим именно объясняется причина беспокойных ночей, тяжелых снов и так называемых явлений вампиров. Если вампиры издают крик, когда в их сердце вонзают кол, то в этом нет ничего неестественного. Заключенный в сердце воздух, быстро выдавленный, необходимо производит этот звук, когда проходит через горло. Это часто бывает с трупами, даже и тогда, когда до них никто не дотрагивается».

В главе о «системах для объяснений явления вампиров» и др. Calmet развивает по преимуществу взгляд на них, как на заснувших летаргическим сном. Вот каковы образцы научных взглядов на этот предмет; хотя, конечно, они кажутся сейчас наивными, но невозможно в них отрицать главного признака научного объяснения – объяснения, не выходящего из пределов мира явлений. Как видно из цитированных отрывков, большинство фактов жизни вовсе не отвергается, но их стараются осветить иначе.

Последний пример я приведу из «Освобожденного Иерусалима» Тассо. Всякий, вероятно, помнит XIII песнь – описание заколдованного леса. Чтобы не увеличивать размеров статьи, я попрошу читателя перечесть эту песнь, представляющую как нельзя более ярко суеверное восприятие, и затем сопоставить с описанием Тассо следующее научное отношение к тому же самому явлению, изображенное в письме маршала Вальяка. (Заимствую из примечаний к переводу «Освобожденного Иерусалима» Мина. Изд. Суворина, Т. II. С. 223.) Вот это письмо:
«Опыт с тополями, пробуравленными на разную глубину, напомнил мне происшествие, бывшее со мной в Алжире в сентябре и октябре 1838 года. Приказав срубить большой дуб для постройки ограды, я был не только удивлен, но прямо поражен, услышав выходящие из дерева звуки, слабые стоны, но так напоминавшие человеческие, что наши солдатские сердца дрогнули. Из дерева струилась красноватая жидкость вместе с газовыми пузырьками, и струилась с силой все время, пока продолжался этот стон. Этот случай в моей африканской жизни напомнил мне то, что я прочитал некогда в «Освобожденном Иерусалиме». Крестоносцы собираются срубить заколдованный лес, в котором нашли себе приют нимфы и феи. Они отступают в ужасе, услышав горестные жалобы, выходящие из деревьев, которых коснулся топор. То, что кажется сказкой в устах поэта, на самом деле есть бесспорная правда, ти если бы вместо того, чтобы находиться в XIX в. в Алжире, мы были в тех местах в XII в., с суевериями того времени, и нам бы сказали, что стоны эти исходят от заключенных там нимф и что красноватая жидкость есть их кровь, то, конечно, наши ограды остались бы недоконченными».

Теперь является вопрос: сходится ли данное мною определение суеверия с существующим и установившимся пониманием этого слова? Раньше было сказано, что суеверие есть такой способ восприятия вещи или события, при котором они воспринимаются как происходящие от нечистой и злобной силы и внутренне осуждаются, как нечто недолжное, нечистое. Итак, сходится ли это определение с обычным пониманием? Да, сходится, и это яснее всего было видно на разобранных примерах. Правда, иногда слово суеверие употребляется как синоним нелепого вывода, поспешного обобщения, отсталого мнения, точно так же как слово мистика иногда употребляется в виде синонима туманности, фантастичности выводов. Но это, конечно, неверное словоупотребление; подумавши, никто не назовет ошибочной или поспешной индукции, нелепого заключения суеверием, а назовет нелепостью, вздором еtс. Всякий понимает или, по крайней мере, всяким ощущается, что в суеверии необходим элемент особого чувства; и поэтому, раз это чувство будет налицо, хотя бы оно не оправдывалось рациональными воззрениями данного лица, все равно восприятие будет суеверным.

«Никогда эти сказки, которые, замечу мимоходом, в детстве мы постоянно слушали с восторгом, а отнюдь не со страхом,- никогда, повторяю, эти сказки не оставили бы в нас такого глубокого следа, если бы в душе нашей не существовало самостоятельных, звучащих им в ответ в том же тоне, струн. Отрицать существование странного, непонятного нам до сей поры, особого мира явлений, поражающих иной раз наши уши, иной раз глаза, нет никакой возможности, .и поверьте, что страх и ужас нашего земного организма только внешнее выражение тех страданий, которым подвергается живущий в нем дух, под гнетом этих явлений» (Гофман. «Серапионовы братья»).

