Что такое психотерапия и психоанализ? — что изучает психоанализ

06.04.2019
    К базовым положениям психотерапии можно отнести следующие:
  • социальное не важнее индивидуального,
  • человек сам создает свои страдания,
  • человек обладает достаточной силой и автономией, чтобы разрешить свои проблемы,
  • психотерапевт не решает проблемы пациента, а помогает ему от них избавиться,
  • страдания не имеют моральной ценности и могут быть устранены,
  • религиозные и другие сверхценные идеи не могут служить оправданием невроза,
  • жизнь может и должна приносить радость,
  • внутренняя свобода лучше зависимости, любовь к себе не является эгоизмом,
  • принять себя, быть самим собой – важнейшие условия психического здоровья,
  • открытость и способность выражать свои чувства лучше закрытости и постоянного самоконтроля.

Основные понятия психоанализа

Поиск по сайту

Часто задаваемые
вопросы

Статьи по психологии и медицине

Что такое психотерапия и психоанализ?

Сегодня психотерапия – это активно развивающиеся области теории и практики во всем мире. У нас в стране до сих пор психотерапия может отождествляться либо с психиатрией, либо с магией и шаманством. В первом случае у человека возникает страх несмываемого пятна в биографии, во втором – наивные ожидания немедленного чуда, что проблемы человека чудесным образом может решить кто-то или что-то другое.

Вообще можно выделить четыре основных метода лечения психических проблем
1. Психотерапия.
2. Лекарственная терапия.
3. Физиотерапия (к примеру, электрошок).
4. Изменение поведения с использованием гипноза, релаксации или эмоциональной разрядки.

Нетрудно увидеть, что во всех методах, кроме первого, пациент остается пассивным объектом лечения, чья основная задача состоит в выполнении рекомендаций врача. Психотерапевт в отличие от врача использует исключительно диалогические методы, он воздействует на психику, а не на мозг.

Психотерапию можно определить как решение психологических проблем человека при опоре на его собственные силы и возможности в ходе специально организованного общения. Пациент здесь выступает как активный субъект своего исцеления.

Методы психотерапии, помогающие решить психологическую проблему, можно подразделить на несколько классов: аналитические (позволяющие понять первопричину проблемы и помочь человеку в ее осознании), обучающие (формирующие новые поведенческие навыки, эмоциональные реакции и убеждения), развивающие (пробуждающие творческую активность), трансформирующие (направленные на изменение личности), моделирующие (позволяющие работать с проблемой здесь и сейчас) и другие вспомогательные методы (релаксация, медитация, игры, тренинги). Надо заметить, что профессиональный психотерапевт знает и частично комбинирует эти методы, беря за основу один.

Во всех случаях человек участвует в процессе своего исцеления как равноправный субъект, он контролирует процесс психотерапии, принимает ответственные решения о необходимых изменениях и сам их осуществляет.

Позитивный характер изменений определяется просто – они расширяют, а не сужают возможности жизнедеятельности личности, увеличивают его удовлетворенность своей жизнью.

Психотерапия применяется не только для лечения “больных” людей, но чаще для решения проблем людей здоровых.

Психоанализ является старейшим методом психотерапии, собственно, вся психотерапия вышла из психоанализа. За более, чем столетнюю свою историю психоанализ оформился в отдельную науку. Психоаналитическое направление в психотерапии было и остается на сегодняшний день одним из наиболее признанных и распространенных направлений.

Если говорить просто, психоанализ – индивидуальный психотерапевтический метод, который изучает не общие закономерности, а личность и историю отдельно взятого человека, выявляет причинно-следственные связи в его психике, и открывает пути для постоянного избавления от невротических симптомов. Также раскрытие закономерностей в различных областях жизнедеятельности и взаимодействия людей дает лучшее понимание себя.

З.Фрейд сравнивал психоаналитическую терапевтическую работу с работой химика (химический анализ), археолога (раскопки древних слоев), вмешательством хирурга и влиянием воспитателя.

г. Москва, улица Косыгина, 13, подъезд 5 (м. Воробьевы горы, м. Ленинский проспект) Схема проезда.

Телефоны: +7(925)741-17-49, +7(925)859-11-45, +7(916)726-40-70

Источник: http://www.psychoanalyse.ru/faq/psyan_2.html

ПСИХОАНА́ЛИЗ

  • В книжной версии

    Том 27. Москва, 2015, стр. 682-683

    Скопировать библиографическую ссылку:

  • ПСИХОАНА́ЛИЗ, на­прав­ле­ние в пси­хо­ло­гии, ос­но­ван­ное З. Фрей­дом в кон. 19 – 1-й тре­ти 20 вв. Обыч­но в П. вы­де­ля­ет­ся ме­тод ис­сле­до­ва­ния пси­хи­ки, сис­те­ма зна­ний о по­ве­де­нии че­ло­ве­ка и спо­соб ле­че­ния пси­хич. за­бо­ле­ва­ний. На­ча­ло П. свя­за­но с от­кры­ти­ем Фрей­дом в 1896 ме­то­да «сво­бод­ных ас­со­циа­ций», при­ме­няв­ше­го­ся им с ди­аг­но­стич. и ле­чеб­ны­ми це­ля­ми и пред­по­ла­гав­ше­го при­ос­та­нов­ку соз­на­тель­но­го кон­тро­ля. По­ми­мо это­го, П. как ме­тод ис­сле­до­ва­ния вклю­ча­ет в се­бя ана­лиз со­дер­жа­ния сно­ви­де­ний, фан­та­зий, пред­став­ле­ний и аф­фек­тив­но­го по­ве­де­ния. Пер­во­на­чаль­но П. был ме­то­дом ле­че­ния ис­те­рии, ко­то­рый при­вёл Фрей­да к мыс­ли о том, что со­ци­аль­но не­при­ем­ле­мые пред­став­ле­ния и им­пуль­сы па­ци­ен­та (обыч­но сек­су­аль­но­го ха­рак­те­ра) вы­тес­ня­ют­ся им в бес­соз­на­тель­ное , по­ро­ж­дая со­про­тив­ле­ние их рас­кры­тию в соз­на­нии из-за свя­зан­ных с ни­ми бо­лез­нен­ных аф­фек­тов. Про­ис­хо­дя­щий в про­цес­се ле­че­ния пе­ре­нос на пси­хо­ана­ли­ти­ка дет­ских от­но­ше­ний па­ци­ен­та к ро­ди­те­лям по­зво­ля­ет ему из­ба­вить­ся от сво­его нев­ро­за в хо­де те­ра­пев­тич. ра­бо­ты. Фрейд раз­де­лил пси­хич. рас­строй­ства на нев­ро­зы пе­ре­но­са и нар­цис­си­че­ские нев­ро­зы (в совр. клас­си­фика­ции – пси­хо­зы), при ко­то­рых не со­вер­ша­ет­ся пе­ре­нос ме­ж­ду па­ци­ен­том и ана­ли­ти­ком, и по этой при­чи­не они не под­да­ют­ся пси­хо­ана­ли­тич. ле­че­нию. Воз­ни­каю­щие в хо­де ле­че­ния пе­ре­нос и со­про­тив­ле­ние Фрейд счи­тал крае­уголь­ны­ми кам­ня­ми пси­хо­ана­ли­за.

    Источник: http://bigenc.ru/philosophy/text/3171137

    Психоанализ

    Психоана́лиз (нем. Psychoanalyse ) — психологическая теория, разработанная в конце XIX — начале XX века австрийским неврологом Зигмундом Фрейдом, а также чрезвычайно влиятельный метод лечения психических расстройств, основанный на этой теории [1] .

    Психоанализ является спорной дисциплиной, его эффективность постоянно оспаривается. Тем не менее он по-прежнему оказывает значительное влияние на психиатрию и психиатров, приверженных этому методу, хотя доля последних постепенно снижается благодаря — не в последнюю очередь — влиянию доказательной медицины, поддерживающей альтернативную психоанализу когнитивно-поведенческую терапию [2] .

    Основные положения психоанализа заключаются в следующем:

    В качестве метода лечения классический психоанализ Фрейда обозначает специфический тип терапии, при котором «анализант» (анализируемый пациент) вербализует мысли, включая свободные ассоциации, фантазии и сны, на основании чего аналитик пытается сделать заключение о бессознательных конфликтах, являющихся причинами симптомов и проблем характера пациента, и интерпретирует их для пациента с целью их разрешения. Специфика психоаналитических интервенций, как правило, включает конфронтацию и разъяснение патологических защит и желаний пациента.

    Для обозначения общего теоретического фундамента психоанализа, а также для описания подхода к изучению психики на основе данной теории Фрейд использовал термин метапсихология.

