Народные приметы на каждый день – 15 примет и поверий — поверье это что

10.11.2018

2) Когда на ногтевых пластинах появляются белые пятна, то согласно приметам это свидетельствует о получении подарка, либо предвещает покупку новой одежды.

Народные приметы на каждый день – 15 примет и поверий

поверье это что

Приметы и поверья на каждый день, связанные с жизнедеятельностью

В жизни каждого человека постоянно что-то происходит, к примеру, зудит лоб, скрипят зубы, чешутся глаза. Все это что-то к чему-то, что-то предвещает, о чем-то говорит или на что-то указывает.

Ведь каждый день что-то да происходит – чешется какая-то часть тела, горят уши, звенит в ушах. Все это всегда что-то означает – 15 народных примет обо всём жизненном в статье ниже, давайте посмотрим.

Приметы на каждый день:

  1. Если левое ухо покраснело, появилось ощущение, как будто оно горит, то это значит, что кто-то из знакомых или друзей плохо отзывается за спиной, а если правое ухо беспокоит, то это означает, что кто-то хвалит.

2) Когда на ногтевых пластинах появляются белые пятна, то согласно приметам это свидетельствует о получении подарка, либо предвещает покупку новой одежды.

3) Если вдруг начала чесаться левая бровь, то вскоре придется отправиться в путешествие или в командировку, а если зачесалась правая бровь, то вскоре наступит радостное событие.

4) Выпадение ресницы – хорошая примета, сулящая получение дорогого и неожиданного подарка.

5) Во время еды начали скрипеть зубы? Значит, скоро кто-то пригласит в гости, устроив пышное застолье.

6) Подошвы ног чешутся, если в скором времени намечается дальняя дорога.

7) Звон в ушах означает, что кто-то вспоминает, говорит неприятные вещи и, может, откровенно лжет.

8) Чтобы человек не стал ленивым, нельзя на него потягиваться.

9) Считается, что человек, боящийся щекотки, чрезмерно ревнив, поэтому его избранница или избранник будет страдать от этого.

10) Нежелательно спать на спине, положив руки под голову, так как это приведет к потере памяти.

11) Появление отрыжки во время застолья предвещает в скором будущем веселые гулянья или драку.

12) Если зачесался кончик носа, то следует ожидать очередного застолья, либо же важное известие.

13) Когда начинают чесаться губы, стоит готовиться к приходу гостей, которые непременно принесут с собой какой-то съедобный гостинец – торт, пирожные, конфеты.

14) Если зачесался левый глаз, придется проливать слезы из-за печального события. Если же зачесался правый глаз, постигнет радостное событие.

15) Скорая встреча с вышестоящим руководством произойдет, если внезапно начнет зудеть и чесаться лоб.

Эти приметы связаны напрямую с жизнедеятельностью, так что не помешает о них помнить, чтобы иметь возможность подготовиться к какому-то событию.

Источник: http://s-zametki.ru/narodnye-primety-na-kazhdyj-den-15-primet-i-poverij.html

Что такое легенда? Помогите пожалуйста.

Ответ

Леге́нда (от ср.-лат. legenda «чтение», «читаемое») — одна из разновидностей несказочного прозаического фольклора. Письменное предание о каких-нибудь исторических событиях или личностях.

В широком смысле — недостоверное повествование о фактах реальной действительности.

В переносном смысле относится к овеянным славой, вызывающим восхищение событиям прошлого, отображенного в сказках, рассказах и т. д. Как правило, содержит дополнительный религиозный или социальный пафос.

Легенда — приблизительный синоним понятия миф; главные герои рассказа — обычно герои в полном смысле слова, часто в событиях непосредственно участвуют боги и другие сверхъестественные силы. События в легенде нередко преувеличиваются, добавляется много вымысла. Поэтому учёные не считают легенды полностью достоверными историческими свидетельствами, не отрицая, впрочем, что в большинстве своём легенды основаны на реальных событиях.

Источник: http://znanija.com/task/29107519

Священное Предание — это что такое?

Существует два главных источника вероучения и религиозного порядка: Священное Предание церкви и Священное Писание. Понятие о Священном Предании невозможно постичь без понятия о Священном Писании, и наоборот.

поверье это что

Что такое Священное Предание?

Священное Предание — это, в широком смысле, совокупность всех устных и письменных религиозных знаний и источников, содержащих все догмы, каноны, трактаты и основу религиозного вероучения. Основу Предания составляет передача содержания веры из уст в уста, от поколения к поколению.

поверье это что

Священное Предание — это совокупность всех догматов и церковных традиций, которые описаны в религиозных текстах, а также донесены до людей апостолами. Сила и содержание этих текстов равноценны, а истины, заключённые в них, — непреложны. Важные аспекты всего Священного Предания несут апостольские проповеди и тексты.

Как передается Священное Предание

Священное Предание может передаваться тремя способами:

  1. Из исторических трактатов, несущих в себе Откровение Божье;
  2. Из опыта предыдущих поколений, ощутивших на себе Божественную Благодать;
  3. Посредством проведения религиозных обрядов и несения церковной службы.

поверье это что

Состав Священного Предания

Не существует единого мнения о том, какое место в Священном Предании занимает Библия. В любом случае эта книга играет важную роль в любом разветвлении христианства. Понятия Священного Предания и Священного Писания неразрывно связаны, однако состав Предания гораздо более сложный. Притом в некоторых ветвях христианства, например, в католицизме, Писание не является важной частью Предания. Протестантизм же, напротив, признаёт только текст Библии.

Латинская трактовка Предания

Мнение церкви относительно Священного Предания напрямую зависит от конфессии. Так, к примеру, латинская версия Предания гласит, что апостолы, призванные проповедовать во все края, тайно передали авторам часть учения, которая была изложена письменно. Другая, незаписанная, передавалась из уст в уста, и была зафиксирована гораздо позже, в постапостольскую эпоху.

Закон Божий в русском православии

Священное Предание — это основа основ для русского православия, которое мало чем отличается от православия в других странах. Это объясняет одинаковое отношение к основным догматам веры. В русском православии Священное Писание — это, скорее, форма священного Предания, нежели самостоятельное религиозное произведение.

Первоначальная православная традиция вообще считает, что Предание может передаваться не при помощи передачи знаний, а только в обрядах и ритуалах, в результате участия Святого Духа в Церковной жизни. Создание Предания происходит посредством явления Христа в человеческую жизнь в ходе обрядов и образов, которые передаются предыдущими поколениями следующим: от отца к сыну, от учителя к ученику, от батюшки к прихожанину.

Таким образом, Священное Писание — главная книга Священного Предания, отражающая всю его суть. Предание в то же время олицетворяет Писание. Текст Писания не должен противоречить учению церкви, потому что именно понимание написанного в Библии приводит к осознанию всего вероучения в целом. Руководством к правильной трактовке Библии являются учения отцов церкви, однако они не считаются священными, в отличие от текстов, утверждённых на Вселенских соборах.

Писание в православии

Состав Священного Писания в православии:

  1. Библия;
  2. Символ веры;
  3. Решения, принятые Вселенскими соборами;
  4. Литургии, церковные таинства и обряды;
  5. Трактаты священников, церковных философов и учителей;
  6. Истории, описанные мучениками;
  7. Истории о святых и их жизни;
  8. Кроме того, некоторые учёные считают, что достоверным источником Предания могут служить христианские апокрифы, чьё содержание не противоречит Священному Писанию.

Получается, что в православии Священное Предание — это любая религиозная информация, не противоречащая истине.

Католическая трактовка

Католическое Священное Предание — это передающееся из уст в уста, от поколения к поколению, религиозное учение о житии Христа и Девы Марии.

Священное Предание в протестантизме

Протестанты не считают Предание главным источником своей веры и допускают самостоятельную интерпретацию текста Писания христианами. Кроме того, протестанты придерживаются принципа sola Scriptura, что означает «Только Писание». Доверять, по их мнению, можно лишь Богу, и только Божественное слово является авторитетным. Все остальные наставления ставятся под сомнение. Тем не менее протестантизм сохранил относительный авторитет отцов церкви, полагаясь на их опыт, однако абсолютной истиной считается лишь информация, содержащаяся в Писании.

Мусульманское Священное Предание

Священное Предание мусульман изложено в Сунне — религиозном тексте, приводящем эпизоды из жизни пророка Мухаммеда. Сунна является примером и руководством, составляющим основы поведения для всех представителей мусульманской общины. В ней содержатся высказывания пророка, а также поступки, которые одобряются исламом. Сунна — это вторая после Корана религиозная книга мусульман, являющаяся главным источником исламского права, что делает её изучение очень важным для всех мусульман.

С 9 по 10 век Сунна почитается среди мусульман наряду с Кораном. Существуют даже такие трактовки Священного Предания, когда Коран называют «первой Сунной», а Сунну Мухаммеда — «второй Сунной». Важность Сунны обусловлена тем, что после смерти пророка Мухаммеда она является главным источником, помогающим решать спорные вопросы жизни Халифата и мусульманской общины.

Место Библии в Священном Предании

Библия как основа божественного откровения — это истории, описанные в Ветхом и Новом Заветах. Слово «Библиа» переводится как «книги», что в полной мере отражает суть Священного Писания. Библия писалась разными людьми в течение нескольких тысяч лет, насчитывает 75 книг на разных языках, но имеет единую композицию, логику и духовное содержание.