Эти слова Гофмана выясняют существование особых, специфических чувствований при восприятии отрицательных чудес, темных сил, завладевающих сознанием.
«Я думаю теперь,- говорит он,- что многое, чему мы обыкновенно не придаем никакого значения и называем грезами и пустой фантазией, указывает нам, быть может, символическими откровениями таинственные нити, которые, проходя через нашу жизнь, связывают в одно целое все ее проявления» (Гофман. «Эликсир сатаны»). Особенно ярко провел он эту идею в «Песочном человеке», к которому и отсылаю читателя.

Хорошим примером возможности троякого восприятия одного и того же явления может служить троякое отношение к спиритизму. Тогда как для одних, как, например, для Дель»Oуэна, он является даром Благой силы, чем-то в роде новой религии, средством свидания с любимыми лицами,- для людей, относящихся к нему научно (Крукс, Аксаков, Целльнер и др.), он просто факт изучения, проявление каких-то еще неизученных сил, нечто ни хорошее, ни плохое само по себе, хотя, быть может, и полезное и очень интересное. Для третьих, наконец, особенно для лиц из духовенства, для Достоевского (его «теория чертей» в «Дневнике писателя») и др., он есть дело нечистое, в полном смысле слова суеверие. Лица первой и третьей категории признают его, но относятся к нему различно; лица второй категории относятся одинаково, но то признают, то вовсе отвергают наличность самых явлений. Тут-то и выясняется, в каком смысле нужно употреблять cлово суеверие.

Пусть известное лицо верит в приметы: например, что, если поздороваться над порогом, то будет ссора.
Не то тут суеверие, что данное лицо признает известное условие причиной ссоры; мало ли чего причину мы неверно относим не туда, куда нужно; это будет заблуждение, ошибка, поспешность в заключении, но не суеверие. Суеверием наше воззрение будет тогда и только тогда, когда мы допускаем, что какая-то сила вызывает ссоры, сила выходящая за пределы «физические», – когда мы видим причину ссоры вне мира явлений, и при том не относим ее к силе Благой. Быть может, тут важно, что какую-тo силу мы считаем властной над душой и, не будучи в состоянии за такую силу признать силу «физическую», полагаем ее дьявольской, так как должное не может производить то, что этически представляется нелепым.

Во Франции, например, в маленьких деревнях применяется такой обряд: ключ от церкви, посвященной св. Петру, накаливают до красна и прикладывают к голове быка, собак и других животных, чтобы излечить их от бешенства. Никто, по совести, не назовет такого обряда суеверием, хотя может считать его нелепым; и действительно, кюрэ рекомендовано работать для уничтожения подобных обрядов, но только предупреждая об этом епископа, и спрашивая его согласия, и поскольку это не оскорбит веры народа. Значит, не видит тут ничего положительно плохого (что всегда заключается в слове суеверность).