    Дальнейшее развитие, расширение и критическое переосмысление первоначальная теория психоанализа Фрейда (т. н. фрейдизм) получила в работах бывших коллег и учеников Фрейда — Альфреда Адлера и Карла Юнга, а позднее — неофрейдистов (Эриха Фромма, Карен Хорни, Гарри Салливана, Жака Лакана и других).

    Современный психоанализ в широком смысле — это более двадцати концепций психического развития человека. Подходы к психоаналитической терапии различаются столь же сильно, как и сами теории. Термин также обозначает метод исследования детского развития.

    Теория психоанализа критиковалась и критикуется с различных точек зрения [4] [5] [6] , вплоть до обвинения её в псевдонаучности [7] [8] [9] [10] [11] [12] . Тем не менее психоанализ по-прежнему практикуется психологами и психотерапевтами, и, кроме того, он получил распространение в философии, гуманитарных науках, литературной и художественной критике как дискурс, метод интерпретации и философская концепция [13] [14] . Психоанализ также оказал существенное влияние и на формирование идей сексуальной революции.

    Содержание

    История [ | ]

    Концепции, родственные психоанализу, существовали и до Фрейда, но именно он первым в конце 1890-х годов в Вене чётко сформулировал свою психоаналитическую теорию. Фрейд был неврологом, искавшим эффективный метод лечения пациентов с невротическими и истерическими симптомами. Он пришёл к пониманию существования бессознательных психических процессов, работая консультантом в детской клинике, где наблюдал, что у многих детей-афатиков отсутствуют органические причины их симптомов. Эти наблюдения были описаны Фрейдом в специальной монографии [15] . В конце 1880-х годов, Фрейд получает стипендию для стажировки у знаменитого невролога и сифилолога Жана-Мартина Шарко в парижской клинике «Сальпетриер». В то время Шарко интересовался пациентами, чьи симптомы напоминали общий парез (нейропсихиатрическое расстройство, которое может вызываться сифилисом).

    Первая теория Фрейда, рассматривающая истерические симптомы, была представлена в «Исследованиях истерии» (1895), написанных в соавторстве с венским врачом Йозефом Брейером. В ней он утверждал, что в основе истерической симптоматики находятся подавленные воспоминания о неприятных ситуациях, которые практически всегда обладают прямыми или непрямыми сексуальными ассоциациями. Примерно в то же время он пытается создать нейрофизиологическую теорию бессознательных психических механизмов, которая, однако, осталась незавершённой; ранние наброски этой теории были опубликованы только после его смерти [16] .

    Около 1900 года Фрейд пришёл к заключению, что сны имеют символическое значение, и, как правило, очень индивидуальны. Фрейд формулирует гипотезу, что бессознательное включает в себя или является «первичным процессом», обладающим концентрированным и символическим содержанием. Напротив, «вторичный процесс» имеет дело с логическим, осознанным содержанием. Эта теория была опубликована им в 1900 году в монографии «Толкование сновидений». В 7-й главе этой книги Фрейд также описывает свою раннюю «топографическую модель», в соответствии с которой неприемлемые сексуальные желания вытесняются в систему «бессознательного» из-за социальных сексуальных запретов, и это вытеснение порождает тревожность.

    На раннем этапе становления психоанализа значительную роль в его развитии сыграли личностные характеристики Фрейда и его сподвижников. Положение евреев в Вене, утративших связь со своими корнями, было маргинальным, чем и объясняется их склонность к риску, сопряжённому с профессиональной деятельностью в новой области психоанализа. Кроме того, стимулом для их сплочения вокруг фигуры Фрейда послужила возможность обретения самоидентичности. Часть психоаналитического движения, представленная евреями, была непропорционально большой. Сторонники Фрейда проявляли крайнюю самонадеянность относительно перспектив психоанализа. Сам же Фрейд не терпел никакой критики, требуя полной и безусловной лояльности от своих сторонников. Результатом всего этого стало формирование в психоаналитическом движении своеобразного религиозного культа Фрейда, к которому члены данного движения должны были относиться как к никогда не ошибающемуся Богу. Один из приверженцев Фрейда Макс Граф, впоследствии вышедший из рядов психоаналитиков, выразил это в следующих словах: «Фрейд — как глава церкви — изгнал Адлера; он отлучил его от официальной церкви. В течение ряда лет я пережил полное развитие церковной истории» [17] .

    В СССР психоанализ пережил период бурного расцвета в начале 20 века. В 1920-х годах И. Д. Ермаков открыл Государственный психоаналитический институт и издал переводы работ Фрейда и Юнга. Однако с середины 1930-х годов психоанализ в Советском Союзе подвергался гонениям (как и психология в целом) и практически не развивался вплоть до 1990-х годов. Тем не менее, многие идеи психоанализа вошли в отечественную психологию и психотерапию (в том числе так называемые «неосознаваемые формы высшей нервной деятельности» по Узнадзе, и другие).

    Последние полвека психоанализ бурно развивался. Современные теоретические разработки (например, теория объектных отношений) значительно расширили границы психоаналитического знания. Психоанализ активно практикуется как направление медицины. Однако в современной психотерапевтической практике он утерял былую гегемонию и популярность (конкурируя, например, с когнитивно-поведенческой терапией). Американская психологическая ассоциация — одно из наиболее влиятельных объединений профессиональных психологов в мире — включает в себя отделение психоанализа [2]. Международная психоаналитическая ассоциация насчитывает около 12000 членов.

    Психоаналитическое движение чрезвычайно многогранно, многие ученики Фрейда, в частности, А. Адлер и К. Юнг, резко разойдясь во мнении с учителем, организовали свои собственные школы. Им удалось конкретизировать некоторые его главные идеи. В рамках неофрейдизма пытаются наладить контакт психоанализа с общественными науками. Показательны в этом отношении работы Э. Фромма, который дополнял психоанализ марксизмом и пытался поднять этот симбиоз до уровня этики. Разумеется, у психоаналитика этика оказывается любовью. В философском отношении никто из психоаналитиков не ушёл далеко от З. Фрейда. В их работах ощущается острая потребность в метанаучных исследованиях.

    Основные понятия и идеи психоанализа [ | ]

    Важнейшие направления психоанализа [ | ]

    1. Теория поведения человека, первая и одна из наиболее влиятельных теорий личности в психологии — см. также Психология личности. Обычно относится к классическому психоанализу, созданному Зигмундом Фрейдом, но употребляется и к любой производной (даже сильно отличающейся от него теории), например аналитической психологииЮнга или индивидуальной психологииАдлера, которые предпочитают обозначать термином «неопсихоанализ».
    2. Методы исследования основных мотивов поведения человека. Фундаментальный предмет изучения психоанализа — скрытые бессознательные мотивы, ведущие к расстройствам. Они выявляются через высказываемые пациентом свободные ассоциации.
    3. Метод и методики лечения психических расстройств на основе вышеуказанного анализа бессознательного, проявлений переноса и сопротивления, посредством техник интерпретации и проработки. Цель психоаналитика — помочь освобождению пациента от скрытых механизмов, создающих конфликты в психике, то есть от привычных шаблонов, не пригодных или создающих специфические конфликты в реализации желаний и в адаптации к обществу.

    Методы и этапы анализа [ | ]

    Техника работы психоанализа и лечения психических расстройств изложена в Пяти основных клинических случаях Фрейда.

    Топографическая модель психического аппарата [ | ]

    Позднее (в 1923 г.) Фрейд предложил новую, структурную модель психики:

    В целом структурная модель была шагом вперед в развитии психоаналитической теории, позволив описать более широкий спектр психических расстройств и создать новые инструменты психотерапии. Её значительным достижением стала в частности теория защитных механизмов. Однако, некоторые аспекты ранней теории были потеряны в новой — например, понятие бессознательного было в ней не столь четко определено. Сам Фрейд не завершил работу по пересмотру своей теории и продолжал использовать обе модели достаточно произвольно. В дальнейшем аналитики нового поколения предпринимали различные попытки завершения этой работы. В частности, американские аналитики Дж. Арлоу и Ч. Бреннер предложили систематический пересмотр всех понятий психоанализа в русле структурной модели [18] . С другой стороны, в Британии Р. Фейрберн и М. Кляйн вписали структурную модель в теорию объектных отношений, описывая происхождение фрейдовских инстанций в ранних отношениях ребёнка и в результате действия процессов проекции и интроекции [19] .

    Защитные механизмы [ | ]

    Фрейд выделил и описал следующие защитные механизмы психики:

    Позднее Анна Фрейд, а за ней и другие психоаналитики, существенно расширили этот список, который ныне насчитывает около 30 различных механизмов психологической защиты.