По мнению церкви, сам Бог вдохновлял людей на написание Библии, поэтому эта книга является «богодухновенной». Именно он открывал авторам истину и составлял их повествование в единое целое, помогая осмыслять содержание книг. Притом Святой Дух не заполнял человеческий разум информацией насильно. Истина проливалась на авторов как благодать, порождая творческий процесс. Таким образом, Священное Писание — это, по сути, результат совместного творчества человека и святого Духа. Люди при написании Библии не находились в трансовых или затуманенных состояниях. Все они пребывали в здравом уме и трезвой памяти. В результате благодаря верности Преданию и житии в Святом Духе церковь смогла отделить зёрна от плевел и включить в Библию лишь те книги, на которых, помимо творческого отпечатка автора, лежит ещё и божественная печать благодати, а также те, что связывают между собой события Ветхого и Нового Заветов. Эти две части одной книги свидетельствуют друг о друге. Старое здесь свидетельствует о новом, а новое подтверждает старое.

поверье это что

Священное Писание и Священное Предание кратко

Если Священное Предание содержит всю основу веры, включая Писание, то очень важно знать хотя бы краткое содержание наиболее важных его частей.

Начинает Библию Книга Бытия, в которой описывается момент сотворения Мира и первых людей: Адама и Евы. В результате грехопадения несчастные оказываются изгнанными из рая, после чего продолжают род человеческий, который только укореняет грех в земном мире. Божественные попытки намекнуть первым людям на их неподобающие действия заканчиваются тотальным игнорированием оных. В этой же книге описывается появление Авраама — праведника, заключившего с Богом завет — договор, согласно которому его потомки должны получить свою землю, а все остальные люди — благословение Божье. Потомки Авраама долгое время проводят в плену у египтян. На помощь им приходит пророк Моисей, спасая их из рабства и исполняя первый договор с Богом: предоставляя им земли для жизни.

Есть книги Ветхого завета, в которых приводятся правила всестороннего исполнения завета, нужные для того, чтобы не нарушать волю Божью. Нести в люди Закон Божий было поручено пророкам. Именно с этого момента Господь провозглашает создание Нового завета, вечного и общего для всех народов.

поверье это что

Новый Завет целиком построен на описаниях жития Христа: его рождении, жизни и воскресении. Дева Мария в результате непорочного зачатия рожает младенца Христа — сына Божьего, которому суждено стать единым истинным Богом и Человеком, проповедовать и творить чудеса. Обвинённый в богохульстве, Христос подвергается убиению, после чего чудесным образом воскресает и отправляет Апостолов проповедовать по всему миру и нести слово Божье. Кроме того, существует книга об апостольских деяниях, в которой говорится о возникновении церкви в целом, о действиях народа, искуплённого кровью Господа.

Последняя библейская книга — Апокалипсис — говорит о конце света, победе над злом, всеобщем воскрешении и Божьем суде, после которого каждому воздастся за его земные деяния. Тогда же исполнится Божий Завет.

Существует также Священное Предание для детей, Писание в котором содержит основные эпизоды, но адаптировано для понимания самыми маленькими.

Значение Священного Писания

По сути, в Библии заключено доказательство договора между Богом и людьми, а также содержатся наставления относительно исполнения этого договора. Из священных библейских текстов верующие люди черпают информацию о том, как можно делать, а как нет. Библия — это наиболее действенный способ донести слово Божье до как можно большего количества последователей.

Считается, что достоверность библейских текстов подтверждается древнейшими рукописями, написанными современниками Христа. В них содержатся те же тексты, что и проповедуются сегодня в православной церкви. Кроме того, текст Писания содержит предсказания, которые впоследствии сбылись.

Божественная печать, лежащая на текстах, подтверждается многочисленными чудесами, описанными в Библии, происходящими и по сей день. Сюда относится схождение Благодатного огня перед пасхой, появление стигматов и другие события. Некоторые считают подобные вещи лишь кощунственными фокусами и профанацией, пытаясь разоблачить те или иные доказательства существования Бога и опровергнуть историческую достоверность событий Библии. Однако все эти попытки, как правило, оказываются безуспешны, ведь даже те очевидцы, которые были противниками Христа, никогда не отрицали того, что видели.

Самые невероятные чудеса, описанные в Библии

Дважды в год у берегов Южнокорейского острова Чиндо происходит чудо, подобное тому, что сотворил Моисей. Море расступается, обнажая коралловый риф. В любом случае нельзя теперь сказать точно, было ли библейское событие случайностью, связанной с природным явлением, или настоящей божественной волей, но это было на самом деле.

поверье это что

В 31-м году ученики Христа стали свидетелями удивительного явления: по дороге в город Наин они встретили похоронную процессию. Безутешная мать хоронила единственного сына; будучи вдовой, женщина осталась совсем одна. Согласно утверждениям тех, кто присутствовал при этом, Иисус сжалился над женщиной, прикоснулся к гробу и приказал мёртвому встать. К изумлению окружающих, юноша встал и заговорил.

поверье это что

Самое главное чудо, вокруг которого выстроен весь Новый Завет, — воскресение Христа, является к тому же самым засвидетельствованным. Об этом говорили не только ученики и апостолы, которые изначально сами не верили случившемуся, но и авторитетные современники Христа, такие, как, например, врач и историк Лука. Он также свидетельствовал о фактах воскрешения Иисуса из мёртвых.

поверье это что

В любом случае вера в чудеса является неотъемлемой частью всей христианской веры. Верить в Бога — значит верить в Библию, и, соответственно, в чудеса, происходящие в ней. Православные христиане свято верят в содержание Библии как в текст, написанный самим Богом — заботливым и любящим Отцом.

Источник: http://monateka.com/article/259399/

Поверье 1 страница

Ярослава Лазарева

Легенда ночи

Рыцарь ночи – 2

Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=621905

«Легенда ночи : роман / Ярослава Лазарева»: Эксмо; Москва; 2010

Аннотация

Любовь творит чудеса, но она не способна сделать из вампира человека, каким когда‑то был Грег… а именно этого страстно желают он и Лада. Молодые люди узнали о старинной легенде, скрывающей секрет перевоплощения. За точным текстом предания им необходимо отправиться в Лондон к древнему и самому безжалостному вампиру клана – Атанасу. Может быть, увидев, как влюбленные счастливы друг с другом, он согласится открыть им тайну?

Ярослава Лазарева

Легенда ночи

Часть первая

Поверье

Вонзился шип. Отброшу розу!

Но сердце, не страшась угрозы,

Раскрылось… Ранит острие

Любви… И сердце жжет мое.

Рубиан Гарц[1]

Я сидела на лекции по сценарному мастерству, но совсем не слушала преподавателя. Мой взгляд постоянно обращался к окну. Февраль в Москве был очень снежным. Казалось, что природа наверстывает упущенное из‑за аномально теплой осени и спешит выдать всю порцию холода и снега. Вот и сейчас в огромное окно аудитории беспрерывно летят крупные снежинки, и от этого пейзаж за стеклом кажется размытым и искаженным.

– Лада, не соблаговолите повторить, что я сейчас рассказывал? – раздался громкий голос, как мне почудилось, прямо над моим ухом.

Я вздрогнула и повернула голову. Наш преподаватель стоял в проходе между столами и довольно ехидно на меня смотрел.

– Я, конечно, понимаю, что вид за окном кажется вам интереснее, чем та информация, которую я пытаюсь до вас донести. И все‑таки? Я жду!

Однокурсница Ира, сидящая рядом, аккуратно повернула маленький ноутбук, я скосила глаза и четко прочитала:

– Даже в самом маленьком рекламном ролике мы должны соблюдать основные законы драматургии, то есть обязательно должны быть экспозиция, завязка, развитие сюжета, захватывающая дух кульминация и развязка. Иначе получится бесхребетное произведение, похожее на недоваренную кашу.

Я увидела, как у преподавателя взлетели брови.

– Я так и сказал «недоваренная каша»? – явно удивился он.

В аудитории раздались смешки, затем несколько голосов подтвердили про «кашу».

– Ну хорошо, хорошо! – улыбнулся преподаватель. – Главное, чтобы вы потом эту «кашу» не выдавали на экран. Спасибо, Лада! – зачем‑то поблагодарил он меня и вернулся к своему столу. – Продолжим?

Я посмотрела на улыбающуюся Иру и тихо сказала:

Она лишь кивнула и вновь стала стучать по клавиатуре. Я вздохнула и тоже уткнулась в экран своего ноутбука. Но никак не могла сосредоточиться на предмете. Буквально через пять минут я перестала слышать рассуждения о важности правильно выведенной кульминации и отдалась своим мыслям.

Мне нравилось учиться. Правда, я пока была на первом курсе, но предметы оказались очень интересными. Из нас готовили режиссеров рекламы, и я сама выбрала именно этот институт, хотя мама настаивала, чтобы я получила профессию врача. Она много лет работала акушеркой и мечтала, чтобы единственная дочь пошла по ее стопам. Но такая специальность меня совершенно не привлекала. Я с детства отличалась буйным воображением, любила фантазировать, придумывать всевозможные истории, поэтому стать режиссером рекламы, или, как нас еще называли, клипмейкером, мне показалось очень заманчивым и соответствующим моему характеру и способностям. И пока не разочаровалась.