Суеверное восприятие, основанное на нем оккультическое мировоззрение и практика, из него вытекающая,- магия, очень важны, ибо они занимаются особою стороною вещи, недолжным по преимуществу, и тем расширяют наш кругозор. В этом смысле систематизированное суеверие составляло и составит необходимое дополнение к религии, занимающейся должным, и науке, изучающей объекты, как безразличное данное. Но тем не менее положение оккультизма труднее положения науки, точно так же как у этой последней положение более опасное, чем у религии (в указанном выше смысле). Оккультизм воспринимает и изучает недолжное, причем сам он будет должным, будет хорошим делом только до тех пор, покуда недолжное воспринимается как таковое. Если же он начинает относиться к злому как к должному, то и самое занятие им становится делом «нечистого». Трудно удержаться от падения: заниматься все время неистинным, ирреальным в известном смысле, и не видеть в нем реального и как бы должного. Искушение заключается в личине злого, в видимости недолжного, благодаря которой оно создает иллюзию должного, истинного. Но пав, через самое короткое время, исследователь начинает сознавать свое падение. Недолжное может иметь вид, как бы оболочку должного. При ближайшем же знакомстве злое дает себя знать, открывается, делается видимым, как только проникнешь сквозь эту оболочку мнимо истинного, сквозь иллюзию доброго. И вот, прозревши на свой предмет, павший исследователь чувствует угрызения совести: «Как это я дался в обман, как это моя нравственная и всякая иная зоркость проглядела такую очевидность, так что я поклонился злому?» Это чувство тошноты, пресыщенности, отвращения к дальнейшему занятию суевериями и характеризует собою состояние духа после падения. Я говорю чувство тошноты. Это более, чем метафора, ибо тошнота, хотя и органическое ощущение, тем не менее по существу родственна такому состоянию: в большинстве случаев ощущается она после излишней еды, то есть тогда, когда, приняв на время еду за цель, а не за средство, мы поклоняемся ей, творим себе кумир.

Точно так же и после чтения с увлечением (самим предметом) всякого рода оккультических книг, после излишних разговоров об упырях и т. п. остается осадок нечистоты, нечистое чувство в душе, именно какая-то грязнотца.

Позволю себе привести цитату из Соловьева относительно личины зла:
«Я все-таки не понимаю, почему ваш антихрист так ненавидит Бога, а сам он в сущности добрый, а не злой?
– То-то и есть, что не в сущности. В этом-то и весь смысл. И я беру назад свои прежние слова, что «антихриста на одних пословицах не объяснишь». Он весь объясняется одной и при том чрезвычайно простой пословицей: не все то золото, что блестит. Блеска ведь у этого поддельного добра – хоть отбавляй, ну, а существенной силы – никакой» (Вл. Соловьев. «Три разговора»).

Яснее нельзя выразить мишурную обманчиво-привлекательную личину Злого. А увлечение мишурой и есть служение «богу века сего» в обыденной жизни; в области же оккультизма его заменяет увлечение объектом исследования, который увлекает своей видимостью человека на преклонение перед собою, хотя бы он даже приступил к исследованию с сознанием его недолжности.

1. Вся быша (старосл.) – аллюзия на: «Вначале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово. Сей бе искони къ Богу. Вся тем быша, и безъ Него ничтоже бысть, еже бысть. — Вначале было Слово, и Слово было у Бога, — и Слово было Бог. Оно было вначале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть» ().

2. Антиминс – четырехугольный, из льняной или шелковой ткани плат, на котором изображается положение Христа во гроб: по углам помещаются изображения четырех евангелистов, а на верхней стороне вшиваются частицы мощей. Антиминс кладется на престол под евангелием. На нем совершается освящение святых Даров.
3. Диссекция – рассечение, разрубание, разрезание.

Источник: http://proamco.ru/sueverie-chto-takoe-sueverie/

«Народные приметы и суеверия. Верить или нет?»

Я часто слышала и слышу от взрослых и детей фразы: «Это плохая примета!» или «Хорошая примета!», а некоторые говорят: « Я – несуеверный, в приметы не верю!»

Не понимая, стоит опасаться примет или радоваться им, я решила сама узнать, что такое суеверия и стоит ли им придавать такое значение.

Тема моего исследования: «Народные приметы и суеверия. Верить или нет?»

Скачать:

ВложениеРазмер
narodnye_primety_i_sueveriya.doc79 КБ
narodnye_primety_i_sueveriya.ppt1.96 МБ

Предварительный просмотр:

Городская выставка – конференция школьников

«Юные исследователи – будущее Севера. ЮНИОР»

Социально – гуманитарные и экономические науки: культурология

«Народные приметы и суеверия. Верить или нет?»

Автор: Белая Влада Владиславовна,

4 «а» класс, МБОУ СОШ № 20

Руководитель: Кауфман Анжелика Олеговна,

учитель начальных классов, МБОУ СОШ № 20

Мурманск 2012 г.