    Структуры психики и структурные механизмы [ | ]

    Фрейд говорит о трёх основных механизмах психики, которые формируют субъекта: «отрицание» (Verneinung) лежит в основании невротической личности, «отбрасывание» (Verwerfung) — психотической и «отказ» (Verleugnung) — перверсивной.

    Комплексы [ | ]

    Расщепление сознания [ | ]

    «Понятие расщепления разрабатывалось Фрейдом преимущественно в статьях „Фетишизм“ (Fetischismus, 1927), „Расщепление Я в процессе защиты“ (Die Ichspaltung im Abwehrvorgang, 1938) и в „Очерке психоанализа“ (Abriss der Psychoanalyse, 1938) в связи с размышлениями о психозе и фетишизме».

    Стадии психосексуального развития [ | ]

    Само развитие разбито на пять четко ограниченных фаз:

    1. Оральная фаза (0 — 1,5 года), в личности проявляется только Ид — желание;
    2. Анальная фаза (1,5 — 3,5 года), формируется сверх-Я — социально обусловленные запреты;
    3. Фаллическая фаза (3,5 — 6 лет), интерес к половой сфере, её апогей Эдипов комплекс или комплекс Электры;
    4. Латентная фаза (6 — 12 лет), сексуальное затишье;
    5. с 12 лет — Генитальная фаза или взрослая стадия.

    Основные школы психоанализа [ | ]

    За более чем сто лет истории психоанализа в его рамках возник ряд школ и направлений. К основным можно отнести:

    • Классическая теория влечений З. Фрейда
    • Эго-психология
    • Теории объектных отношений
    • Школа М. Кляйн
    • Структурный психоанализ Ж. Лакана
    • Селф-психологияХ. Кохута
    • Интерперсональный психоанализ (Г. С. Салливан, Клара Томпсон)
    • Интерсубъективный подход (Р. Столороу)

    Психопатология [ | ]

    Взрослые пациенты [ | ]

    Различные психозы включают в себя нарушение автономных эго-функций (интеграция мышления, способность к абстрактному мышлению, отношение к реальности и тестирование реальности). При депрессиях с психотическими элементами также может быть нарушена функция самосохранения (иногда из-за подавляющего депрессивного аффекта). При расстройствах интеграции Я (часто приводящих к тому, что психиатры называют «несвязанные ассоциации», «перерыв в течении ассоциаций», «скачка идей», «повторение бессмысленных слов или фраз» и «ускользание мыслей») также нарушается развитие самостно-объектных репрезентаций. По этой причине клинически психотики также демонстрируют ограничения в эмоциональном тепле, сочувствии, доверии, идентичности, близости и / или стабильности в отношениях (из-за тревоги самостно-объектного слияния).

    Пациенты с ненарушенными автономными эго-функциями, но имеющие проблемы с объектными отношениями часто диагностируются как «пограничные» (borderline). Для пограничных пациентов также характерны нарушения, связанные с контролем над импульсами, аффектами или фантазиями, но их способность тестировать реальность остается более или менее неповрежденной. Взрослые, не испытывающие чувство вины и стыда и демонстрирующие преступное поведение, как правило, диагностируются как психопаты, или, согласно DSM-IV-TR, как люди с антисоциальным расстройством личности.

    Паника, фобии, конверсии, навязчивые идеи, компульсивные побуждения и депрессии (аналитики называют их «невротическими симптомами») не всегда вызваны нарушениями эго-функций. Наоборот, они вызываются интрапсихическими конфликтами. Как правило, эти конфликты связаны с сексуальными и враждебно-агрессивными желаниями, чувством вины и стыда, фактами реальной действительности. Конфликты могут быть и осознанными, и бессознательными, но в любом случае они формируют тревожность, депрессивный аффект и гнев. В конечном итоге различные элементы конфликта находятся под управлением защитных механизмов — по своей сути, защитные механизмы — это «выключающие» механизмы, благодаря которым человек не осознаёт данный элемент конфликта. «Вытеснение» — термин для обозначения механизма, который вытесняет определённые мысли из сознания. «Изоляция аффекта» — термин для обозначения механизма, который не позволяет чувству быть осознанным.

    Невротические симптомы могут проявляться как отдельно, так и в сопровождении нарушений эго-функций, нарушений объектных отношений, нарушения силы Я. То есть обсессивно-компульсивные шизофреники или страдающие от панических атак пациенты с пограничным расстройством личности — далеко не редкость.

    Исследования [ | ]

    Более сотни лет клинические описания единичных случаев в журналах Modern Psychoanalysis, Psychoanalytic Quarterly, International Journal of Psychoanalysis и Journal of the American Psychoanalytic Association оценивали эффективность психоанализа при неврозах и расстройствах характера и личности. Психоанализ, модифицированный техниками объектных отношений, был эффективен при многих сложных случаях нарушений в сфере интимности и межличностных отношений (см. многочисленные публикации Отто Кернберга) [ источник не указан 703 дня ] . Как терапевтический метод, психоаналитические техники могут быть полезны и при одноразовых консультациях [20] . Психоаналитическое лечение в других случаях может длиться от года до многих лет, в зависимости от серьёзности и сложности патологии.

    Психоаналитическая теория была объектом критики и споров, начиная с момента своего зарождения. Фрейд отмечал это ещё в самом начале своей карьеры, когда медицинские круги Вены подвергли его остракизму за находку того, что истерические конверсионные симптомы характерны не только для женщин. Критика психоаналитической теории началась с Отто Ранка и Альфреда Адлера (в начале 20 века), продолжилась в рамках бихевиоризма (например, Вольпе) в 1940-х и 1950-х, и существует по настоящее время. Критика исходит от тех, кто не согласен с положением о существовании бессознательных механизмов, мыслей или чувств. Критиковалось также утверждение о «детской сексуальности» (описание того, что дети в возрасте от двух до шести лет фантазируют о зарождении). Критика приводила к модификациям психоаналитической теории, таким как работы Рональда Фейрбэрна, Михаэля Балинта и Джона Боулби. В последние десятилетия, критика сосредоточилась на вопросе эмпирической вирификации [11] — несмотря на множественные эмпирические проспективные исследования (см., например, работы Барбары Милорд и её коллег из Медицинской школы Корнеллского университета). В современной научной литературе можно найти исследования, поддерживающие многие идеи Фрейда, например, бессознательное, регрессию и т. д. [21]

    Психоанализ был использован как инструмент исследования детского развития (см. журнал The Psychoanalytic Study of the Child), и развился в гибкий, эффективный метод лечения ментальных нарушений [22] . В 1960-е, ранние (1905) представления Фрейда о детском развитии и женской сексуальности подверглись пересмотру. Это привело к активным исследованиям в 1970-х и 1980-х и последующим новым концепциям женского сексуального развития, которые скорректировали некоторые положения Фрейда [23] . См. также многочисленные работы Элеаноры Галенсон, Нэнси Ходоров, Карен Хорни, Франсуазы Дольто, Мелани Кляйн, Сельмы Фрайберг и других. В последнее время, исследователи включившие в свою работу теорию привязанности (например, Алиса Либерман, Сюзан Коатс и Даниэль Шехтер) исследовали роль родительской травматизации в развитии у маленьких детей способностей к ментальной репрезентации себя и других [24] .

    Несколько мета-исследований показали, что эффективность психоанализа и психодинамической психотерапии сравнима по результативности или превосходит другие виды психотерапии или лечение антидепрессивными препаратами [25] . Эмпирические исследования говорят о том, что «классический» долговременный психоанализ — когда пациент лежит на кушетке как минимум три раза в неделю — также эффективен [26] . Обзорная работа 2005 года по рандомизированным и контролированным исследованиям заключает, что «психоаналитическая психотерапия (1) эффективнее, чем отсутствие лечения или стандартное лечение и (2) эффективнее коротких форм психодинамической психотерапии» [27] . Эмпирическое исследование эффективности психоанализа и психоаналитической психотерапии стало популярным в среде психоаналитически ориентированных исследователей.

    Исследования эффективности психодинамического лечения в некоторых популяциях показали противоречивые результаты. Исследования Бертрама Кэрона и его коллег из Мичиганского государственного университета говорят о том, что грамотное применение психодинамической терапии может быть успешно в случае больных шизофренией. [ источник не указан 703 дня ] Более поздние исследования сомневаются правильности этого утверждения. Так, отчёт Центра изучения результативности лечения больных шизофренией (Schizophrenia Patient Outcomes Research Team, PORT [28] ) не рекомендует использование психодинамических форм психотерапии при шизофрении, указывая что дополнительные исследования необходимы для подтверждения их эффективности. Однако, рекомендация PORT основана на экспертных мнениях клиницистов, а не на эмпирических данных. Существуют эмпирические данные, противоречащие этой рекомендации [29] .