Но именно сегодня мне не сиделось на лекциях. С утра странная тоска не давала покоя. Я думала лишь о Греге, он буквально стоял у меня перед глазами. Мы не виделись уже больше месяца, и я ничего не знала о нем. Его не было ни «В контакте», ни в аське, его телефон находился постоянно «вне зоны», и сам он не выходил на связь. И что меня особо угнетало, Грег ни разу за это время мне не приснился.

С Грегом, вообще‑то его зовут Григорий, я познакомилась прошлой осенью в октябре. Произошло это случайно. Хотя сейчас я думаю, что все в мире предопределено и случайностей как таковых не бывает. Однажды я прочитала в одной из книг Сафарли[2]следующее высказывание: «Случай – это псевдоним Бога, когда он не желает подписываться своим именем» – и полностью с ним согласна. Мама отправила меня на несколько дней в деревню к бабушке. Осень была необычайно теплая и туманная. 19 октября у меня день рождения. Наша встреча произошла примерно за неделю до него. Кстати, как потом выяснилось, у Грега день рождения тоже в октябре, но 21‑го. И ему тоже восемнадцать лет, как и мне. Но… ему всегда восемнадцать, а вот я взрослею, и это неизбежно. Я вдруг представила, что мне уже сорок, я выгляжу располневшей матроной, с морщинами на лице и тщательно прокрашенными, чтобы скрыть седину, волосами, а рядом мой любимый, все такой же юный, стройный, с нежной белой кожей, ясными голубыми глазами, густыми черными блестящими волосами. Подступили невольные слезы, и я отвернулась к заснеженному окну.

– Вот вы думаете, что законы драматургии – это что‑то отвлеченное, научное и ничего общего с обычной жизнью не имеющее, – услышала я громкий голос преподавателя и повернула голову.

Он медленно ходил по проходу между столами, и эта фраза отчего‑то привлекла мое внимание. Хотя, похоже, не только мое, но и остальных студентов – в аудитории наступила относительная тишина.

– Что вы имеете в виду? – раздался звонкий голос одного из моих сокурсников.

Преподаватель остановился и посмотрел на спросившего. Его глаза блестели.

– Эти законы отлично применимы в жизни и помогают понять получше всяких доморощенных психоаналитиков… например, то, что происходит между двумя влюбленными.

– А если тремя? – спросил кто‑то озорным голосом.

И все дружно рассмеялись.

– Количество партнеров сути не меняет, – не смутился преподаватель. – Вы анализируете, понимаете, когда наступила завязка, и, вооруженные знаниями, можете отследить, как пойдет развитие… сюжета, то бишь ваших отношений. Также вы четко знаете, что развитие романа непременно приведет к кульминации. Без этого никуда! А потом всегда следует развязка. Кстати, именно момент спада часто приводит к ссорам и разрыву. Если все это держать в голове, то можно избежать подобных спадов и ссор.

– Но ведь тогда получается манипуляция чистой воды, – вдруг сказала Ира. – Разве в любви такое возможно? Когда любишь, полностью теряешь голову, тут уж не до отслеживания всех этих кульминаций, развязок и тому подобного.

Все притихли и внимательно смотрели на преподавателя. Он поправил очки, вздохнул и сказал, что мы пока дети, верим во всякие романтические бредни, а любовь – это искусство, и хотим мы того или нет, оно строится по вполне определенным законам.

– Закончим лирическое отступление и вернемся к материалу, – добавил он. – Кульминаций в сюжете может быть несколько, но по накалу они всегда разнятся…

Но я уже его не слушала. Полученная только что информация заставила меня задуматься. Да, несомненно, в чем‑то наш преподаватель прав. «Экспозицией» наших с Грегом отношений можно считать ту первую встречу. Я увидела драку в овраге. Деревенские парни напали на незнакомого мне молодого человека. С первой встречи он произвел на меня неизгладимое впечатление своей утонченностью, бледностью, аристократизмом и какой‑то странной неуязвимостью. Он небрежно отмахивался от нападавших, словно от надоевших мух. Их явно бесило, что они втроем не могут с ним справиться. Когда я вмешалась, они убежали. Так я и познакомилась с Грегом. Но он тогда даже не попытался взять мой телефон, что меня, конечно, сильно задело. А вот «завязка» произошла несколько позже. Я вновь встретилась с ним в ночном клубе буквально через несколько дней и в первую минуту не узнала его, так как из брюнета с короткой стрижкой он превратился в длинноволосого блондина.

Я улыбнулась, вспомнив, как тогда недоумевала, а потом злилась, потому что Грег казался явно равнодушным ко мне, да еще пригласил мою подругу Лизу покататься на машине. Теперь я знаю, что это была манипуляция, он хотел привлечь мое внимание.

«Милый мой, любимый! – с тоской подумала я, вновь глядя в окно. – Где ты сейчас? Я так хочу тебя увидеть, поговорить с тобой, обнять, почувствовать твои поцелуи!»

– Ладка, ты чего сегодня такая? – раздался шепот, и я украдкой вытерла глаза.

Повернувшись, столкнулась с любопытным взглядом Иры.

– Случилось чего? – продолжила она. – Ты опять лекцию не пишешь. Препод уже на тебя косится.

– Так… обдумываю то, что он сказал о развитии отношений по определенным законам, – тихо ответила я.

– С парнем своим поругалась, – сделала она странный вывод.

Я внимательно посмотрела на Иру. Мы как‑то сразу подружились, еще с начала занятий. С ней я общалась чаще, чем с другими однокурсниками. А после новогодних каникул Ира решила, что мы – лучшие подруги, постоянно ходила со мной, сидела рядом на лекциях. Хотя мне, по большому счету, было все равно. Ее круглое румяное лицо, каштановые волосы, подстриженные в короткую мальчишескую стрижку, карие небольшие глаза и пухлые красные губы не были лишены привлекательности. Правда, она была полноватой, если не сказать толстой, но абсолютно не комплексовала по этому поводу. У нее был общительный характер, и она со всеми находилась в отличных отношениях. Но я никогда с ней не откровенничала и не делилась своими переживаниями. Поэтому меня немного удивило такое предположение.

– С чего ты взяла, что у меня вообще есть парень? – прошептала я.

– Конечно, есть! Просто ты очень скрытная, Ладка, – с обидой заметила она. – А ведь я считаю тебя своей подругой.

– И я тебя, – не совсем уверенно ответила я.

– Я даже вчера совершенно случайно его увидела. И он очень хорош собой. В жизни не видела такого интересного пацана!

При этих словах я так сильно вздрогнула, что дернула «мышкой» и тут же выпустила ее, с испугом посмотрев в экран монитора. С файлом все было в порядке.

– Поясни, – взволнованно сказала я, повернувшись к ней.

Она молча пододвинула мой ноутбук, свернула текст лекции, зашла в «Мои документы» и открыла фотографию.

– Ты же сама мне вчера разрешила после второй пары почитать материал про Дзеффирелли[3]у тебя в ноуте… пока ты ходила перекусить. И я совершенно случайно открыла этот снимок.

– Случайно?! – раздраженно спросила я. – А не потому ли, что тут стоит подпись «Грег и Лада»?

– Ну прости! – умильным тоном сказала Ира и заглянула мне в глаза. – Любопытно стало!

– Надеюсь, ты никому тут его не демонстрировала? – поинтересовалась я.

Мы замолчали и обе посмотрели на открывшуюся фотографию. Увидев любимое бледное лицо Грега, я закусила губу. Это был снимок картины, на ней мы сидели на земле спиной друг к другу, причем Грег находился как бы в ночи, а я – на свету. Я смотрела на его точеный профиль, на короткие черные волосы, на бледно‑розовые приоткрытые губы, и меня заполняла нежность. Я погладила экран.

– Красавчик, – восхищенно прошептала Ира. – Ты тут тоже хороша!

Я перевела взгляд на свои распущенные светло‑русые волосы, золотящиеся на солнце, на розовое лицо с серыми глазами, небольшим, чуть вздернутым носом и улыбающимися алыми губами. На этой картине я нравилась сама себе, но мне казалось, что Рената чуть приукрасила мою внешность. Рената – сестра Грега, и именно она нас нарисовала.

– А фотки есть? – не унималась Ира. – А то тут вы нарисованные. Хотелось бы посмотреть на твоего парня во плоти, так сказать.

Но я не успела ей ответить, так как преподаватель приблизился к нам и грозно сказал, что кульминацией сегодняшней лекции, по всей видимости, явится наше немедленное изгнание из аудитории.

– Если вам неинтересен материал, – добавил он, – можете вообще не посещать мои занятия. Но и на зачет тогда надеяться бессмысленно.

– Простите, – пискнула Ира и выпрямилась.

– Мы – само внимание, – сказала я и обворожительно ему улыбнулась.

– Последнее предупреждение, девушки, – заметил он и отошел от нашего стола.

Я закрыла снимок и уткнулась в текст лекции. Но по‑прежнему не могла сосредоточиться.

«И у нас была своя кульминация, – думала я. – Это случилось, когда я уже безумно влюбилась в Грега и узнала, что он… вампир».

Я повторила про себя это слово, но оно уже не пугало меня так, как раньше. Я вспомнила, как это произошло. Тогда в моей жизни появилось сразу несколько новых знакомых. Например, Динар. Обычный паренек, правда, неравнодушный ко мне, – так я думала. Дино был альбиносом. Его узкие глаза и высокие скулы при белоснежных волосах выглядели странно. Когда мы встретились, ему было двадцать два года, и я считала его взрослым и умным.