  1. Введение. 3
  2. Основная часть. 4 — 5
  1. Что я знаю о суевериях. 4
  2. Полученная информация. 4
  3. Опрос, наблюдение, эксперимент. 5
  1. Заключение. 6
  2. Список литературы. 7
  3. Приложение «Высказывания известных людей о суеверии»
  4. Приложение «Какие суеверия вы знаете?» ( анкета )

Я часто слышала и слышу от взрослых и детей фразы: «Это плохая примета!» или «Хорошая примета!», а некоторые говорят: « Я – несуеверный, в приметы не верю!»

Не понимая, стоит опасаться примет или радоваться им, я решила сама узнать, что такое суеверия и стоит ли им придавать такое значение.

Тема моего исследования: «Народные приметы и суеверия. Верить или нет?»

Тема теоретическая, поэтому мне нужно было изучить и обобщить сведения, факты, материалы, содержащиеся в разных источниках.

Целью моего исследования было: выяснить, что такое суеверия.

Уточнила цель моего исследования следующими задачами.

Задачи исследования: выяснить

— откуда взялись суеверия;

— почему люди верят в приметы;

— как передаются суеверия и приметы;

— в какие суеверия верят ученики и учителя нашей школы;

— что происходит с людьми, которые не верят в приметы.

народные приметы и суеверия

влияние примет и суеверий на поведение людей

Методы исследования: работа с научной литературой, анкетирование, опрос, посвящённый данной теме (интервью). Гипотеза: предположим, что все суеверия и приметы сбываются. Тогда людям не нужно искать истинный смысл происходящих вещей, так как в народных приметах и суевериях имеется множество предположений, объясняющих практически любое таинство проявлением сверхъестественных сил.

Но я – человек разумный и хочу опровергнуть данную гипотезу.

Для этого я составила план исследования.

— подумать самостоятельно, что я знаю об этом;

— обратиться к толковому словарю;

— найти информацию по теме в глобальной компьютерной сети Интернет;

— спросить у других людей, что они знают о суевериях и приметах;

— понаблюдать за людьми;

— сравнить суеверия разных стран; — провести эксперимент.

1) Что я знаю о суевериях.

Что я знаю о суевериях и приметах? Слышала от бабушки: соль рассыпать к ссоре, разбить зеркало к несчастью, чёрная кошка через дорогу — к неприятностям, приходится возвращаться домой за забытой вещью — посмотри в зеркало, а то удачи не будет. Одноклассники верят в следующие приметы: положишь пять рублей под пятку — получишь пятёрку, будешь обедать с открытой книгой — знания «съешь».

Всё это позволило мне сделать вывод о том, что люди верят в приметы! И взрослые и дети. Кстати моя мама в приметы не верит!

2) Полученная информация.

В «Толковом словаре русского языка» Сергея Ивановича Ожегова я нашла значение слова суеверие. Это — вера во что-нибудь сверхъестественное, таинственное, в предзнаменования, в приметы.

Чтобы исследовать данную тему я обратилась к глобальной компьютерной сети Интернет. И вот что узнала.

Народные приметы и суеверия существуют столько же, сколько существует само человечество. Это наблюдения людей, передаваемые из уст в уста и накопленные таким образом за долгие тысячи лет. В древние времена они оказывали определенное влияние даже в решении государственных вопросов. Иной раз судьба войны могла зависеть от того, с какой ноги утром встал предводитель.
Многие суеверия, созданные нашими предками имели во времена их создания бытовой характер, например, примета о просыпанной соли. Хотя со времени появления этой приметы прошло много веков, до сих пор не знающие сути данной приметы люди, могут уверенно сказать, что рассыпанная соль к ссоре. Не зная, что эта примета родилась в народе только в ту пору, когда соль была очень дорогим удовольствием. Каждый рассыпанный грамм приводил к ссоре в семье, где просыпали этот драгоценный продукт. Или такая примета: разбить зеркало к несчастью. Не знающие секрета создания зеркал наши предки приписывали им волшебные свойства и создали множество плохих и хороших примет , например, гадания и вопросы к зеркалу под Рождество. Девушки очень боялись и ждали времени Рождественских святок, чтобы заглянуть в зеркальный коридор для поиска образа своего суженого. Случается так, что одни и те же приметы и суеверия толкуются по-разному у разных народов. Для русского человека черная кошка, перебежавшая дорогу — крайне скверная примета, для египтянина кошка, неважно какого цвета — к удаче, у англичан она символизирует счастье. Чешется левая рука у англичанина – это примета к потере денег, у русского человека наоборот– к деньгам, только нужно потереть ладошкой о карман на левой ноге.