    Существуют различные формы психоанализа и психотерапии, практикующие психоаналитическое мышление. Например, помимо классического психоанализа, психоаналитическая психотерапия. Другие примеры распространённых терапевтических методов, которые используют находки психоанализа: психотерапия на основе ментализации (Mentalization-Based Treatment) и психотерапия, фокусированная на переносе (Transference-Focused Psychotherapy).

    Критика [ | ]

    Уже при самом своём появлении психоанализ подвергся критике, в частности такими авторами, как К. Ясперс, А. Кронфельд, К. Шнайдер, Г.-Й. Вайтбрехт и многие другие [30] . Первоначально неприятие концепции Фрейда европейскими психиатрами было решительным и повсеместным — за немногими исключениями, как, например, Э. Блейлер и В. П. Сербский [31] . Например, Э. Крепелин утверждал [32] :

    На основании разностороннего опыта я утверждаю, что продолжительные и настойчивые расспросы больных об их интимных переживаниях, а также обычное сильное подчеркивание половых отношений и связанные с этим советы могут повлечь за собой самые неблагоприятные последствия.

    П. Б. Ганнушкин также полагал, что «психоанализ самым грубым образом копается в сексуальной жизни, психика больного определённо резко травматизируется. Больному наносится непоправимый вред», и предостерегал коллег от «неумеренного, неумелого, почти преступного применения фрейдовской методики» [33] .

    К. Ясперс относился с безусловным уважением к Фрейду как личности и учёному и признавал значительный вклад его теорий в науку, однако считал психоаналитическое направление исследований непродуктивной вульгаризацией идей Шопенгауэра и Ницше, «порождением мифотворческих фантазий», а само движение психоанализа — сектантским. Он называл психоанализ «популярной психологией», позволяющей обывателю легко объяснить что угодно. Фрейдизм для К. Ясперса, так же как и марксизм, — суррогат веры. По мнению Ясперса, «психоанализ несет значительную долю ответственности за общее снижение духовного уровня современной психопатологии» [34] .

    Известные антропологи Маргарет Мид, Рут Бенедикт, Кора Дюбуа и Франц Боас собрали данные, опровергающие утверждение об универсальности таких основных фрейдовских понятий, как либидо, инстинкты разрушения и смерти, врождённые инфантильные сексуальные стадии и эдипов комплекс. Ряд этих концепций был подвергнут экспериментальной проверке, в результате чего выявили, что они ошибочны. Роберт Сирс, рассматривая эти экспериментальные данные в своей работе «Обзор объективных исследований психоаналитических понятий», сделал заключение [35] :

    Согласно критериям физических наук, психоанализ не является подлинной наукой… Психоанализ основывается на методах, которые не позволяют повторить наблюдения, не обладают самоочевидностью, или денотативной валидностью, и несут на себе в некоторой степени отпечаток субъективных предубеждений наблюдателя. Когда такой метод используется для открытия психологических факторов, которые должны обладать объективной валидностью, он оказывается совершенно несостоятельным.

    Подвергается критике психоанализ и в конце ХХ — начале XXI века. В спорах вокруг учений З. Фрейда обсуждаются такие основные пункты: научность используемых им понятий, реальный лечебный эффект психоаналитической терапии, а также долгосрочные влияния фрейдизма на общество [36] .

    Джон Килстром в своей статье «Фрейд всё ещё жив? Вообще говоря, нет» [37] полагает, что влияние психоанализа в настоящее время сошло на нет и что и большее влияние Фрейд оказал на культуру, нежели на развитие психологии. Однако точка зрения Килстрома остаётся спорной.

    Многие десятилетия психоанализ Фрейда упрекали в научной несостоятельности. Сейчас эти упрёки можно признать справедливыми лишь в части архаической версии психоанализа. Современная психодинамическая теория построена на положениях, получивших многочисленные эмпирические подтверждения. В частности, подтверждены (а) существование бессознательных когнитивных, аффективных и мотивационных процессов, (б) амбивалентность аффективной и мотивационной динамики и их функционирование в параллельном режиме, (в) происхождение многих личностных и социальных диспозиций в детстве, (г) ментальные репрезентации «Я» и «Других» и их взаимоотношений, (д) динамика развития (Westen, 1998). Для эмпирической психологии подтверждение указанных выше положений является сенсацией. Скажем, в когнитивной психологии феномен бессознательного стал получать признание лишь около 15 лет назад (см., например, Kihlstrom, 1987, 2000).

    В 1994 году Клаус Граве с группой учёных опубликовал мета-анализ 897 самых значимых эмпирических исследований, опубликованных до 1993 года, посвящённых изучению эффективности психоанализа и сходных психотерапевтических методик [38] [39] . Граве пришёл к следующим выводам:

    • отсутствуют положительные показания для долговременного применения (1017 сессий за 6 лет и более) психоанализа
    • при длительном применении психоанализа существенно повышается риск ятрогенных эффектов
    • кратковременное применение (57 сессий за год) психоанализа малоэффективно для пациентов со страхами, фобиями и с психосоматическими расстройствами
    • кратковременное применение уменьшает симптоматику у пациентов со слабовыраженными невротическими и личностными расстройствами

    В этой же работе Граве провёл мета-анализ 41 работы, в которых сравнивалась эффективность различных методов терапии. Граве заключил:

    • группы пациентов, которые проходили психоаналитическую терапию, показали лучше результаты, чем контрольные группы, где терапия отсутствовала, а терапевт лишь ставил диагноз
    • поведенческая терапия оказалась в два раза эффективней психоаналитической.

    Британский психолог Ганс Айзенк также проводил мета-анализ значимых публикаций по эффективности психоанализа. На основании многих исследований Айзенк приходит к заключению, что ремиссия без лечения («спонтанная ремиссия») развивается у невротических больных так же часто, как и излечение после психоанализа: около 67 % больных с серьёзными симптомами выздоравливали в течение двух лет. Исходя из того, что психоанализ не эффективней, чем плацебо, Айзенк делает вывод, что сама теория, лежащая в его основе, неверна, а также что «совершенно неэтично назначать его больным, брать с них за это деньги или обучать терапевтов такому неэффективному методу». Наиболее эффективной в лечении невротических расстройств Айзенк считает поведенческую терапию, которая, в отличие от психоанализа, значительно превосходит по эффективности спонтанную ремиссию и плацебо-лечение [40] .

    Кроме того, Айзенк приводит данные, что психоанализ может оказывать и негативное действие на пациентов, ухудшать их психологическое и физическое состояние [40] . Проанализировав исследования, изучавшие корреляцию между смертностью и видами психотерапии, Айзенк заключил, что психоанализ в целом имеет деструктивный эффект. Согласно исследованиям [41] , психоанализ вызывает психологический стресс у пациента, что ведёт к повышению смертности у страдающих онкологическими заболеваниями и ишемической болезнью сердца. Айзенк также заявил о том, что применение психоанализа к онкологическим больным неэтично и должно быть запрещено «как „лечение“, которое никогда не помогало и которое, как было показано, ведёт к крайне нежелательным последствиям» [40] .

    Айзенк отмечал, что в течение длительного времени «превосходство психоанализа просто предполагалось на основе псевдонаучных аргументов без каких-либо объективных доказательств», а случаи из практики, описанные Фрейдом, не являются такими доказательствами, поскольку то, что заявлялось им как «излечение», в действительности излечением не было. В частности, знаменитый «человек-волк», вопреки утверждениям об этом, вовсе не был излечен, так как на самом деле симптомы его расстройства сохранялись в последующие 60 лет жизни больного, на протяжении которых он постоянно лечился. Безуспешным было лечение и «человека-крысы». Сходная ситуация и с известным случаем «излечивания» Брейером Анны О.: в действительности, как показали историки, диагноз истерии, выставленный больной, был ошибочным — женщина страдала туберкулёзным менингитом и долгое время находилась в госпитале с симптомами этого заболевания [40] .

    Биолог и нобелевский лауреат Питер Медавар охарактеризовал психоанализ как «самое грандиозное интеллектуальное мошенничество двадцатого века» [42] . Философ науки Карл Поппер критически отзывался о психоанализе и его направлениях. Поппер утверждал, что теории психоанализа не обладают предсказательной силой и невозможно поставить такой эксперимент, который бы мог их опровергнуть (то есть психоанализ нефальсифицируем), следовательно эти теории псевдонаучны [43] . Профессор психологии Йельского университета Пол Блум отмечал, что утверждения Фрейда настолько туманны, что не могут быть проверены никаким достоверным методом и поэтому не могут быть применимы с точки зрения науки [44] .