Еще я познакомилась с Ренатой. Правда, сперва она казалась мне довольно странной девушкой. Обстоятельства сложились так, что однажды мы очутились в одном из подземелий Москвы. Никогда не забуду перенесенного мною шока. Ведь я думала, что люди, с которыми я общаюсь последнее время, обычные ребята. И вдруг узнаю, что Грег и Рената – вампиры, а Дино – охотник за ними. К тому же Дино оказался дампиром, то есть рожденным от земной женщины и вампира. Как выяснилось, я для него служила лишь приманкой, с помощью которой он вышел на Грега и Ренату.

На этом моем воспоминании лекция закончилась. Все закрыли ноутбуки. По правде говоря, я устала, и у меня даже начала болеть голова. После перемены мы должны были идти в учебную монтажку. Но я решила отправиться домой.

– Перекусим? – предложила Ира.

Я посмотрела на ее круглое улыбчивое лицо, потом перевела взгляд на собирающихся сокурсников. Я знала, что многие меня недолюбливают, считают слишком гордой и необщительной, хотя это не так. Но вместе с тем я пользуюсь успехом у парней нашего курса. Однажды в течение недели я получила пять приглашений на свидание. Позже я поняла, что их притягивает мой замкнутый вид, отсутствие всякого кокетства в сочетании с хорошеньким личиком и ладной фигурой. Видимо, они чувствуют, что я совершенно ими не интересуюсь. А это, как известно, всегда раззадоривает. Я запомнила фразу из одного фильма. У героя спрашивают: «Почему ты так сильно ее любишь?» И он отвечает: «Потому что я ей… не нужен!» А мне действительно не нужен ни один из этих парней, мое сердце навечно отдано Грегу.

Но из‑за моего успеха у однокурсников все девушки дружно меня невзлюбили. И только Ира общалась со мной с явным удовольствием. Я ценила это, к тому же мне нравился ее открытый характер, правда, иногда закрадывалась мысль, что она не так проста, как хочет казаться. Но я не задумалась над этим.

– Лада, ты сегодня определенно зависаешь, – заметила Ира, не дождавшись моего ответа.

– Знаешь, я, наверное, домой пойду, – сообщила я. – С утра что‑то голова болит, неважно себя чувствую.

– Так еще занятия по видеомонтажу! Пропустишь?

– Скорей всего, да, – кивнула я. – Дашь потом списать?

– Сегодня же тема «Кодирование фильма в MPEG‑2», а потом в монтажке еще работать будем.

– И что? – вяло ответила я. – Не могу, понимаешь? Голова просто раскалывается!

– А таблетку? – озабоченно предложила Ира.

– Принимала, не помогло!

– Давление, наверное, – пробормотала она. – Или из‑за парня своего страдаешь?

Я не ответила, потому что ее настойчивое любопытство стало меня раздражать. Сунула ноутбук в сумку, покидала туда остальные вещи и направилась к выходу из аудитории.

На улице я вдохнула полной грудью морозный воздух и подставила лицо под летящие снежинки. Они скользили по моим щекам, таяли на губах.

– О, какая хорошенькая снегурка! – раздался мужской голос.

Я открыла глаза и недовольно посмотрела на проходившего мимо мужчину. Он зачем‑то подмигнул мне и устремился дальше по улице.

«А ведь я даже без косметики!» – подумала я и улыбнулась.

Последнее время представители противоположного пола действительно стали обращать на меня намного больше внимания, чем раньше. Конечно, я уже была не школьницей, но не сказать, что моя внешность как‑то кардинально поменялась. Стиль одежды стал более строгим, но это лишь когда я ходила на лекции, остальное время по‑прежнему носила джинсы, кроссовки, свитерки, куртки с капюшонами. Мне было удобно в спортивной одежде. Мама, правда, пыталась как‑то повлиять на меня и предлагала купить что‑нибудь элегантное или даже «гламурное», но меня раздражали вычурные наряды в этом стиле. Хотя многие девушки в институте одевались именно так. Мне же казались смешными все эти короткие юбки, узкие сапоги на высоченных каблуках или платформах, обтягивающие кофточки с неприличными декольте и обязательно какими‑нибудь блестящими узорами из пайеток или стразов, похожих на битое бутылочное стекло. А уж макияж и вовсе вызывал недоумение. Словно девушки приходят не на лекции, а выходят как индейцы на тропу войны, таким вызывающим был раскрас. Сама я косметикой практически не пользуюсь, только если собираюсь куда‑нибудь в театр, клуб или на вечеринку к друзьям.

К тому же лишних денег на изысканные наряды у нас с мамой нет. С отцом они давно развелись, и мама категорически отказалась от его помощи. И на то были свои причины. Так что мы жили только на ее зарплату. Она работала в частном роддоме и получала неплохие деньги, но все равно при нынешней дороговизне нам их не всегда хватало. Я уже подумывала о том, чтобы пойти подрабатывать, но мама была против. Она считает, что я должна окончить хотя бы первый курс, а там уже решать, смогу ли выкроить время на работу. Я учусь в негосударственном институте. Он называется Технический институт культуры, обучение тут исключительно платное и недешевое. И студенты здесь соответствующего уровня. В основном из обеспеченных семей, некоторые – выходцы из известных киношных династий. Многие приезжают в институт на дорогих машинах. И, насколько я знаю, никто из моих сокурсников не подрабатывает.

Мое обучение оплатил отец. Он вполне обеспеченный, работает PR‑директором одного из крупнейших рекламных агентств Москвы. Тогда я еще с ним общалась и считала его лучшим человеком на свете. Но потом все изменилось…

Я свернула с Большой Андроньевской, на которой находился институт, на Таганскую улицу. Пройдя дворами, оказалась на Воронцовской, где и был мой дом. Мама работала посменно, сегодня она была в ночную. Войдя в квартиру, я позвала ее. Но мама не откликнулась. Видимо, куда‑то ушла, причем недавно – борщ на плите был еще горячим.

Я пообедала и отправилась в свою комнату. Постояв в задумчивости у компьютера, все‑таки решила пока за него не усаживаться. Легла на кровать и уставилась в потолок. Настроение, неважное с утра, окончательно упало. Я с трудом сдерживала слезы, настолько сильная тоска на меня навалилась. Я, не отрываясь, смотрела на картину, висящую на стене напротив кровати. Именно ее фотографию видела Ира.

«Какая она чрезмерно любопытная, – раздраженно подумала я и вытерла слезинки в уголках глаз. – Нужно будет удалить снимки картины из ноута!»

Взяла плеер, воткнула наушники, нашла альбом группы «Серебро» и вновь улеглась. Смотрела на бледный профиль Грега на картине и страстно желала, чтобы он оказался рядом… и прямо сейчас.

Задержалась на краю,

Но упала прямо в небо.

Знаю то, что я тебя люблю…

А любовь в тебе и во мне,

Как опиум, как опиум.

Любовь в тебе и во мне,

слышала я в наушниках и не сводила глаз с картины.

Я вспомнила, что Рената обладает необычайной способностью входить внутрь собственных картин. Это ее любимое развлечение. Она рисовала, к примеру, солнечную опушку, покрытую цветами, затем оказывалась на ней и наслаждалась ясным летним днем без всякого для себя вреда. В обычной жизни и Рената, и Грег избегали солнечного света. Нет, он не сжигал их, как это описано во многих легендах о вампирах, но в его лучах они впадали в состояние, похожее на анабиоз, и могли стать легкой добычей охотников.

Я смотрела на Грега, прислонившегося спиной ко мне. Грег находился на той половине, которая изображала глубокую ночь. Небо казалось почти чернильным, земля словно была окутана темно‑фиолетовой дымкой тумана, и ноги Грега тонули в нем. Но его бледный профиль четко выделялся, и Грег был как живой. Мне даже подумалось в какой‑то миг, что я заметила трепет его длинных ресниц…

Я настолько погрузилась в созерцание любимого лица, что стала успокаиваться и впадать в какое‑то заторможенное состояние. Мои глаза медленно закрылись, улыбка приподняла уголки губ.

– Любовь в тебе и во мне… и она никогда не закончится, – прошептала я.

– Никогда не закончится, – услышала я нежный голос, звучавший словно эхо.

Я почувствовала легкое щекотание ресниц по моей щеке, повернула голову и утонула в кристально чистой голубизне глаз. Увидела, как плавно опускаются длинные черные ресницы, прикрывая этот затягивающий в себя прозрачный омут, и счастливо вздохнула.

– Грег, – прошептала я в его раскрытые губы, – ты вернулся…

Меня не удивило его внезапное появление. Грег был вампиром, а значит, обладал сверхспособностями и мог исчезать и появляться, где и когда ему вздумается.

– А я и не уходил, – еле слышно ответил он и легко прижался прохладными губами к моим задрожавшим губам. – Я всегда с тобой, любовь моя.

– Ты всегда во мне, – отозвалась я. – И это упоительно! Но я очень тоскую, когда не вижу тебя! Где ты был так долго?

Я отодвинулась, легла на бок и подперла рукой голову, не сводя с него глаз.

– Когда я тебя оставил… – начал он.

– Это было в начале января, – с горечью заметила я, – а сейчас уже конец февраля.

– Неужели ты забыла, в какой момент я тебя оставил? – Он лег на спину.

Я, едва касаясь, провела пальцем по его высокому лбу, затем спустилась по контуру носа и коснулась приоткрытых губ. Грег слегка укусил меня за кончик пальца, я машинально отдернула руку, и он тихо рассмеялся.

– Видишь, я стал спокойнее относиться к твоей близости, – заметил он. – И даже могу легко кусать тебя без опасения, что потеряю над собой контроль.

Я вновь коснулась его рта пальцами, словно приглашая еще раз укусить. Но он лишь подул на них, смешно сложив губы в «сердечко». Я тут же склонилась и припала к ним. Мне невыносимо хотелось почувствовать их вкус, окунуться в восхитительное ощущение близости, возникающее всегда, когда мы рядом. Мне чудилось, что все мое тело тает, мы сливаемся с Грегом и превращаемся в одно существо, что нас словно бы окутывает покрывало нежности, теплоты, умиротворения и мы оказываемся в огромном светящемся коконе, заполненном любовью.

Грег целовал меня нежно и осторожно, но мне уже хотелось более сильных ощущений. Нежность разгоралась изнутри страстью, словно из прохладной сердцевины голубого колокольчика вырастала алая жаркая роза. Но я помнила, как обычно Грег реагировал на подобные бурные проявления чувств, как он из ласкового парня превращался в жаждущего крови вампира и с невероятным трудом останавливался в последний момент и оставлял меня. Поэтому я старалась изо всех сил сдерживать себя и целовать его мягко и легко. Но Грег в этот раз сам словно разгорался изнутри. И я почувствовала, что в глубине его холодной сущности начинает полыхать пламя. Он, не разжимая объятий, перевернул меня на спину и лег сверху. Мое домашнее платье из очень тонкого трикотажа позволяло максимально ощущать прикосновения его тела, и мне казалось, будто я лежу голой. Я обхватила Грега руками, мы целовались, не отрываясь, и я практически потеряла голову.

И вдруг во время очень долгого и глубокого поцелуя я ощутила знакомое мне давление все увеличивающихся резцов и невольно отпрянула. Грег оторвался от меня. Я смотрела на его бледное лицо и блуждающий взгляд, на приподнятую верхнюю губу, на обнажившиеся белоснежные зубы с длинными острыми клыками, но страха, как раньше, уже не испытывала. Я безоговорочно верила Грегу и знала, что он ни за что не причинит мне вреда. Я просто ждала, когда он придет в себя.

Постепенно его лицо приняло невозмутимое выражение, кожа разгладилась, зрачки сузились, красные губы побледнели, словно от них отхлынула кровь, и сомкнулись, спрятав зубы.

– Любимый, – тихо сказала я и, освободившись из его объятий, села, поправляя сбившееся платье.

– Лада, – прошептал он и заглянул мне в глаза.

– Все‑таки ты еще не можешь спокойно переносить мою близость.

– Пока не могу, – после паузы ответил он и лег на спину, заложив руки за голову.

– Решения проблемы все еще нет? – еле слышно спросила я.

– Я стараюсь, – сказал он и закрыл глаза.

Узнав, что парень, которого я полюбила всей душой и без которого не представляла дальнейшей жизни, вампир, я испытала шок. Пыталась забыть его, не встречаться, ничего больше не знать ни о нем, ни о его близких, но у меня ничего не получилось. Это было сильнее меня. Любовь, возникшая между нами, была поистине нечеловеческой и какой‑то гипнотической, она жила в нас вопреки всему. Грег рассказал мне о поверье, которое ходило между вампирами. Будто бы если девушка с чистой душой, к тому же не знавшая физической любви, искренне полюбит вампира, то он сможет пройти обратное превращение и стать нормальным человеком. Когда я об этом узнала, моей радости не было предела. Тогда исполнилась бы моя самая заветная мечта, Грег был бы со мной всю жизнь, мы бы жили, как обычная пара, старились вместе. Возможно, у нас были бы дети. Я не хотела ничего другого и только в этом видела единственно возможное для меня счастье.

Но все оказалось не так просто. Моя близость сводила его с ума, а уж воздействию девственной крови он вообще не смог бы сопротивляться. Я была готова на все, лишь бы он стал обычным парнем, хотела полностью ему принадлежать. Но Грег ни разу не смог выдержать даже вполне невинные ласки. Его сущность мгновенно давала о себе знать, и он хотел лишь одного – укусить меня, напиться моей крови. Причем ни он, ни Рената уже давно не охотились на людей. Они держали дома кроликов, их кровь и служила им пищей.

Последний раз мы пытались в январе. Это было в его загородном особняке, который находился в деревне, где мы и познакомились. После Нового года я приехала к бабушке на пару дней. Грег меня ждал. Оказавшись в его особняке, мы поднялись на второй этаж в его комнату. Мы целовались, ласкали друг друга… Но скоро я там осталась в одиночестве, потому что Грег, почувствовав, что не может с собой справиться, исчез. Помню ощущение пустоты и потери, охватившее меня. Я вернулась в дом бабушки, закрылась в комнате и проплакала несколько часов. А потом начала терпеливо ждать, когда Грег снова появится. И вот дождалась.

Мы не виделись больше месяца, и мне показалось, будто что‑то в нем изменилось. Не внешне, нет. Я внимательно смотрела на его утонченное аристократичное лицо, на черные ресницы, бросающие трепещущие тени на бледные щеки, на тонкий нос, на изящно очерченные губы и не замечала особых перемен. Грег выглядел так же, как четыре месяца назад, когда я впервые его встретила. Но при этом он казался мне более мягким и каким‑то беззащитным. Грег напоминал сейчас милого маленького мальчика, в нем не осталось практически ничего от того загадочного и опасного молодого человека демонического вида, каким я его знала в первый месяц знакомства. И эта метаморфоза вызвала у меня прилив материнской нежности, появилось желание защитить его, оберечь, приласкать.

Я потянулась к нему, он открыл глаза и повернулся ко мне. Я легла рядом и положила голову ему на плечо. Он обнял меня и тихо вздохнул.

– Должен же быть какой‑нибудь выход, – сказала я, поглаживая его грудь. – Решение наверняка существует.

– Я уже не знаю, – ответил он. – Может, все это просто сказки, как считает Рената, и обратного пути нет.

– Что ты такое говоришь?! – возмутилась я и даже села, упираясь руками в его грудь и глядя в глаза. – Как это нет? Что же тогда с нами будет?

– Ничего, – усталым голосом произнес Грег, отводя с моего лица упавшие пряди. – Так и будем жить. Обещаю, что никогда не предам тебя, не оставлю… до самого конца.

При этих словах слезы навернулись на мои глаза. Я тут же представила, как становлюсь старухой, а он все так же молод. Это видение посещало меня уже не раз и вводило в глубочайшую меланхолию. Да и какая бы девушка смирилась с подобным? Грег внимательно смотрел на меня.

– Не хочу так! – тихо сказала я и снова легла рядом, обнимая его. – В крайнем случае я ведь могу стать вампиром и тогда буду твоей подругой навечно.

Я почувствовала, как при этих словах Грег вздрогнул, и обняла его крепче, уткнувшись носом ему в шею.

– Нет, только не это! – взволнованно произнес он. – Ты сама не понимаешь, что говоришь. Быть вампиром не так замечательно, как кажется. Да, мы производим неизгладимое впечатление своей неподражаемой красотой, но это лишь изощренный замысел Тьмы. Наша красота – приманка для людей. Мало кто может устоять перед ней, поэтому жертвы столь легко идут к нам в руки. Но представь на миг, каково это быть таким вечно, знать, что это никогда не закончится, постоянно бороться со своей черной сутью или не бороться и множить себе подобных, и убивать… без конца убивать… Никакие ваши земные ужасы с этим не сравнятся. И ты хочешь, чтобы я по своей воле тебя такой сделал? Пусть даже ради того, чтобы мы не расставались вечно?

Дата добавления: 2015-01-12 ; просмотров: 8 | Нарушение авторских прав

Источник: http://lektsii.net/1-151412.html

О суевериях и предрассудках о суевериях и предрассудках. Суеверие — это что такое? Суеверие и приметы

За многие тысячи лет своего развития человечество накопило не только массу научных знаний, необходимых для прогресса общества, но и множество ложных представлений об окружающем мире, природе и характере нашего познания. К числу таких представлений относятся суеверия — необоснованные приметы, различные гадания, вера в талисманы и т.д.

Само слово «суеверие» означает ложную веру во что-либо (от древнеславянского «суе» или «всуе» — «напрасно», «тщетно»). В словаре Даля суеверие поясняется как «ошибочное, пустое, вздорное, ложное верование во что-либо; вера в чудесное, сверхъестественное, в ворожбу, гадания, в приметы, знамения; вера в причину и последствия, где никакой причинной связи не видно». Очень краткое и в то же время весьма четкое определение суеверия можно найти с Д.И. Менделеева: это есть «уверенность, на знании не основанная».

К сказанному необходимо добавить, что все суеверия, несмотря на их различные формы и проявления, объединяет один важный признак — они неизменно связаны и признанием потусторонних, таинственных сил, от которых якобы во многом зависит жизнь человека.

Вера в сверхъестественное лежит в основе всех религий и всех суеверий. Другими словами, у истоков всех современных религий стояли те же представления о мире, которые породили суеверия, дожившие до наших дней. Суеверия были первыми ступеньками к религии как к системе определенных взглядов на мир и остались ее постоянными спутниками. И хотя богословы стараются отмежеваться от верований первобытных людей, многие остатки этих верований нетрудно разыскать в Библии, в религиозных обрядах. Достаточно вспомнить ритуал христианского крещения, чтобы увидеть, как много в нем от древней магии «язычников». «Религия шествует в сопровождении всевозможных суеверий», — вполне справедливо замечал Гюго.

Говорить о религии вообще — невозможно. Мы имеем дело не с одной религией, а со многими, и то, что одному может представляться величайшей глупостью и суеверием, для другого является религиозным догматом, в справедливости которого он никогда не сомневался.

Решительно то же самое можно сказать и о суевериях разных веков: называется ли какое-нибудь мнение суеверием или нет, об этом можно судить по развитию мысли в данное время (ярким примером является философский камень).

Таково же отношение суеверия к религии. В очень многих случаях суеверие является только пережитком более ранней религии, раньше служившее для всех предметом веры и признававшееся официально. После, когда соответствующая религия уничтожается, она продолжает существовать как народное суеверие.

Т.е. ни одного мнения нельзя назвать суеверием потому, что оно находится в противоречии с нашим теперешним религиозным и научным мировоззрением. Оно — суеверие только для нас, но вряд ли существует хоть одно мнение, называемое нами суеверием, которое не составляло бы когда-нибудь научной системы. Желающий обозначить точные границы суеверию должен всегда иметь в виду эту относительность. Нужно твердо держаться следующего положения.

Вы суеверный человек? Кто-то из нас ответит на этот вопрос утвердительно, некоторые задумаются, а самые смелые или те, кто понимает истинный смысл этого слова, скажут категоричное «нет». Мы знаем, что такое быть суеверным, и можем растолковать понятие «суеверие» – примета, поверье. Черная кошка, упавшая вилка, пустые ведра… Эту цепочку каждый может продолжить.

Мы привыкли жить в мире по законам суеверий, сами не отдавая себе в этом отчета.

Суе-верие

Слово «суеверие», как написано в словаре Владимира Даля , означает «ошибочное, пустое, вздорное, ложное верованье во что-либо; вера в чудесное, сверхъестественное, в ворожбу, гадания, в приметы, знаменья; вера в причину и последствие, где никакой причинной связи не видно».

Образовано это слово с помощью наречия «суе», или «всуе» – «напрасно, даром, тщетно, попусту». Есть более узкое, церковное, определение: суе – «противоположное вечному благу нашему, жизни духовной».

О человеке мы говорим «суетный», о жизни – «сплошная суета». Не очень лестные определения, не правда ли? Зато не боимся признаться другим, что мы суеверны .

Словарю Даля уже более 140 лет! Неужели с тех пор ничего не изменилось?!

Во что мы верим?

Проходят столетия, века сменяют друг друга, цивилизация развивается, человек делает бесчисленные научные открытия, полновластвует эра высоких технологий – и тут же… когда мы возвращаемся домой, потому что забыли что-то, здороваемся со своим отражением в зеркале!

Все блага цивилизации оказывают влияние на условия нашей жизни, а не на наше мировоззрение. А оно у нас до сих пор в чем-то языческое, оккультное .

Проведенные весной 2006 г. исследования социологов из Аналитического центра Юрия Левады показывают, что более половины россиян (54%) верят в приметы , а 42% – вещим снам. В то, что на Земле время от времени появляются инопланетяне, верят 22%. Предсказаниям склонны доверять 29% российских граждан.

Быть верующим и суеверным?

Откуда происходят суеверия, какие суеверия прижились в народе, как избавиться от суеверных страхов? Об этом наш сайт.

Что такое Суеверие? Значение и толкование слова sueverie, определение термина

1) Суеверие — — предрассудок, в силу к-рого мн. происходящее представляется проявлением сверхъестеств. сил и предзнаменованием. Служители различных религий часто относят к С. все непризнаваемые ими верования как не имеющие под собой никаких оснований. По существу же сама вера в существование сверхъестеств. сил есть С. У религии общие истоки с т. н. бытовыми С. (верой в приметы, вещие сны, гадания и др.). Релит, и суеверные представления возникли в первобытн. об-ве и были порождены бессилием наших далеких предков в борьбе с силами природы. Продолжая существовать в совр. условиях, С. нередко приводят людей к религии. Поэтому задача преодоления релит. предрассудков неразрывно связана с преодолением различных С. Она реализуется в процессе подъема культурного и образоват. уровня масс, последоват. и целе-направл. работы по распространению науч. знаний, по атеистич. воспитанию. Особую важность приобретает борьба с суеверными представлениями подрастающего поколения.

2) Суеверие — — приписывание религиозного значения всему, что не имеет такового. Предмет суеверного отношения, в отличие от предмета веры, поддается познанию человеческим разумом, что и дает критерий отличия веры от суеверия по их содержанию: вера неотделима от истины, а суеверие — от заблуждения. Заповедь «не делай себе кумира» (Исх.20.4) возлагает на нас ответственность за то, чтобы религиозное поклонение не становилось суеверным, чтобы оно совершалось в духе истины. В истории религий нередки подмены веры суеверием. «Религиозная вера и суеверие совершенно различны. Одно вырастает из страха и представляет собой род лженауки. Другая же — доверие» (Л.Витгенштейн). (См.: ФЕТИШИЗМ).

3) Суеверие — ложная («суетная») вера, воспринимаемая как очевидное заблуждение. Чаше всего к суеверию относят проявления ранних и родоплеменных религий, сохранившиеся вне современных религиозных систем: веру в защитную силу фетишей (талисманов), вещие сны, ведьм, гадания, колдовство и т. п. В религиозном обиходе суевериями нередко называют любую чужую веру – и древнюю, и современную: например, для православного суеверием являются не только все нехристианские религии, но и другие разновидности христианства.

4) Суеверие — — убеждение в том, что нек-рые видимые явления представляют собой знаки или результат воздействия невидимых сверхъестественных сил, служащих предзнаменованием будущего. В гносеологическом плане С.- предрассудок, лишенный разумного основания, совокупность стереотипизированных взглядов на человека, историю и общественную жизнь. В теологии С. обычно противопоставляется истинной вере, связывается с отвержением иных систем догматов и обрядности. С. преодолеваются через овладение научным типом знания. Но развитие науки без прочной мировоззренческой основы может порождать свои разновидности С. (типа культа неопознанных летающих объектов) или наполнять наукообразным содержанием старые (составление гороскопов с помощью компьютеров и т. п.).

Предрассудок, в силу к-рого мн. происходящее представляется проявлением сверхъестеств. сил и предзнаменованием. Служители различных религий часто относят к С. все непризнаваемые ими верования как не имеющие под собой никаких оснований. По существу же сама вера в существование сверхъестеств. сил есть С. У религии общие истоки с т. н. бытовыми С. (верой в приметы, вещие сны, гадания и др.). Релит, и суеверные представления возникли в первобытн. об-ве и были порождены бессилием наших далеких предков в борьбе с силами природы. Продолжая существовать в совр. условиях, С. нередко приводят людей к религии. Поэтому задача преодоления релит. предрассудков неразрывно связана с преодолением различных С. Она реализуется в процессе подъема культурного и образоват. уровня масс, последоват. и целе-направл. работы по распространению науч. знаний, по атеистич. воспитанию. Особую важность приобретает борьба с суеверными представлениями подрастающего поколения.

Приписывание религиозного значения всему, что не имеет такового. Предмет суеверного отношения, в отличие от предмета веры, поддается познанию человеческим разумом, что и дает критерий отличия веры от суеверия по их содержанию: вера неотделима от истины, а суеверие — от заблуждения. Заповедь «не делай себе кумира» (Исх.20.4) возлагает на нас ответственность за то, чтобы религиозное поклонение не становилось суеверным, чтобы оно совершалось в духе истины. В истории религий нередки подмены веры суеверием. «Религиозная вера и суеверие совершенно различны. Одно вырастает из страха и представляет собой род лженауки. Другая же — доверие» (Л.Витгенштейн). (См.: ФЕТИШИЗМ).

ложная («суетная») вера, воспринимаемая как очевидное заблуждение. Чаше всего к суеверию относят проявления ранних и родоплеменных религий, сохранившиеся вне современных религиозных систем: веру в защитную силу фетишей (талисманов), вещие сны, ведьм, гадания, колдовство и т. п. В религиозном обиходе суевериями нередко называют любую чужую веру – и древнюю, и современную: например, для православного суеверием являются не только все нехристианские религии, но и другие разновидности христианства.

Убеждение в том, что нек-рые видимые явления представляют собой знаки или результат воздействия невидимых сверхъестественных сил, служащих предзнаменованием будущего. В гносеологическом плане С.- предрассудок, лишенный разумного основания, совокупность стереотипизированных взглядов на человека, историю и общественную жизнь. В теологии С. обычно противопоставляется истинной вере, связывается с отвержением иных систем догматов и обрядности. С. преодолеваются через овладение научным типом знания. Но развитие науки без прочной мировоззренческой основы может порождать свои разновидности С. (типа культа неопознанных летающих объектов) или наполнять наукообразным содержанием старые (составление гороскопов с помощью компьютеров и т. п.).

Черная кошка, пустое ведро, 13-число, особенно если оно выпадает на пятницу… Примет, сулящих неудачу или какое-нибудь несчастье, много. Хорошо, что большинство из нас знает лишь о малом их числе, а то бы… Впрочем, а что бы? Разве совместимо суеверие с христианством? Увы! Более того, и в церковной среде немало суеверий, связанных с какими-то действиями в храме или даже обрядами. Что уж говорить о совершенно суеверном по своей сути отношении к иконам, святым источникам, даже паломничеству. О том, где корень живучести суеверий, почему люди так часто попадают под их власть, как изжить в себе страх перед приметами, сглазом и прочим, мы беседуем с .

– Алексей Ильич, сегодня мы бы хотели поговорить о суевериях. Это явление, которое буквально захлестывает нашу жизнь: люди обращают внимание на какие-то мелочи, которые их начинают очень беспокоить. А как бы вы определили суть суеверия?

– Слово «суеверие» встречается во многих языках. В частности в греческом есть такое понятие – «мэтэотис», которое как раз и переводится на славянский и русский языки как суеверие. В греческом оно означает пустоту, призрачность, глупость. Есть и в еврейском языке слово со схожим значением: «дым, пар, который легко рассеивается, ничего не значит, не имеет сути», а также «глупость и обман». Мне кажется, эти языки: греческий и еврейский – поскольку это языки Священного Писания и именно о суете говорится в Священном Писании – очень хорошо передают нам суть этого явления – суеверия. По своему содержанию это некая пустота и глупость. А если говорить о языке еврейском, то даже обман. В данном случае – самообман. Вот что такое суеверие.

Суетное – это никчемное, ничтожество, пустота, то, чего на самом деле нет. А человек придает этому значение как будто бы чему-то существующему в действительности, и в результате он впадает в обман, в самообман и наносит себе, естественно, вред, заблуждается. Вот что такое суеверие: вера суетным, ничтожным, не имеющим никакого значения и сути вещам.

Почему суеверие называется грехом? Это тоже страсть?

– Тут дело вот в чем. Что такое грех? Грех (о, сейчас дам определение!) – это то, что вредит человеку. Вот, например, сейчас возьму и отрублю себе палец – будет грех. Или иголку всажу – это будет грех. Грех – это все то, что вредит человеку. А, представьте себе, суеверие: вот я начинаю верить, что черная кошка перебежала дорогу и теперь неизвестно, что со мной будет, или с пустым ведром кто-то попался мне навстречу… Человек расстраивается, не знает, что делать, от этого нарушается вся его нормальная жизнь – потому это и грех. А есть ведь суеверия разного порядка. Какой-то вологодский лжестарец говорил: «Если вы, крестясь, не дотянете свою руку до левого плеча, надо сверху, сверху! – то он останется сидеть там и будет вам нашептывать на левое ухо». Или, представьте, в церкви вы передаете что-то через левое плечо – так многие шарахаются даже – до чего доходит!

Есть вещи, может быть, и смешные, а есть такие, которые приводят людей к самым печальным выводам. Например, в одном монастыре мне монахиня сказала: «В этом году нам не удалось на Крещение искупаться – а ведь когда искупаешься, все грехи за год прощаются, очищается человек от грехов». Вы подумайте! И кстати, эта глупость, Господи! – разливается по нашей России-матушке, и многие начинают: «Обязательно надо искупаться – смыть грехи». Как легко: искупался – всё в порядке. Ни покаяния не нужно, ни труда – ничего! Искупался, да еще если мужичок после купания стаканчик выпьет – ну просто красота! В общем, Православие – лучшая религия в мире.

А как бороться с суеверием, с этой пустотой? Как в нее не попасть?

Известен закон духовной жизни: чем меньше веры в Бога, тем больше суеверий. Вера в Бога нужна!

– Известен закон духовной жизни: чем меньше веры в Бога, тем больше суеверий. Для человека, который верит, что без воли Божией ничего не происходит, что в мире нет никаких случайностей и что воля Божия – это не просто то, что Бог захотел и сделал, а это есть то, что вполне соответствует человеческому духовному состоянию, и что Бог только как Врач посылает нам наилучшие обстоятельства для того, чтобы мы опомнились, – так вот, для того, кто верит именно в Бога, все эти суеверия, конечно, есть не что иное, как чушь, пустота и больше ничего. Вера в Бога нужна. А когда человек забывает о Боге, он начинает верить всякой ерунде. Язычество, кстати, на этом всё и построено – язычество и есть в конечном счете суеверие.

Какова природа возникновения суеверия? Необразованность? Какие еще есть причины этого явления?

– Причины могут быть и другие. Иногда же, бывает, что-то действительно совпадает. Перебежала черная кошка дорогу – человек шел, споткнулся и разбил себе коленку: вот! И, может, само совпадение вызвано тем, что человек поверил в эту черную кошку, потому и разбил себе нос или коленку, но само по себе совпадение этих вещей укрепляет в нем веру в приметы. Это один из факторов, которые присутствуют в нашей жизни.

Ну, а, может быть, самое главное заключается в том, что вера в Бога налагает на мою жизнь ответственность – перед своей совестью, перед верой в вечную жизнь, перед верой в то, что за гробом всё, что я делал здесь, мне будет показано и принесет мне действительные страдания, если я делал что-то злое.

Вера в Бога – это ответственность, труд, необходимость понуждения себя. В суеверии же всё легко

В общем, вера в Бога – это ответственность, труд, необходимость понуждения себя. В суеверии же – ничего не надо. Только избегать: избегать, чтобы кто-то мне не перешел дорогу… Бывают же случаи – до смешного: идешь – вдруг бежит со всей мочи… И при этом – что? Ну, хорошо, я не перешел тебе дорогу – а ты-то перешла мне. Значит, по такой логике, ты хочешь мне зла? Как же это понять? – Об этом даже мысли нет. Самый основной христианский принцип жизни – это принцип любви, и этот принцип в данном случае отбрасывается полностью: лишь бы мне было хорошо.

Крестик валяется в храме на полу – никто не поднимает. Моя сестра подняла его и положила на окно рядом. Крестик исчез моментально. Потом только она узнала, в чем дело. Оказывается, бросают крестик с тем, чтобы кто-то поднял и взял таким образом на себя болезнь или неприятность – представляете: суеверие становится уже зловерием. Кстати, это один из ответов, почему суеверие – грех. Оно становится зловерием.

В любом случае суеверие не налагает на меня никакой моральной ответственности ни перед чем. Никакие заповеди мне не нужны, ни о каких грехах можно не думать, и поэтому суеверие, конечно, гораздо легче, и интуитивно человек следует этому, нежели вере в Бога, где всё сопряжено с трудом. В этом основная причина.

– То есть заполнение своего сознания какими-то неоправданными страхами – это и есть суеверие, и нужно просто с этим решительно бороться?

– Объяснять надо. К сожалению, довольно часто приходится слышать, что в проповеди объясняют историю праздника, объясняют, что такое свечка, что такое амвон, и очень мало, почти никогда не говорят о том, что существуют духовные законы жизни, нарушать которые опасно для тебя – так же, как нарушить закон тяготения или закон температуры: нельзя тебе – ты обожжешься или замерзнешь, нельзя прыгать с десятого этажа. Есть законы: не Бог меня накажет, когда я прыгаю с пятого этажа, а закон тяготения. Так и в духовной жизни – то же самое: если ты желаешь кому-то зла, этим самым ты вонзаешь нож в свое тело. Завидуешь кому-то – недаром говорят: «позеленел от зависти», – а святитель Василий Великий писал: «И не зарождалось в душах человеческих более пагубной страсти, нежели зависть». Оказывается, любой грех – это рана, которую мы наносим себе. И в данном случае суеверие связано очень часто со зловерием, и всегда оно наносит человеку урон, грех, рану, которой надо, конечно же, стараться избегать. Но для этого нужно, увы, знать Православие, что его суть не в правильном исполнении просто всех церковных требований, а в том, чтобы бороться со своими дурными желаниями и влечениями: не лгать, не притворяться, не обманывать и т.д. – вот в чем суть Православия-то. «Дай мне сердце твое, сыне», – говорит Господь, – а не ноги и руки. А мы – нет: руки и ноги.

– Магическое отношение к православным святыням – это тоже очень распространенное явление. От болезни – такой-то источник, найти квартиру – надо туда и т.п. Почему сейчас такое явление укоренилось?

– Ой, какой хороший вопрос. Действительно, сейчас, когда мы говорим о возрождении Православия, вдруг народ поражается таким суеверием. Однажды на лекции, где-то на приходе, я грозно спросил: «Кому надо молиться от пьянства?» Все ответили: «“Неупиваемой Чаше!”» Я сказал: «Правильно. Не вздумайте молиться перед Владимирской, или Казанской, или Иверской иконой Божией Матери! Не поможет!» Все сразу: «Хи!» До чего мы дошли! Причина все та же: это же легко, это гораздо легче. Легче поставить свечку, заказать молебен, акафист. Недаром же один из поэтов написал замечательные строки: «Да, бой с самим собой есть самый трудный бой. Победа из побед – победа над собой». Действительно, я готов проделать сотни километров к «Неупиваемой Чаше» в этот монастырь, но чтоб воздержаться от лишней рюмки – это уж слишком, конечно.

Бой с самим собой – самое трудное дело, и Православие именно к этому призывает: к борьбе со своим ветхим человеком. А наш хитрый ум делает так, как бежит водичка: натыкается на камень – обходит его и течет дальше. Так и здесь: мы натыкаемся на заповеди Божии – и обходим их. И подменяем заповеди Самого Бога вот этими формальными вещами, тем, что в иудаизме называется «субботой». Главное – исполни субботу. Эти правила исполнил – всё, ты хорош. Вот, оказывается, какие вещи.

Посмотрите, как писал о паломничестве. Мне как-то прислали ролик об одном крестном ходе, где священник перед его началом объявил: «Все те, кто дойдут до конца, получают полное отпущение всех грехов, которые совершили». Священник! Что он делает! Правда, там идти дня три, и он трудный, но вот такие вещи говорили. Оказывается, вот как очищаются от грехов: не покаяние, не исповедь, не внимание к своей жизни, не борьба со своим ветхим человеком, а вот – ножками протопай. Вот что пишет святитель Феофан Затворник насчет паломничества: «А в дороге-то и не заметишь, как окостенеешь. Сколько предметов налезет в голову – и пойдет одна форма, без силы и жизни. Не лучше ли вам отказаться от странствования?» – пишет он одной особе. В другом письме: «А в дороге – чего не наберетесь, чего не навидитесь и не наслушаетесь!»

Да, действительно, в храме человек стоит, и то мысли по всему свету бродят. А здесь, когда человек идет, попробуй сосредоточься. Ну, поют – самое лучшее. Видите, как святитель относился даже к паломничеству – кажется, хорошее дело, святое дело – а ну-ка, загляни. Правда, он при этом пишет, чтобы быть объективным, что человеку, который еще почти ничего не знает о вере, который не может вести никакой христианской жизни у себя дома, паломничество может подчас помочь хоть немножко, когда он придет к святыне, помолиться, исповедоваться, причаститься. «Для таких людей, – говорит он, – ну, что же, это может быть и полезно. А для человека, укрепленного в вере, это может явиться только причиной рассеянности».

Разве Масленица церковный праздник? Это же язычество! Да вы покажите, как люди готовятся к посту!

А вот наша , посмотрите, во что она превращается! «После Божественной Литургии – масленичные гуляния», – читаю я. И это объявляется на церковных страницах! Вспоминаешь историю Русской Церкви, как боролись наши подвижники – одного епископа даже убили за то, что он грозно обличал то распутство, которое начиналось на Масленице. И посмотрите: сейчас Масленица входит в нашу жизнь. Скоро мы вообще не разберемся, где Церковь, а где мир. Не поймешь даже. И все это под флагом какого-то миссионерства. Простите, какое же это миссионерство? Это, напротив, – подрыв авторитета. Если вы знаете, что есть люди, которые действительно готовятся к посту, – покажите их: вот, посмотрите, как они себя ведут, – они уже начинают готовиться к посту. А то происходит ровно наоборот, то есть это уже язычество. И что говорить об этом? Масленица – языческое празднество, совершенно очевидное.

– Как бороться со страхами (страхом перед черной кошкой, перед сглазом и проч.), которые испытывают люди, ходящие иногда в храм? Они осознают эту проблему, но никак не могут с нею справиться…

Если есть вера, что со мной Господь Бог, – только веру нужно в себе подогревать, – тогда и страха не будет

– Христос ответил: «Когда услышите…» – и перечисляет те страшные вещи, которые грядут человечеству в конце истории. Он говорит: «Когда услышите, то поднимите головы ваши!» Это Он говорит о каком времени? Когда люди будут, говоря по-славянски, «издыхать» от страха грядущих бедствий. Уже сейчас очень многие страшатся. Христос предупредил: когда вы услышите (вы – то есть христиане), то поднимите голову, ибо приближается час нашей встречи. Встречи со Христом! Опять приходится повторить те же самые слова: чем меньше у нас веры во Христа, тем больше у нас всяких не только суеверий, но и страхов. Это совершенно естественное и закономерное явление. Кто меня может обидеть, когда со мною стоят великаны-защитники, скажите? Да никто! Никого я не боюсь. Тут со мной Господь Бог, а не кто-нибудь. Если есть эта вера – только веру нужно в себе подогревать, – тогда, естественно, у человека этот страх будет отходить в сторону, отступать от него. Чрезвычайно важно это напоминать себе. Как писал игумен : «Правильные мысли нужно не запрятывать в какой-то склад памяти, а постоянно напоминать их себе, возгревать их в себе, потому что они согревают душу и помогают человеку в его жизни».

Вот, оказывается, какой путь: «Восклоните головы ваши!» Для современных людей, мне кажется, эти слова приобретают все большую значимость.

Большое спасибо, Алексей Ильич, от портала и всех наших читателей и зрителей.

– Спаси, Господи, всех вас. И всех нас тоже.

Словарь Ушакова

суеве рие , суеверия, ср. Религиозный предрассудок, представляющий явления и события в жизни проявлением чудесных сверхъестественных сил и предзнаменованием будущего. Суеверие возникло на почве первобытных, пережиточных представлений о силах природы. Вера в приметы — одно из характерных проявлений суеверия.

Православие. Словарь-справочник

уклонение от чистого духа истинной веры, измена Богу – опасный грех, проявляющийся в веровании приметам, гаданиям, «вещим» снам, заговорам, астрологическим предсказаниям. О пагубности суеверий говорится еще в Ветхом Завете.

Православный энциклопедический словарь

уклонение от чистого духа истинной веры, измена Богу — опасный грех, проявляющийся в веровании приметам, гаданиям, «вещим» снам, заговорам, астрологическим предсказаниям. О пагубности суеверий говорится еще в Ветхом Завете. В новозаветные времена Церковь всегда чрезвычайно строго наказывала за следование суевериям. А по Морскому уставу Петра Первого за религиозное суеверие полагалась даже смертная казнь.

Философский словарь (Конт-Спонвиль)

Стремление наделять смыслом то, что смысла не имеет. Например, черную кошку, сон, солнечное затмение. Понятие суеверия спорно, а значит, относительно: мы всегда верим (всуе) кому-то, кто полагает себя единственным истинным толкователем. Тем самым суеверие отличается от религии, во всяком случае, с точки зрения верующих (суеверие порождает ложные знаки или ложных богов). С точки зрения атеистов, суеверие скорее включает в себя религию (поскольку никакой бог не истинен).

Нам возразят: но ведь психоанализ, не имеющий ничего общего с суеверием, придает смысл снам или симптомам. Разумеется. Однако в психоанализе этот смысл является всего лишь изнанкой каузального процесса, а сны и симптомы трактуются как символы только потому, что служат в первую очередь признаками или являются следствиями. Поэтому в них нет ничего сверхъестественного, а их интерпретация в конце концов сводится к чему-то другому (сексуальности, бессознательному), что напрочь лишено не только трансцендентного, но и имманентного значения. Семиотика возвращает нас к этиологии, которая ее объясняет и очерчивает ее границы. Не существует смысла смысла, как не существует абсолютного смысла или последнего смысла; есть лишь реальность и побуждение, которые не значат ничего. В этом пункте Фрейд как раз и опровергает суеверие, а психоанализ опровергает религию. Всякое суеверие стремится подчинить реальность какому-то смыслу, оно пытается объяснить то, что есть (сон, солнечное затмение или черную кошку), тем, что это может означать (грядущее несчастье). Психоанализ поступает с точностью «до наоборот». Он подчиняет смысл реальности и объясняет значение чего-либо (сна, оговорки, симптома) тем, что имеет место на самом деле (вытесненным желанием, травматизмом, неврозом). Суеверие придает смысл тому, что смысла не имеет; психоанализ сводит смысл к чему-то другому, в чем этот смысл растворен. Вот почему бессмысленно спрашивать психоаналитика о смысле жизни. Он может лишь объяснить нам смысл наших симптомов или сновидений. В противном случае психоанализ превращается в суеверие. Из познания (моей личной жизни) он превращается в религию (моего бессознательного). Психоаналитиков, пытающихся отыскать смысл жизни, можно только пожалеть. Что касается Фрейда, то его интересовал только поиск истины. Нам опять возразят, что то и другое тесно связаны, ибо магистральный путь психоанализа как раз и ведет к поиску смысла жизни. Возможно, но это не значит, что следует смешивать одно с другим. Фрейд – не пророк, а антитеза пророку. Он не вещает, а объясняет, не говорит, а слушает. Для него смысл – не более чем один из путей к истине. Обратный ход, то есть стремление разгадать в истине смысл, и есть суеверие. Бессознательное умеет «говорить», в этом нет сомнения, но ему нечего нам «сказать». Лечение не может обойтись без слов (есть английское выражение «talking cure» – лечение разговором), но здоровье молчаливо.

В заключение отметим, что всякое суеверие стремится найти себе обоснование. Человек, разбивший зеркало, пугается, и его страх сам по себе служит предвестником несчастья. Так что суеверие – это дурная примета.

Толковый словарь русского языка (Алабугина)

Предрассудок, объясняющий происходящее проявлением сверхъестественных сил и знамением судьбы.

|| прил. суеверный , -ая, -ое.

Источник: http://playmash.ru/fish/o-sueveriyah-i-predrassudkah-o-sueveriyah-i-predrassudkah-sueverie—eto-chto/

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2017-2022 © Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статьи

Контакты
Читайте также:

  1. B) созылмалыгастритте 1 страница
  2. B) созылмалыгастритте 1 страница
  3. B) созылмалыгастритте 2 страница
  4. B) созылмалыгастритте 2 страница
  5. B) созылмалыгастритте 3 страница
  6. B) созылмалыгастритте 3 страница
  7. B) созылмалыгастритте 4 страница
  8. B) созылмалыгастритте 4 страница
  9. CONTRATO DE LICENÇA E SERVIÇOS 2 страница
  10. CONTRATO DE LICENÇA E SERVIÇOS 3 страница