3) Опрос, наблюдение, эксперимент.

Я спросила у некоторых учителей нашей школы, что они знают о суевериях. Вот некоторые интервью.

Понаблюдала за мамой. Мама рассыпала соль, но ссоры ни с кем у неё не было! Забыла дома мобильный телефон, вернулась за ним и не посмотрела в зеркало! И вместо неудачи пришла домой очень довольная успехами ребят своего класса (моя мама-учитель английского языка).

Я учусь в 13 кабинете, и наш класс уже три года подряд носит звание «самый классный класс!» хотя существует множество суеверий о несчастливом числе 13.

Провела эксперимент. Положила 5 рублей под пятку, но это не принесло удачи на уроке математике, потому что плохо разобралась в условии задачи.

Выяснила, что знают о суевериях учащиеся 4 – х классов нашей школы. В результате анкетирования (приложение 2) , в котором принимали участие 50 детей, выяснила,

20 человек не могут ответить на вопрос «Что такое суеверия?», 22 человека написали, что суеверие – это предрассудок. Практически все на вопрос, «Какие суеверия вы знаете?» ответили про чёрную кошку. 6 человек не знают никаких суеверий, а 11 учеников, кроме чёрной кошки, указали следующие:

женщина, идущая навстречу с пустым ведром – к неудаче (3 человека)

13 – несчастливое число (5 человек)

свистеть в помещении нельзя – денег не будет (4 человека)

сидеть на столе – к неудаче (2 человека)

просыпанная соль – к ссоре (1 человек)

Из анкетирования можно сделать вывод, что дети сами пока ещё не задумываются над тем, что такое суеверие, говорят то, что слышали.

Источник: http://nsportal.ru/ap/library/drugoe/2014/05/09/narodnye-primety-i-sueveriya-verit-ili-net

Что такое предрассудки: определение и примеры

С самого детства мы начинаем общаться не только с окружающими нас людьми, но и вести личный диалог в своей голове. В течение жизни накопленный опыт начинает формировать собственные ожидания от социума и/или событий. У каждого индивидуума вырабатываются своеобразные убеждения: каким образом должна решаться конкретная ситуация или как должен поступить тот или иной человек в определенных обстоятельствах. Но всегда возникает момент, когда данные убеждения не срабатывают, таким образом, возникают отрицательные эмоции.

Именно этот негатив начинает создавать ассоциации с чем-то плохим, тем самым влияя на внешнее общение человека. Иногда такие убеждения складываются из собственного опыта, но на разум могут повлиять и различные рассказы о семейных скелетах в шкафу, а также мифы и легенды, что передаются из уст в уста. Весь подобный негативизм мы и называем предрассудками.

Предрассудки людей

Если посмотреть на определение слова «предрассудок» (привычный ложный взгляд на что-то), то станет ясно, что негатив относится не только к человеку, но и к любому другому существу и даже вещи. А так как все мы организованы в общества, группы, стаи и так далее, то и негативная установка может исходить как на совокупное количество индивидов, так и на каждого по отдельности.

суеверие что такое

Что такое предрассудки для человека? Как они работают в его голове? Обычно психологи сравнивают предрассудки с одной большой канавой либо обрывом со скалистой пропастью. И то и другое является искажением реальности, подсознание намеренно, иногда с чьей-то помощью лишает человека здорового мышления и искривляет все представления о данной ситуации. То есть негативная установка в виде социальных предрассудков как демон туманит все человеческие восприятия этого мира.