    Согласно исследованиям Американской ассоциации психоаналитиков, хотя во многих гуманитарных науках психоанализ широко распространен, факультеты психологии нередко относятся к нему лишь как к историческому артефакту [14] .

    В своей статье «Вреден ли психоанализ?» американский психолог Альберт Эллис дал свою оценку потенциального вреда от применения психоанализа [45] . В частности, Эллис утверждал следующее:

    • психоанализ в целом построен на ошибочных предпосылках;
    • психоанализ уводит пациентов от нужды работать над собой, даёт им оправдание бездействия;
    • психоанализ поощряет зависимость пациента от терапевта, часто пациентам предлагается принять на веру интерпретации терапевта, даже если они далеки от фактов;
    • экспрессивный, катарсивно-абреактический метод психоанализа, заключающийся в принятии и высвобождении враждебности, не решает проблему враждебности, а лишь усугубляет её;
    • психоанализ развивает в пациентах конформизм;
    • иррационализм психоанализа запутывает пациентов, уже страдающих от иррациональных убеждений;
    • из-за неэффективности психоанализа (потраченных впустую средств и времени) у многих пациентов в США подорвано доверие к психотерапии в целом.

    Доктор философии и скептик Р. Т. Кэрролл в своей книге «Словарь скептика» критиковал психоаналитическую концепцию бессознательного, хранящего память о травмах детства, как противоречащую современным представлениям о работе имплицитной памяти [7] .

    Психоаналитическая терапия во многих отношениях основана на поиске того, что, вероятно, не существует (подавленные детские воспоминания), предположении, которое, вероятно, ошибочно (что детский опыт является причиной проблем пациентов), и терапевтической теории, которая почти не имеет шансов быть верной (что перевод подавленных воспоминаний в сознание есть существенная часть курса лечения).

    По мнению сторонников когнитивной терапии (Аарон Бек и др.), классические психоаналитические техники, такие как, к примеру, техника свободных ассоциаций, не применимы в работе с пациентами, страдающими депрессией, поскольку последние «ещё больше погружаются в трясину своих негативных мыслей» [46] . Аарон Бек отмечал, что многолетний курс психоанализа, через который проходили многие его аспиранты и коллеги, не вызывал ощутимых позитивных сдвигов в их поведении и чувствах; кроме того, как заметил он сам, работая с депрессивными пациентами, применяемые в рамках психоанализа терапевтические интервенции, основанные на гипотезе «ретрофлективной враждебности» и «потребности в страдании», часто не приносят пациентам ничего, кроме вреда [47] .

    Согласно утверждению американского философа науки, известного критика психоанализа А. Грюнбаума, прочный терапевтический успех, на котором основывается утверждение Фрейда об этиологической доказательности метода свободных ассоциаций, никогда не имел места в действительности, а временные терапевтические результаты вполне объяснимы не подлинной эффективностью этого метода (то есть его эффективностью в обнаружении и снятии вытеснений), но лечебными факторами иного свойства — эффектом плацебо, то есть временной мобилизацией надежд пациента врачами. «Не слишком ли это просто, чтобы быть истиной — то, что некто может уложить психически озабоченного субъекта на кушетку и выявить этиологию её или его заболевания с помощью свободной ассоциации? Сравнительно с выяснением причин основных соматических заболеваний это выглядит почти чудом, если только истинно», — пишет А. Грюнбаум. Он упоминает, что, согласно данным тщательных исследований, так называемые «свободные ассоциации» в действительности не свободны, но зависят от едва заметных подсказок психоаналитика пациенту и потому не могут достоверно соответствовать содержанию предполагаемых вытеснений, которые ими якобы снимаются [48] .

    Многие специалисты из области нейробиологии, когнитивной психологии, философии науки и теории познания считают [9] [10] , что методы и теории психоанализа не имеют под собой научных оснований, а сам психоанализ зачастую рассматривают как псевдонаучную теорию [7] [8] [12] [49] .

    Реакция на критику [ | ]

    Со своей стороны психоаналитики обвиняют многих критиков в предвзятости и скрытой поддержке иных видов помощи (медикаментозного психиатрического лечения, поведенческой терапии и т. д.) [50] . Они противопоставляют этой критике новые исследовательские проекты, опирающиеся как на традиционное психоаналитическое изучение отдельных случаев, так и на объективные количественные методы [51] [52] .

    По мнению психоаналитика Петера Куттера, Айзенк и другие критики психоанализа в своих исследованиях пользуются методиками, прямо противоположными психоанализу, не применимыми к бессознательным процессам [53] .

    Психоанализ литературы [ | ]

    Психоанализ в XX веке широко применялся при анализе литературного творчества, понимаемого как проявление неосознанных влечений автора. Ему близки методы патографического анализа литературы и психиатрического литературоведения.

    Источник: http://ru-wiki.ru/wiki/%D0%9F%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7

    Психоанализ – не система, а способ порождения знания

    Комментарии 0

    Мне нравится 0

    О том, как правильно читать Фрейда и Лакана, что такое прикладной психоанализ и почему не стоит искать лошадиные силы в ассигнациях, рассказывает заведующий кафедрой мировой психотерапии Московского городского психолого-педагогического университета Вячеслав Цапкин

    За вашими плечами много лет психотерапевтической работы. Однако к психоанализу Вы пришли не сразу. Долгое время Вы идентифицировали себя как психотерапевта гуманистического направления. А представители этого направления – активные критики психоанализа!

    Мой профессиональный путь начался так: начитавшись Фрейда, я мечтал о том, чтобы оказаться в поле клинической практики. Было очень интересно попробовать: это действительно работает? В скором времени я убедился, что да, работает. Фрейд научил меня мыслить и не бояться непонятного, находить смысл в чем-то бессмысленном, пугающем, чуждом.
    Так сложились обстоятельства, что мне пришлось осваивать территорию групповой психотерапии. Это было большое событие для психиатрической больницы, в которой я работал. Групповая работа поставила задачи, которые более эффективно решались в рамках другой, непсихоаналитической парадигмы. Тогда произошел сдвиг к экзистенциально-феноменологической традиции.
    В этой традиции я нашел также нечто важное для понимания индивидуальной работы. В учении Фрейда было огромное количество мест, которые я просто никак не мог понять. Это касалось пансексуальности учения Фрейда, кастрационного комплекса и кастрационной тревоги, Эдипова комплекса у женщин. Экзистенциально-гуманистическая критика Фрейда попала в места моего несогласия с Фрейдом.
    Пафос гуманистической психологии состоял в следующем: так выстроить практику, чтобы снять самые подозрительные места в психоаналитическом учении. Так интерес к психоанализу в моей жизни был отодвинут на периферию, но никуда не исчез.

    Т.е. речь идет о возвращении к психоанализу, повторном его обретении. Как же это произошло?

    Мое видение психотерапевтической деятельности всегда было тесно связано с семиотикой. Любая психотерапия – это всегда talking cure, «лечение разговором». Если единственный материал, которым располагает психотерапевт это речь, единственный способ воздействия на пациента тоже речь, то возникает вопрос – что же это такое? Можно наивно ответить: речь – это то, что связано с использованием языка. Тогда что такое язык? К моему удивлению оказалось, что единственный человек, который всерьез задался этим вопросом, был Жак Лакан.

    Лакана часто критикуют за то, что он занимался только языком, упустив из виду тело, аффекты, эмоции и т.д.

    Одно из важнейших понятий отечественной семиотики – «вторичная моделирующая система». Все семиотические системы – вторичные моделирующие системы. А язык занимает некое первичное место.
    Важнейшая психотерапевтическая функция невербальных психотерапий состоит в том, чтобы символизировать опыт пациента. Символизация имеет дело со знаковыми системами, которые структурированы как язык. Интуитивно это знают все, но в силу культурных и образовательных традиций, мало кто теоретизирует в этом направлении.
    Для психотерапевта и психоаналитика типичным образованием является психиатрическое и психологическое образование. Но никакая психотерапия не является прикладной психологией, а психиатры не мыслят в семиотических категориях. Психическая болезнь, с точки зрения медика, имеет принципиальный изоморфизм с другими болезнями. А ведь в любых психических функциях нет ничего, что не было бы опосредованно языком!

    Расскажите подробнее, чем же Вас привлекла теория Лакана?

    Мой путь в психотерапии и психоанализе был связан с поиском «дома». Я пытался обосноваться в рамках чуть ли не всех основных существующих психотерапевтических подходов.
    Поэтому я могу сделать такое утверждение: масштаб теоретической мысли в большинстве психотерапевтических учений не слишком высок. Уровень сложности, тонкости мысли Фрейда и других психотерапевтических учений трудно сопоставим.
    Учение Фрейда полифонично. В нем присутствуют разные точки зрения: экономическая, динамическая, топографическая и т.д. Фрейд высказывал множество гипотез по поводу одного и того же феномена. Иногда одна гипотеза отменяет другую, но нередко они сосуществуют друг с другом и не понятно, какая из них является конечной. Как система учение Фрейда хромает в большом количестве мест.
    Последователи Фрейда мечтали о том, чтобы сделать из его парадоксального, «недоделанного» учения законченную систему по образу и подобию метафизической системы. Например, путем его биологизации. На выходе мы получаем вульгарный психоанализ. Или же путем психологизации, что сделала Эго-психология.

    Что же предлагает Лакан? Как понимать его известный призыв «назад к Фрейду»? Ведь учение Фрейда многим кажется устаревшим, его часто обвиняют в редукционизме и биологизме…

    Лакан называл себя эпигоном Фрейда, и это не просто кокетство, как полагают многие. Он говорил про себя так: «Я – человек, прочитавший Фрейда».
    Лакан увидел, что учение Фрейда не является замкнутой системой. Оно принципиально не завершенное и не завершаемое, открытое. Психоаналитическая теория не является некой передаваемой суммой знаний. Это способ порождения знаний. Это важнейшая специфика психоанализа как такового.
    Лакан искал у Фрейда не готовые ответы, а логику постановки вопросов. Читать ответы у Фрейда – дело очень опасное и ошибочное. Потому что методологические инструменты, которыми обладал Фрейд, как у любого теоретика, были культурно-исторически обусловлены.
    Критики Фрейда обвиняют Фрейда в биологизме, физикализме, пансексуализме. Эта критика Фрейда основывается на некой стратегии прочтения. Фрейд много говорил про биологию, физику, физиологию, но стоит понимать это как метафоры. Если воспринимать эти ссылки не как метафоры, без кавычек, мы неизбежно придем к несколько пошловатой и редукционистской теории.

    Может, Вы проиллюстрируете это примером?

    Экономическая теория Фрейда кажется физикалистской, потому что в ней говорится про способность заряжать психические представления определенным зарядом энергии. В английских переводах Фрейда даже появляется такой термин, как катексис. Но Фрейд-то называл это экономической точкой зрения, а экономика с физикой не очень сопрягаются.
    Либидо – аналог имеющегося у человека капитала. Этот капитал может быть распределен и вложен. Когда происходит распределение этих вложений в разные психические представления – это похоже на деятельность капиталиста, распределяющего свой капитал. В таком контексте понятие катексис становится бессмысленным! Адекватнее будет экономическое понятие «инвестиция».
    Экономика – категория семиотическая. Фрейд предполагал, что эквивалентом вложения является денежная единица. Если искать энергию, некие «лошадиные силы», в ассигнации, мы придем в тупик. Лошадиные силы, которые содержатся в денежной единице, относятся к другому измерению – к области семиотики, области символических операций (экономический обмен).
    Фрейд был вынужден мыслить метафорами, поскольку ему принципиально не хватало эпистемологических инструментов. Эти инструменты предлагает Лакан, и благодаря им на месте Фрейдовских мифов и метафор возникают безотказные, четкие структуры. «Моя миссия – говорит Лакан в XI семинаре – довести учение Фрейда до его предела».

    Почему же читать Лакана не в пример труднее Фрейда?

    Сложный язык Лакана – это, если угодно, способ избежать того искушения, которое возникает при чтении Фрейда – искушения видимой простоты и легкости понимания.
    Жак-Ален Миллер использовал в качестве предисловия к опубликованному тексту «Телевидение» следующие слова Лакана: «Тот, кто умеет задавать мне вопросы, тот умеет прочитать меня». Лакан, также как Фрейд, создавал принципиально незавершенное и незавершаемое учение.
    Психоаналитическая теория изоморфна психоаналитической сессии. И теория, и практика нацелены на открытие бессознательного. Когда бессознательное появляется во время сессии, оно заявляет о себе эффектом заставания врасплох, эффектом неожиданности и удивления. Также устроена психоаналитическая теория, и Лакан говорит на своих семинарах о неожиданном, невозможном, немыслимом.

    Большинство психологов и психиатров солидарны в том, что лечение словом подходит только невротикам, в то время как пациентам психотического уровня необходима исключительно медикаментозная терапия. Сам Лакан был психиатром и тесно занимался проблемой психозов и психоаналитической работой с ними. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее?

    Преимущество психоанализа лакановской ориентации находится в области, обозначенной Вашим вопросом. Большим заблуждением психотерапевтов и многих психоаналитиков является пан-невротическая модель, в которой психозы рассматриваются как очень глубокие и серьезные неврозы. В этой модели не существует представлений о качественном разрыве между неврозом и психозом. Эта имплицитная пан-невротическая модель отражена в современных психиатрических классификациях, в которых существует континуум: здоровые люди – люди с невротическими реакциями – невротики – люди на границе между неврозом и психозом (пограничные состояния) – психотики. Единый континуум, идущий в сторону ухудшения, но того же самого.
    Принципиальная новизна лакановской нозографии состоит в разрушении этого представления о континууме и введение радикальной прерывности. Невротические и психические субъекты устроены совершенно по-разному.
    Вспоминается поговорка – «что лекарство для русского, то яд для немца». То, что является терапевтическим благом для невротика, может стать ядом для психотика. И наоборот. Работая с невротиком, мы обращаем внимание на оговорки, языковые двусмысленности. Такая психотерапевтическая помощь при работе с психотиком обернется тем, что латентный психоз раскроется в полный рост.
    Многие психотерапевтические школы считают, что психотерапевтическая работа с психотиками невозможна, или, в лучшем случае, вспомогательна по отношению к медикаментозному лечению. Есть исключение, относящееся к области психоанализа. Всерьез работают с психотиками представители кляйнианской и лакановской ориентации. Все остальные оказываются неспособными к этой деятельности. В частности, Фрейд в свое время считал, что работать с психотиками невозможно в силу невозможности вызвать необходимый для работы перенос.

    Лакан известен своими техническими инновациями. Например, он практиковал так называемые сессии с вариабельной длительностью. Сеанс мог длиться буквально минуту или же растягиваться на час или два. С чем это связано?

    Аналитики IPA отводят на работу бессознательного ровно 50 минут – это стандартное время психоаналитической сессии, и измеряется оно часами. Бессознательное, по Фрейду, не знает времени. Согласно Лакану, оно знает время, вот только это совсем не то время, что отсчитывают стрелки на циферблате. Это время логическое.
    Бессознательное имеет пульсирующий характер, оно открывается и закрывается. Сессия должна быть построена таким образом, чтобы позволить бессознательному открыться. Открытие бессознательного проходит в рамках логического времени, которое не измеришь часами.
    Также стоит упомянуть лакановскую теорию интерпретации. Смысл рождается задним числом, ретроспективно: мы понимаем фразу, когда она произнесена целиком. Искусство интерпретации состоит в расстановке пунктуации в речь пациента. Завершение сессии – это способ пунктуации, интерпретация.

    А пунктуацию эту расставляет аналитик… В теории Лакана важное место занимает такой термин, как «желание аналитика». Что это такое?

    Двигателем любой психотерапии является желание терапевта. Важнейший вопрос переноса звучит так: «что хочет от меня терапевт?» Допустим, терапевт использует суггестию: «Спать, глубже в сон!» Тут двух мнений быть не может по поводу того, чего он хочет. Или же терапевт занимается психокоррекционной работой. Его желание тоже очевидно: избавить пациента от симптома, чтобы тот не страдал, а научное знание торжествовало. А вот чего хочет психоаналитик – непонятно, это загадка!
    Вульгарно понятый психоанализ можно описать как систематический анализ сопротивлений и переноса пациента: «Вы не признаете это, потому что сопротивляетесь», «Вы боитесь, что я вас накажу, потому что принимаете меня за своего папу» и т.п. В такой работе, как Вы понимаете, никакой загадки, связанной с желанием аналитика, нет и в помине.
    У Лакана есть очень странный тезис, который радикально противостоит такому традиционному представлению: «Все сопротивление находится на полюсе аналитика».
    Как это понимать? Конечно, не в том смысле, что у анализанта сопротивления нет. Не будь у него сопротивления, он неврозом бы не страдал. Предполагать, что основным мотивом пациента является воля к знанию, которое «сделает его свободным», очень наивно, и уповать на нее не стоит. Лакан, вслед за Ницше, считал главной движущей антропологической силой вовсе не волю к знанию, а волю к незнанию. Собственно, на этой воле строится вытеснение.
    Двигатель изменения – это желание аналитика. Это желание должно быть определенным образом организовано, это не обычное желание человека. Определенная культура этого желания возникает из опыта работы с собственным бессознательным, на аналитической кушетке! Изучить в рамках университета это желание невозможно: оно существует только в рамках аналитической ситуации.

    Но ведь в университете как-то изучают психоанализ!

    Психоаналитическое образование состоит из трех элементов. Это теоретическая подготовка, прохождение собственного анализа и использование первого и второго в своей клинической работе.
    Университетское образование способно зародить желание аналитика и организовать теоретическую подготовку.

    Расскажите, пожалуйста, об университетском проекте, в котором Вы принимаете участие. Насколько я понимаю, это программа обучения, уникальная в своем роде.

    Это совместная франко-российская магистерской программа «психологическое консультирование и психоаналитическая клиника». Она действительно уникальна, и я сейчас расскажу, чем.
    Университет Рен-2, с которым сотрудничает Московский Городской Психолого-Педагогический Университет, является одним из немногих университетов в мире, где психоанализ преподается как университетская дисциплина.
    Кроме того, он является одним из двух университетов в мире, где преподается психоанализ лакановской ориентации (другим таким университетом является Университет Париж-VIII). Каждый московский магистрант имеет право проучиться семестр в Рене. А это немаловажно, ведь Рен – это единственный университет в мире, где акцент на уровне магистратуры кафедры психопатологии и психоаналитической клиники делается на обучение прикладному психоанализу.

    Что такое прикладной психоанализ?

    Во Франции прикладным психоанализом называют такую клиническую психоаналитическую работу, которая проводится в государственных лечебных учреждениях, медико-психологических центрах помощи населению, специализированных педагогических или медико-педагогических учреждениях и т.п. Как Вы понимаете, «чистый» психоанализ, который проводят на кушетке 4 или 5 раз в неделю, в таких условиях просто не мыслим.
    Во Франции и других странах благодаря усилиям психоаналитиков лакановской ориентации были созданы Центры психоаналитического консультирования и терапии, где высококвалифицированные психоаналитики лакановской ориентации бесплатно проводят специально разработанные курсы краткосрочной психоаналитической работы с неимущим населением. Как правило, это пациенты, страдающие психозами.
    В таких странах, как Франция, Бельгия, Испания, Аргентина, психоанализ лакановской ориентации – это не роскошь, которую могут себе позволить «богатые бездельники». Психоаналитическая помощь доступна самым широким слоям населения, включая самых неимущих. Кроме того, она адресована также пациентам-психотикам, которые традиционно рассматриваются психоаналитиками как недоступные для психоанализа.

    Источник: http://psynavigator.ru/publikacii/771

    IV. Психоанализ на фоне науки.

    4. Позиция психоанализа.

    Наблюдая психоанализ как бы извне, с научно-теоретической точки зрения, не так-то просто указать его место в системе наук. Порой создается впечатление, что психоанализ, подобно хамелеону, меняет свою окраску.

    Следуя психоаналитику Хайнцу Гартманну (1972), психоанализ можно классифицировать как естественную науку, если его данные, такие, например, как «Вытеснение бессознательного содержания есть причина невроза» или «Отмена вытеснения посредством психоанализа устраняет невроз», воспринимать как общие закономерности или, как выражаются академические психологи, повсеместно действующие психологические закономерности. Опираясь на эти критерии, философ Адольф Грюнбаум (1984) делает вывод, что психоанализ пребывает в очень непростом положении.

    Но с таким же правом можно поместить психоанализ в ряд идеографических наук, ссылаясь на единственный в своем роде и неповторимый результат каждого отдельного анализа, который не допускает обобщения. Двигаясь в этом направлении, французский философ Поль Рикер (1969) в своей работе «Истолкование. Опыт над Фрейдом» определяет психоанализ как герменевтическую науку.

    Другие, например, Альфред Лоренцер (1974), считают психоанализ «критически-герменевтической эмпирической наукой», понимая при этом «эмпирический» не в естественно-научном смысле ( как наблюдаемый опыт ), а как опыт, пристекающий из косвенным образом раскрываемых переживаний.

    В таком случае правильнее было бы назвать психоанализ «наукой переживаний». В более поздней публикации (1984) Альфред Лоренцер открыто говорит об «анализе переживаний». В другой работе (1985) он помещает психоанализ в центр треугольника между социологией, психологией и биологией (см. табл. 3). Я поддерживаю мнение, что в психоанализе переработаны и использованы элементы каждой из этих трех наук — когда речь идет о таком сложном объекте, как человек, иначе и быть не может. В антропологии или, выражаясь современным языком, в науке о человеке дело обстоит точно так же. Здесь собирают и классифицируют данные, показывающие зависимость человека как от биологически данных процессов, так и от разнообразных воздействий общества, исторической эпохи и психологических процессов, возникающих в человеке и между людьми.

    Психоанализ — наука о человеке.

    Психоанализ рассматривает человека не только в трех вышеназванных теоретических перспективах, но и корректирует его отношение к жизненной практике. Это значит, что его не только исследуют методами, идущими извне, но и открывают ему методы, идущие изнутри, примененяя которые человек воспринимает себя как субъект. К объектному измерению поддающихся описанию феноменов психоанализ присоединяет субъективный аспект человеческого переживания как результат интроспективного метода. Если принять во внимание еще и освобождающий потенциал психоанализа, то мы получим очень близкую к действительности модель психоанализа.

    Психоанализ как герменевтическая и объясняющая наука.

    Прежде чем предпринять попытку классификации психоанализа, я хотел бы обсудить еще три важные работы, в каждой из которых поднимается вопрос: Какой наукой является психоанализ — объясняющей и отвечающей понятию естественной науки или приближающейся к искусству толкования, т. е. ориентированной герменевтически?

    1. Ганс-Юрген Меллер. Психоанализ — объясняющая наука или искусство толкования? (1978).

    2. Пит К. Куипер. Заговор против чувств. Психоанализ как герменевтика и естественная наука (1976).

    3. Юрген Кернер. От объяснения к пониманию в психоанализе (1985).

    Как это уже проделывал психолог Мейнард Перрец (М. Perrez, 1972), исследователь науки Ганс-Юрген Меллер применяет к психоанализу очень жесткие мерки, ориентированные на естественные науки. Он проверяет, действительно ли психоанализ представляет — в соответствии с упомянутой выше схемой Гемпеля-Оппенгейма — научные объяснения. Если психоанализ это делает, значит он в состоянии не только давать объяснения явления в прошлом, но и высказывать прогнозы, которые в последствие могут оправдаться. Опираясь на научно-теоретические критерии, Миллер приходит к выводу, что в отличие от теории поведения психоанализ невозможно подвергнуть эмпирической проверке. Таким образом, его следует классифицировать скорее как искусство толкования или герменевтический метод. Меллер на этом не останавливается и задает следующий вопрос: Как можно подтвердить толкование? Для этого Йорг Зоммер в своей новой книге «Диалогические методы исследований» (1987) предложил следующие критерии: критерий соответствия (содержание и выражение сознания должны соответствовать друг другу), критерий связности (истолкования должны быть взаимосвязаны) и критерий практики (истолкование оказывается пригодным в жизненной практике). Помимо монологического подтверждения истолкования посредством реакции пациента («Да, так оно и есть! Теперь у меня словно пелена с глаз спала»), сюда добавляется диалогическое подтверждение, заключающееся в том, что партнеры обсуждают в диалоге предложенные истолкования и сходятся на одном из них (критерий согласия).

    Два других автора — психоаналитики Пит К. Куипер и Юрген Кернер — решают проблему альтернативы («естественная наука или гуманитарная наука») в пользу принятия обеих альтернатив: «и то, и другое». Это значит: всякая односторонность только во вред. Куипер подчеркивает, что односторонняя естественно-научная ориентация упускает из виду субъективную компоненту «человеческого удела» и жизнь чувств в целом. Поэтому его книга носит название «Заговор против чувств».

    Односторонний способ констатирует лишь полуправду. Вместе с тем, Куипер допускает, что в психоанализе существуют и причинные (каузальные) объяснения, когда, например, говорится, что изменение произошло потому, что «пребывание переживания в сознании» оказалось для сознания настолько болезненным, что в конце концов оно не смогло его переносить. При этом (при всех оговорках в отношении каузального мышления) возникает причинно-следственное отношение «если. то. » между «вытеснением» и «проявлением» невротического симптома, например: если состояние осознания для Я невыносимо, то мысль вытесняется (хотя бы ценой невротического симптома!). Другие примеры такого причинной связки: «Если меня покинет некий важный для меня человек, то я буду грустить», «Если меня будут преследовать, .то я обращусь в бегство.»

    Правда, тяжелые психические обстоятельства не всегда приводят к причинной связи, в смысле линейного причинно-следственного мышления. Согласно Грегори Бейтсону (1972), мы скорее имеем дело с циклическим мышлением, которое обращается во множестве самых разных систем. По этой причине системно-теоретическую локализацию Лоренцером психоанализа в центре треугольника между психологией, социологией и биологией лучше было бы представить в виде пересекающихся окружностей, где область всех трех систем находится на их общем пересечении, а остальные области соприкасаются лишь с двумя или с одной (см.табл.5).

    Юрген Кернер поднимает интересный вопрос: Не заменяется ли при психоаналитическом методе герменевтический подход объясняющим методом? Попробую последовательно уточнить его мысль следующим образом: Во время психоаналитического сеанса я поступаю преимущественно герменевтически, а между психоаналитическими сеансами время от времени, словно выпадая из психоаналитического метода, задаюсь вопросом, как связаны между собой герменевтически понимаемые феномены в причинно-следственном отношении. В течение сеанса я слушаю пациента и пытаюсь понять смысл того, что он мне рассказывает, причем изложение и восприятие обстоятельств дела анализируемым и аналитиком однократны и не вполне поддаются определению. Между сеансами я пытаюсь, исходя из своей отдаленной позиции, применить к данному случаю повсеместно действующие законы. Например, привлекаю психоаналитическую теорию возникновения неврозов навязчивого состояния (регрессия к анально-садистской фазе) и пытаюсь объяснить навязчивый симптом причинно-следственным отношением «если . то . «.

    Приложение 3.Что такое психоанализ?

    Перечень определений разного происхождения:

    1. Определения Фрейда:

    «Прочистка дымохода» или «лечение» (Breuer & Freud, разговором» 1895).

    Искусство толкования с целью преодоления амнезии, заполнение всех пробелов памяти(Freud, 1904. С. 8).

    Теория бессознательных душевных процессов (Freud, 1928. С. 215) .

    Метод, при котором обнаруживается перенос (Freud, 1905. С. 281).

    Не лишенное тенденции научное исследование, а терапевтическая идея ее цель не доказать что-то, а изменить (Freud, 1909. С. 339).

    Метод, уничтожающий иллюзии (Freud, 1911. С. Ill).

    Метод, который позволяет вспомнить, воспроизвести и переработать душевные конфликты (Freud, 1914 С. 126 136).

    Ряд психологических, тем же путем добытых понятий, которые постепенно соединяются в новую научную дисциплину (Freud, 1923. С. 211).

    Половая теория, в которой центральную роль играет Эдипов комплекс (Freud, 1923. С. 223).

    Метод, в котором существенную роль (Freud, 1926. играет детская сексуальность С. 233 — 247).

    Способ «корректирования» в отношении вытеснения (Freud, 1926. С. 285) .

    Метод исследования, внепартийный инструмент, подобный исчислению бесконечно малых (Freud, 1927. С. 360).

    Раздел психологии — глубинная психология или психология бессознательного (Freud, 1933. С. 170 171).

    Метод, который должен создавать «благоприятнейшие для Я-функций психологические условия»: в этом случае его задача будет выполнена (Freud, 1938. С. 96).

    2. Понятия психоаналитиков после Фрейда:

    Естественная наука, в которой наблюдают и создают законы о динамике душевных процессов, доступных даже в эксперименте (Hartmann, 1927).

    Критически-герменевтическая эмпирическая наука (Lorenzer, 1974).

    Анализ переживаний (Lorenzer, 1984).

    Наука о человеке в центре треугольника между биологией, социологией и психологией (Loren/tT, 1985) .

    Равно «понимающая» и «объясняющая наука» (Kuiper, 1976; Koerner, 1985; Kutter. 1984).

    Основанная на разговоре практика, призванная превратить затаенный, запущенный, ставший симптомом дискурс в речь (Lacan, 1966).

    3. Определения философов и теоретиков науки:

    Герменевтический метод, действующий через сознание на становление сознания (Ricoeur, 1969).

    Психоанализ как саморефлексия (Habermass, 1968).

    Психоанализ как «глубинная герменевтика», «психоаналитическая герменевтика» (Lorenzer, 1970) .

    Искусство толкования (Moeller, 1978).

    Феноменология, в которой явление рссматривается непосредственно на чувственном уровне и интуитивно проигрываются процессы, происходящие у других (Hcsseri, 1900).

    Освобождающая наука в духе эпохи (Adorno, 1966).

    Просвещения Психоанализ как критика идеологии (FLibeiTnass, 1968).

    4. Определения автора в виде резюме

    Исследовательский метод для исследования недоступных ранее бессознательных психических процессов. Метод лечения психических нарушений. Учение о сопротивлении и переносе. Теория личности. Учение о болезнях, теории психических нарушений.

    Гуманитарная наука, которая наилучшим образом в идеографической манере рассматривает и понимает отдельные биографии.

    Историческая наука, в которой история отдельного человека описывается начиная с младенческого возраста.

    Метод исследования душевных процессов, не доступных иным методам.

    Речь в защиту психоанализа перед родственными ему науками.

    В этой книге я произношу речь в защиту психоанализа перед родственными ему науками. Вместе с тем. я хочу исповедаться в том, что я в действительности сохранил из психоаналитической теории и практики, а отчасти рассказать психоаналитикам о том, что они все-таки делают. Существует обширная литература о психоаналитической практике. но то, как она на самом деле проводится, лучше всего воспринимается из описаний самих психоаналитиков, а еще лучше — из сообщений анализируемых. При этом поражают огромные различия и расхождения. Фрейд, например, в своих работах советовал вести себя подобно зеркалу, лишь отражая то, что исходит от пациента, в то время как отчеты ранних анализируемых Фрейдом свидетельствуют об обратном 13 . Согласно им Фрейд представляется аналитиком, который держал себя очень добросердечно и доброжелательно. Для сегодняшних психоаналитиков ситуация ничуть не изменилась. То, что они пишут, не всегда соответствует тому, что они делают в действительности. Исследования психоаналитической теории и метода на основании работ Фрейда с использованием философской логики, автоматически ведут к выводам, которые не соответствуют тому, что происходит в психоанализе. Это. разумеется. сказано не в упрек теоретикам науки, а скорее относится к психоаналитикам, которые не всегда четко и точно сообщают о своей деятельности.

    13 Дневник Смили Блантона: «Мой анализ при Зигмунде Фрейде». Берлин: Ульштейн,1971. «Присягая Фрейду. Взгляд на один анализ». Гильда Дулитл под инициалами Г. Д. Берлин: Улыптейн, 1956.

    Если психоаналитики и впредь будут собираться лишь в своих собственных обществах, напоминающих эзотерические кружки, призванные сохранять и оберегать психоанализ Фрейда от других наук, ситуация вряд ли изменится. Было бы гораздо лучше раскрыть психоанализ, дать ему выход наружу. Если психоаналитик, подобно мне, обосновался в Институте психоанализа на психологическом факультете университета, он вовсе не должен избегать обмена информацией с коллегами-психологами и попыток отыскать с ними общий язык. Такие попытки, однако, не подразумевают отказа от психоаналитических постулатов. Психоанализ может оказаться полезным для других наук. Применяемые в психоанализе методы следует рассматривать исключительно с научно-теоретической точки зрения, адекватно предмету его исследований. Так, наряду с лингвистическими коммуникационно-теоретическими, общественно-научными методами могут обнаруживаться «скрытые смысловые структуры» (Oevermann et all., 1976) и соответствующие им «скрытые речевые структуры» (Keseling, Wrobel, 1983). Посредством определенного психологического тестирования можно понять изменения, протекающие на протяжении психоаналитического процесса, их проявления во времени. Это можно сделать при помощи Гисенского теста (Beckmann. Richter, 1972) или с помощью анкеты для оценки изменения состояния в течение психосоматического заболевания (FAPK; Koch, 1981). Если благодаря подобным исследованиям психоанализ станет понятным и доступным для описания другим ученым, я вижу в этом не опасность, а напротив — возможность не только лишить психоанализ налета мифологичности, но и лучше интегрировать его во всю совокупность наук. Чтобы эффективно использовать эту возможность, психоаналитики должны еще более открыто, чем раньше, информировать о том, каким образом они добывают свои сведения, как они их истолковывают и каким образом обосновывают свои истолкования. Я остановлюсь на этом особо в главе VIII, где буду говорить о психоаналитическом методе лечения.

    Источник: http://bookap.info/psyanaliz/kutter/gl17.shtm

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    2017-2021 © Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статьи

    Контакты