Как работают предрассудки

К сожалению, предубеждения забираются очень глубоко в подсознание и всплывают всякий раз, когда ситуация становится похожей на те негативные моменты, которые были пережиты в свое время. Например, если у человека в один период жизни отложилось, что кассир в магазине злой и грубый, то он, безусловно, будет встречать только таких кассиров. Ведь его предрассудок на этот счет станет срабатывать на все сто, каждый раз, как он будет подходить к кассе для оплаты товаров. И все добрые кассиры тут же исчезнут из его головы, хотя, бесспорно, будут встречаться на пути.

Предрассудки появляются исключительно из-за скудости ума. Грубо говоря, человек сам заставляет себя деградировать и сужает свой кругозор, становится безграмотным (либо уже является таковым), полагается на чьи-то суждения, а не на личный опыт (который и вовсе может отсутствовать), ограничивает свой духовный рост, чаще всего неосознанно. И если информацию можно почерпнуть из книг, то духовную ограниченность снять литературой сложнее.

Какими бывают предрассудки

В жизни людей встречается множество предрассудков. Примеры можно приводить до бесконечности. Простая классификация предрассудков выглядит так:

— социальные и так далее.

суеверие что такое

Но чаще их разделяют на группы, относящиеся:

— к отдельному индивиду;

— к полу (гендерные предрассудки);

— к особенности жизни и поведения определенной личности (различные субкультуры, трансы, геи).

Самый ужасный предрассудок современности

О том, что такое предрассудки, можно понять на очень простом примере — национальная неприязнь. Это до ужаса больная тема нашего общества, ведь человек не может изменить свою национальную принадлежность, как, например, имя или фамилию. Возьмем представителей еврейского народа: большинство народностей их не любят, и пошло это еще со времен средневековых рассказов. Безусловно, некоторые предрассудки вышли из определенных стереотипов, потому эти два слова перекликаются в своих определениях.

Однако среди множества легенд и анекдотов о том, насколько это жадный народ, можно увидеть и немалую часть, рассказывающую об исключительной интеллектуальности евреев. Эта нация отпугивает некоторых людей своими чертами характера, но на самом деле это их личные проблемы, причем их же индивидуальных качеств характера.

Очень знаменитый предрассудок связан с холокостом, и это плачевная ситуация, в которой надо сострадать. Но именно из-за духовной бедности большинство не могут этого сделать.

суеверие что такое

Следующий пример связан с тем, что все немцы — фашисты. Этим предрассудком страдает огромная часть населения земли. Кто-то судит по личному опыту (например, ветераны), а остальные по рассказам, фильмам и так далее. Отсюда возникают различные конфликты. Часто можно слышать в каком-нибудь отеле от отдыхающего русского в сторону такого же отдыхающего немца – «немчура». Он, конечно, не поймет сказанного, но разве такой предрассудок будет украшать человека перед своими же русскоговорящими соотечественниками?

И самый яркий предрассудок, находящийся внутри границ нашей необъятной родины: все чеченцы — убийцы и варвары. И огромная заслуга в этом принадлежит современным массмедиа. Они очень хорошо смогли донести до людей свои гипнотические стереотипы, ставшие в конечном итоге разрушающими человеческий мозг предрассудками.

Что такое стереотипы?

Если в том, что такое предрассудки, мы разобрались, то теперь нужно понять — чем же стереотипы отличаются от предрассудков? Пожалуй, самое качественное отличие – это связь происхождения стереотипов с обобщениями разных ситуаций, полученных на личном опыте.

суеверие что такое

Социум играет большую роль в жизни индивида, поэтому опыта человек за жизнь набирается очень много, и если он не хочет переходить на более высокие уровни развития, то ему не избежать появления огромного количества стереотипов.

Пример стереотипности

Стереотипом можно считать банальный пример из жизни мужчины и женщины. Когда он среди всей толпы встречает невиданную красотку, но тут же подключается его стереотипное мышление о том, что раз красивая — значит, замужем, есть ребенок, есть любимый человек и так далее. А девушка-то, как обычно, бывает совсем и незамужняя, и даже не против познакомиться. Но этот навязчивый стереотип не дает возможности набраться смелости и подойти, вот так и заканчиваются несостоявшиеся влюбленности.

суеверие что такое

«Стереотип» в дословном переводе с древнегреческого означает «твердый отпечаток». Стереотипом называли специальную машину для печати в типографиях, а потом это слово вошло в народность и стало использоваться в качестве психологического термина. Стереотип может войти в голову совершенно случайно и очень прочно там укорениться. Но что более страшно, вывести его оттуда практически невозможно.

Как бороться со стереотипами

Какие рекомендации дают психологи для избавления от стереотипов и предрассудков? Вы не поверите, но ответ будет весьма прост: вам нужно стать самим собой.

суеверие что такое

Необходимо научиться доверять не только миру, но в первую очередь себе и своему сердцу. Делать так, как оно вам велит, конечно, окружающих тоже стоит слушать, но не нужно в этом усердствовать. Быть счастливым. И в первую очередь, не искать счастья, а наслаждаться своей жизнью, это и будет настоящей радостью. Только человек, осознавший, что все благости жизни находятся у него внутри, может двигаться вверх в своем саморазвитии.

Суеверия: что это?

Суеверие построено на базе предрассудков. Оно появляется в связи с недопонятой ситуацией или событием. Например, если человек не может решить какую-то жизненную проблему или разобраться, в чем дело, то начинает грешить на сверхъестественное и сводить все разговоры к суевериям.

Само слово пришло к нам из старославянского языка и дословно значит «напрасная вера». Суеверия, предрассудки, стереотипы и предубежденности – все это лишняя суета для нашего мозга.

Откуда пошли суеверия

Суеверия добрались до современности из язычества, ведь тогда общество задавало намного больше вопросов о своем существовании, но ответов на них практически не находилось. Поэтому люди начали наделять различных животных, вещи, деревянных идолов и прочее силами магического проявления. Православная церковь с момента своего появления борется с суевериями, однако безуспешно. Ведь вера народа, передающаяся из поколения в поколение, не может просто так исчезнуть.

Бабушки передают истории своим внукам, а последние, в свою очередь, своим детям. Тот, кто во всем этом убежден, обязательно найдет связь между упавшей ложкой и постучавшим в дверь почтальоном либо черной кошкой, перебежавшей дорогу, и случившейся неприятностью в магазине (подсунули гнилой помидор, например).

Самое популярное суеверие у русских

Кстати, о черной кошке. Ведь это считается одним из популярных предрассудков русского человека. До сих пор практически все население России предпочитает свернуть на другую дорогу, лишь бы не переступать через «черную полосу», которую, по их мнению, оставила после себя кошка.

Ученые полагают, что боязнь черного появилась тогда, когда первый человек на земле стал осознавать разницу между белым светом и темной ночью. То есть днем для него не было опасности, ведь он все прекрасно видит, а вот ночью ему нужно уйти в укрытие, ведь мало ли кто может скрываться в этой непроглядной тьме. Цвет темноты всегда ассоциировался со смертью, трауром, черной магией и так далее. Поэтому всех ведьм изображают со своим личным черным котом, а не рыжим или белым.

суеверие что такое

В Древней Руси, когда черная кошка забегала в избу, обязательно полагалось быть неприятностям. Поэтому ее старались всегда выгнать, особенно если на улице разыгрывалась буря с грозой. Считалось, что из-за черной кошки в доме молния может ударить прямо в него и поджечь.

Были даже такие примеры суеверий: если ребенок съел нечаянно шерсть черной кошки, то его хватали и бежали к местному попу, ведь иначе ребенок просто перестанет расти. А из историй колдовства можно узнать, что ведьмы зарывали мертвое тело черной кошки под ступенями дома, в который хотели накликать беду.

Кстати, насчет кошки, перебегающей дорогу. Есть простой способ снять проклятие: необходимо поймать ее и погладить, задобрить, так сказать, тогда кошка заберет назад свои черные чары.

Источник: http://www.syl.ru/article/365657/chto-takoe-predrassudki-opredelenie-i-primeryi

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *