Психоанализ З — что нового внес психоанализ в познание культур

09.01.2019

Психоанализ привлекает анализом и объяснением, анализом в отношениях с Другим, осознанием действия как отношения к другому. Психоанализ, научив анализу, создал сознанию новое пространство бытия, новую связь с Другим, открывая сознание в активности, бытийность сознания, его включенность во взаимодействие.

Психоанализ З. Фрейда как научная реакция на культурный кризис

Дата16.05.2016
Размер109 Kb.
ТипАнализ
Антипова И.Г., к.пс.н., доцент

кафедры общей психологии

Ростовского государственного педагогического университета,

г. Ростов-на-Дону, Россия

Психоанализ З. Фрейда

как научная реакция на культурный кризис
З.Фрейда рассматривают как историческую фигуру, внесшую вклад в развитие западной культуры. Но при этом психоанализ представляют абстрактно, вне исторического контекста, вне его социокультурной обусловленности и вовлеченности в поток истории, вне исторического изменения человека, трансформации культурных запретов и смыслов. Роль психоанализа в данном случае трактуется как открытие человека в культуре – человека, страдания которого «дошли до пределов», что и потребовало создание психоанализа. При таком взгляде игнорируется то обстоятельство, что сам психоанализ занимает место в истории, выполняя историческую задачу, взаимодействуя не с абстрактным «человеком в культуре», а человеком, переживающим смену культурных ориентиров, закат Нововременной матрицы. Будучи востребован культурой, психоанализ включен в историю человека, как и другие социокультурные практики, он способствует изменению человека, историческому движению смыслов. Психоанализ обусловлен, находится в истории, изменяет смыслы человека, его отношение к запретам, но, освобождая, он создает новые запреты, порождает новые иллюзии.

Рассмотрение психоанализа, причин кризиса, путей выхода из него требует отказа от натурализма в трактовке психоаналитической теории. Против натурализма делал свои шаги психоанализ. Осознавать – вот задача психоанализа, но, требуя осознавать, психоанализ порождает новые защиты.

Анализ кризиса связан с пониманием его функции в культуре. С той точки зрения, согласно которой всякое развитие является кризисным, а культура как развитие всегда находится в кризисе, постановка проблемы человеком есть лишь часть кризиса. Постановка проблемы кризиса есть сторона самого кризиса, есть задача человека, которая создает кризис и способствует его разрешению. Понимание человеком кризиса задано культурными средствами, нуждами, смыслами, оно востребовано, как часть самого кризиса и развития культуры. С точки зрения, согласно которой человек объективно отражает кризис и ставит проблему кризиса, когда это становится необходимо, оказывается непроанализированным феномен возникновения психических расстройств после того, как о них заговорили ученые.

Постановка проблемы есть действие человека, включенное в культуру и обладающее определенными функциями. Наука ставит проблемы потому, что участвует в бытии, в вовлекающем дискутировании, дискурсе. Для современной науки возможны различные точки зрения, допустимы разные взгляды, потому ставятся разные проблемы, и потому создаются, определяются, очерчиваются разные пути разрешения. Обоснование постановки проблемы характерно для классической науки. Для современной же науки обоснование есть нечто временное, что реализуется с осознанием невозможности ни обосновать, ни поддержать высказывание последними аргументами. Историческое сознание находится в кризисе, становясь. Имея дело с кризисом своего времени, психоанализ ставил задачу адаптировать, а в результате своей деятельности (неадаптивной, по В.А.Петровскому) изменил самое сознание, открыл новые функции сознания, создал особую практику и возможность избегания, бегства в «застревание» на психоанализе. Психоанализ поставил вопрос самолегитимации и открыл специфическую активность, а потому – и новый модус занятий – вовлеченность в анализ.

З.Фрейд и классическое сознание – это отношение рассматривается по-разному.

Различные теоретические позиции и предпочтения во взглядах на сознание определяют различие взглядов на психоанализ в истории. Психоанализ рассматривается как укрепление нововременного сознания, понимаемого в качестве способности осознавать предпосылки своего поведения и расширять пространство действия. Сознание в психоанализе предстает как ниспровергнутое открытием бессознательного, которое стало доминировать и определять поведение человека; сознание Просвещения с его позицией «над» «объектом» оказывается разрушенным. Сознание в психоанализе открывает свою бытийность, неавтономию, заданность отношением и желанием Другого.

Рассмотрим эти три точки зрения на изменение сознания в психоанализе.

Рационалистическая трактовка психоанализа предполагает, что сознание получает большую основательность, возможность открывать основания своего действия, становиться «над» объектом, «над» бессознательным (там, где было Оно, должно стать Я). Подобная точка зрения на психоанализ и его роль в изменении сознания связана с представлением о том, что идеалы Просвещения можно восстановить, скорректировав негативные исторические результаты изменения культуры в ХХ в., повернув линию развития сознания. Подобная точка зрения опирается на формулировки З.Фрейда, восходящие к идеалам Просвещения и содержащие надежду на силу разума и автономию сознания. Просвещенческая позиция обозначена С.Цвейгом – З.Фрейд в своей науке научил людей «ходить по жесткой земле прямо» (Цвейг, 1992, С. 15). Просвещение видело активность в рациональном познании и управлении объектом. Просвещение представляет собой особое мировоззрение, охватывающее определенные ориентиры и позиции, исходя из которых строятся высказывания. Каждой позиции соответствуют правила дискурса. Исследования подтверждают свои предположения, поскольку восприятие строится в рамках изначально заданной позиции. Действия оцениваются как свободные или несвободные. По С.Цвейгу, З.Фрейд наметил «путь к самим себе» (там же), после него «свободнее, сознательнее и пристальнее глядится новое поколение в свою эпоху» (там же). З.Фрейд, по мнению С.Цвейга, анализировал психоз лицемерия; человек ХIХ в. гордился своим разумом, а З.Фрейд раскрывал глубины бессознательного (там же). Попытки найти у З.Фрейда идеи Просвещения связаны со стремлением восстановить идеалы Просвещения в постсовременности, дискурс З.Фрейда видится как просвещающий. В конце ХIХ в психоанализ рассматривался в науке, в частности, отечественной, как эмансипативная практика, что предполагало социальные программы заботы о личности, надежды на передовую науку, которая бы разрешала практические проблемы путем очистки сознания от вкраплений бессознательного и повышала бы производительную отдачу (Автономова, 2000, С. 16)

Д.Грей пишет, что пользуются доктриной Просвещения, потому что ей нет альтернатив, что наша культура выступает культурой Просвещения, не по убеждению, а потому что нет других возможностей (Грей, 2003,С. 279). Но важно заметить, что дискурс этот противоречив, и это особенно очевидно, когда в нем утверждается, что З.Фрейд старался раскрыть лицемерие сознания и что З.Фрейд сделал это рационалистично. В противовес классическому взгляду, П.Рикер отнес З.Фрейда к критикам классического сознания. ХХ в. отличается сомнением в сознании, сомнением европейского сознания в своей единственности и данности. Согласно П.Рикеру, З.Фрейд выступает философом подозрения, открывая ложное сознание, высказывая сомнение в данности сознания, выступавшего основанием для феноменологов (Рикер, 1996). Поскольку смыслы стали «имманентизироваться», а не возводиться к самолегитимному внешнему основанию, то и психоанализ более не ориентируется на истину, возвышающуюся над эмпирикой, и рассматривается лишь как «практика».

В отличие от прежнего научного и эмансипативного интереса к психоанализу сейчас ставятся, в отечественной мысли, в частности, идеологические и психотехнические, не совпадающие между собой, цели (Автономова, 2000, С.16)

Сомнение в рационалистической позиции связано с тем, что сознание стало более развитым, но никак не более обоснованным. Психоанализ как система практической работы с сознанием, привел к сомнению в возможностях просветительской позиции и рациональности (Автономова, 2000).

Расширение сознания и представления о возможностях выбора, отделение от родовых связей – шаг на пути семиозиса – подрывает полагание присоединения, потому что выбираемые смыслы неистинны. Сознание современное не приобретает в психоанализе вожделенное эффективное управление объектом, открывая основания своего действия. Сознание получает возможность выбора, более широкого, поскольку открывает основания и действует с самими основаниями. Расплата за осознанность оснований в профанировании этих оснований, поскольку выбираемые основания не истинные. Сомнение связано и с возможностью окончательного познания оснований, открытием самодетерминации, процессуальности сознания, невозможности определить основания как объект, противостоящий субъекту в классической схеме; открытые основания сознания оказываются не классическим объектом, классическое управление основаниями или действиями с учетом познанных условий нереализуемо. Представление сознания индивида как управляемого оказывается неустойчивым в современных психотехниках; всегда досадный зазор – невозможность управления сознанием эмпирического индивида, которое ускользает хотя бы тем, что, осознавая, не выполняет навязанное поведение. Ускользает не сверхосознанием манипуляции, строящейся на знании оснований сознания, а ускользает в ответ на манипулирование. На каждые средства сознание вырабатывает защиты.

Укрепление сознания не наблюдается, поскольку есть сомнение в истинности значений, смыслов, социальных систем конструирования, индивидуальных средств. Все дается в качестве объекта выбора, оказываясь неистинным.

З.Фрейд открывает активность и неавтономию сознания, практикой психоанализа изменяет бытие сознания, корректируя постановку задачи. Самоопределение сознания расходится с классическим. З.Фрейд изменяет историю сознания, делает шаг на пути семиозиса, что не может трактоваться в качестве укрепления сознания, обеспечения его доминирования над объектом – бессознательным с помощью осознания оснований.

Укрепления сознания не наблюдается, потому что все средства, добытые из будущего культуры, оказываются путями профанирования. Всякое средство может быть использовано для управления и формирования защит. Разрушая одни защиты, человек ожидает найти и находит в психоанализе или в позиции, противоположной психоанализу, новые защиты – от самого психоанализа, от бинарности культуры (об «усталости психотерапии» – Сосланд, 1999).

Укрепление осознания не может быть дано психоанализом и потому, что открытия психоанализа используются СМИ, создающими ориентиры и способы усиления родовых скреп (см. Михайлов, 2002). СМИ формируют желания, цели, соблазны, призванные усилить родовые скрепы. Как человек ищет устойчивых ориентиров, невозможных в бытии, так и род, оказываясь эффективным, сталкивается с невозможностью движения. Сознание не управляет, а активно соглашается с обусловленностью; оно не становится целевым (целеполагающим). Не целевое сознание может быть активно, что для классики кажется недопустимым. Это означает, что сознание не укрепилось, как желало Новоевропейское просвещение, над бытием, над бессознательным. Подобное закрепление и вопросы о том, что выше – сознание или бессознательное – относятся к классическому рассуждению. Сознание не стало автономнее, прочнее в положении «над объектом», потому что оно оказалось в бытии, потому что осознавалась возможность, востребованность активности сознания. Расшатывается аутомодель сознания Нового времени и классическая позиция рассмотрения психоанализа, как открывшего новую предметность.

Сознание может рассматриваться в той же классической парадигме, но как потерявшее свое доминирующее место в психоанализе. Психоаналитическая работа предстает исключительно как работа с бессознательным. Эта позиция классическая. Всякое изменение сознания выступает как разрушение матрицы. Это и есть развитие сознания. Сознание в психоанализе рассматривается как потерявшее свое автономное и доминирующее место, что воспринимается трагично, когда сознание предстает как классическое, в субъект-объектной парадигме. Это сознание понимается как потерявшее свое автономное положение из-за открытий психотехнических средств, дискурса о бессознательном, освобождающего от ответственности. Психоанализ рассматривается как разрушитель классических идеалов, открывающий бессознательное, как новая наука о бессознательном, отказывающаяся от сознания как объекта, и от условий легитимации, связанных с автономным сознанием. Разрушение рассматривается как бытийное, в реальности бытия сознания, а не в схеме. В числе негативных итогов может называться то, что современный человек, почувствовав вкус к психоанализу, уходит в рассуждения о бессознательном и не старается нести ответственность в реальной жизни. Но феномен ухода в разговор, позиция, старающаяся причислять себя к классике, не раскрывается, сознание не просто освобождается от ответственности за реальную жизнь, но получает в психоанализе реальную возможность выбирать и потому профанировать свое положение в мире, обретя большие возможности и потому большую ответственность. От нее, от большей ответственности сознание и старается избавиться, а не от трудностей, которые рассматриваются натуралистично, как в классической науке, так и защитниками классической позиции, предполагающими механистическую картину обусловливания. Сознание стремится защититься неосознаванием того, что все ориентиры возводятся к внешнему авторитету, легитимность которого скрыта запретом на рассуждения о легитимации основания. В психоанализ сознание убегает от трудностей, открытых самим психоанализом. Открыв эти трудности, сознание старается бороться против них средствами самого сознания, полученными в психоанализе, потому возникает проблема усталости психотерапии (Сосланд, 1999). Получив средства осознания, сознание профанирует сами средства и потому избегает ответственности. Это не составляет эмансипативную практику, а предстает практикой новой. Новая система расширяет, как кажется, по отношению к предыдущей системе родовой обусловленности, связанности сознания, возможности осознания и открывает новые условия профанирования. Открывает осознание того, что все смыслы профанны и дает новые возможности управления.

Нельзя сказать, что З.Фрейд выступал против Просвещения, поскольку сам он говорил об идеалах Просвещения, от них не отказался. З.Фрейд рассматривается как логоцентрический персонаж, потому можно говорить о расшатывании Нововременной матрицы сознания, но не отвержении. Ж.Бодрийяр пишет о том, что отношение к З. Фрейду стало негативным после анализа М.Фуко, когда и З.Фрейд, и Ж.Лакан стали рассматриваться как фигуры логоцентричные (Бодрийяр, 2000, С. 21). З. Фрейд для одних выступает воплощением логоцентричности, приверженцем Разума, для других – источником ненаучного дискурса. В Европе считается, что Фрейд – архаичный индивидуалист, Ж.Лакан излишне классичная фигура, которая требует деконструкции (Автономова, 2000, С.17).

Дискурс Фрейда не разрушает Нововременную схему и практику сознания. Скорее фрейдовский дискурс опирается на европейскую философскую традицию. Так Л.С.Драгунская считает, что существует сходство учения З.Фрейда с учением о развитии души Г.В.Ф.Гегеля (Драгунская, 2004, с. 142).

З.Фрейд хотя и критически относился к философии, которая, по его мнению, выводила все из сознания, но был связан с европейской традицией, строил свои рассуждения, восходя к идеалам Просвещения.

Психоанализ привлекает анализом и объяснением, анализом в отношениях с Другим, осознанием действия как отношения к другому. Психоанализ, научив анализу, создал сознанию новое пространство бытия, новую связь с Другим, открывая сознание в активности, бытийность сознания, его включенность во взаимодействие.

Психоанализ как новое пространство бытия, которого до него не было в культуре, новое занятие интеллигентного (знающего) человека, создает новое сознание, не могущее быть представленным рационалистически как система знаний – со-знание. Вне зависимости от истинности толкования важно, что «результат получен». Результат психоанализа есть осознание как профанирование смыслов, созданных ранее в культуре. Психоанализ выступает шагом сознания на пути культуры, шагом семиозиса (Пелипенко, 1998), сознание делает этот шаг и открывает себя в бытии, не избавляясь от включенности в бытие, порождая новые трудности смыслополагания. Психоанализ стараясь облегчить страдания человека, способствовал его историческому изменению. Человек постсовременности страдает, как и ранее, от культуры, но не культуры как подавления, а культуры как полагания бинарных оппозиций, от которых сознание старается избавиться установлением смысла. Последнее есть действие субъектности, наращивающее артефактуальное поле культуры (Пелипенко, 1998), потому сознание осуществляет бытийный шаг толкованием бессознательного. Сознание оказывается и становится бытийным, действующим, а не отражающим, не совокупностью знаний. В этом и заключается культурное значение психоанализа.

З.Фрейд обусловлено строит психоанализ в истории, но задача психоанализа – анализировать симптом заката Нововременной системы. Психоанализ научил человека заниматься анализом вне зависимости от истинности толкования, человек привлечен анализом себя, приносящим удовлетворение субъективности, наслаждение наличием субъективности. Психоанализ говорит не об истине, этого и не требуется и не нужно современному человеку, но о наличии субъективности, что для постсовременного человека стало сомнительным. Подчеркнем, стало сомнительным как раз в то время, когда человек освоил понятие субъективности. Субъективность возникла как что-то реальное и стала сомнительна. Человек обрел в различении и потерял в профанности осознавания. Психоанализ, как и другие практики культуры, подрывает уверенность в автономии и наличии собственного Я, создавая понятие субъективного. Никакая эпоха ранее не выделяла так субъективность, не различала тонкие душевные переживания, как современная.

Психоанализ и другие практики подрывают уверенность в автономии Я, и удовлетворяют дискурсом о нем.

Не так важна и страшна ошибка в конструкции психоаналитика, считал З.Фрейд, важнее сама установка на анализ бессознательного, которую получил современный человек. Он живет в пространстве психоанализа. Психоаналитические знания присутствуют в культуре, облегчая, затрудняя (Сосланд, 1999), изменяя психоанализ.

Психоанализ вызывает разные реакции, которые сами оказываются эффектом психоанализа. Сказать, в чем состоит эффект психоанализа затруднительно, поскольку психоанализ задал осознание того, что всякое дискурсивное построение есть создание картины мира. Сказать об эффекте психоанализа, значит создать его. Психоанализ есть расширение сознания, обогащение опыта (Руткевич, 1997, С. 186, Автономова, 2000) и осознание того, что знание не есть пополнение смысла, того, что жажда знания есть жажда власти в пространстве рассеянных смыслов.

Субъективность и дискурс психоанализа
Психоанализ есть возможность говорить о своих переживаниях, возможность дискурса о своей субъективности. Человек становится субъектом дискурса о себе, субъектом дискурса субъективности. Психоанализ, предоставляя возможность человеку говорить, обеспечивает формирование дискурса. Включенность в официальный круг дискурсивных отношений есть условие становления социальности, вся история представляет не индивида, а общество в его движении к субъективному. Личное выделяется из официального пространства. Субъектом своих субъективных переживаний человек становится в средние века.

Психоанализ дает человеку возможность говорить, казалось бы, о том, о чем тот давно говорить желал, но и формирует самое желание говорить, формирует симптом. Желание говорить о сексуальности обусловливает появление социального института (см. Фуко, 1997), психоанализ, как и исповедь, оформляют и структурируют желание говорения – обе практики вынуждают говорить и создают формы управления этим процессом.

Выделение дискурса есть становление субъекта (Фуко, 2005), М. Фуко рассматривает это рационалистически, не замечая, что возможность дискурса есть возможность профанирования, ибо говорение индивида есть удовлетворение себя. Удовлетворяясь своей субъектностью, становясь вечным клиентом, индивид находит в психоанализе осознание и защиту в осознании, или, другими словами, в профанировании. Сознание в ходе семиозиса преодолевает прежние защиты. Становление нового субъекта дискурса о субъективном, начиная с исповеди, есть становление системы контроля. Психоанализ изменяет бытие, создает новую защиту – уход в психоанализ.

Субъективность осознает возможность саморегуляции и возможность профанирования добытых средств. Желая свое я, индивид желает стать субъектом нового, стать не столько субъектом осознания внешнего, сколько субъектом дискурса. Это удовлетворение, что бы ни говорил человек, каким бы «бессубъектным» он ни формировался, дает смысл. Говорить, значит, выстраивать дискурс, говорить Другому, очерчивать себя в позиции перед другим.

Субъект М.Фуко старается говорить сам, стать субъектом дискурса. Управление сексуальностью осуществляется через дискурс. Исповедь средневековая открывает субъективность человека (Баткин, 2000), исповедь выступает механизмом власти, который связан с рождением субъективности (Фуко, 2005). Психоанализ как другая пространственность исповеди, создает новый контроль.

Желание говорить о сексуальности, требование говорить о сексуальности, как и принимать на себя вину, составляют культурную регуляцию сексуальности и обеспечивают социальное становление субъективности. Становление сексуальности, форм ее регулирования и обобществления, идет с развитием субъективности не как переживание «подавления» культурой, а как переживание в культуре.

Стать субъектом значит стать субъектом дискурса (М.Фуко). Вынуждение говорить оборачивается контролем субъекта и обеспечивает становление смысла (бинарности «страдания – смыслы» – это в данном случае есть истончение субъективного и развитие его). Говорить означает становиться субъектом (Фуко, 2005).

З.Фрейд артикулировал проблему субъективности, открыл субъективность науке и практике (врачебной, практике искусства).

«Роль субъективности… и субъективных переживаний подчеркивалась разными философами… Вся до-фрейдовская философия – сколь бы важную роль ни играли чувства… субъектов… была философией агрессии и… объективности» (Драгунская, 2004, С. 142). «Фрейд не открыл субъективное переживание, но он поставил его в центр» (там же). Для З. Фрейда субъективное становится не проблемой, но пространством, в котором существует психоанализ. От клиента требуется шаг, поступок сознания. Психоанализ рассматривает субъективность, сознание, а не психические механизмы адаптации в мире, и сознание рассматривается в бытии с Другим. Субъективность предстает в психоанализе не в качестве искаженного отражения, а в форме бытия с Другим, и эта форма бытия дана нам в самом пространстве психоанализа, в котором человек способен «застревать» на долгие годы. Психоанализ не только дает дистинкции, но и приносит удовлетворение. Эта новая схема культуры есть новое видение, новый анализ, предоставляющий укрытие от культуры с ее бинарностью; это шаг семиозиса и смыслополагание, утверждение сознания в культуре.
Бытие с Другим в психоанализе
З.Фрейд помещает в фокус исследования отношения с Другим. В Новое время они легитимировали, не осознаваясь, устойчивость сознания. Для З.Фрейда становление сознания есть становление в отношениях с Другим. Своего Другого З.Фрейд еще не осознает. Оппонентный круг в науке становится проблемой лишь в связи с анализом конвенционализма и логики формирования научной парадигмы. З. Фрейд опирался на науку классического образца, стремился реализовать субъект-объектную схему исследования, ориентиры Просвещения, но практика расшатывала их.

Неклассическое описание сознания в детстве составляет содержание работы, не автономность, а становление сознания становятся предметом анализа.

Н.С.Автономова, обсуждая вопросы интереса к психоанализу в наши дни, пишет, «почему же… я сейчас ставлю. вопрос о субъекте применительно к психоанализу… психоанализ имеет. доступ к самому важному. и первичному «месту» формирования – к… структурированию в рамках семьи. Речь идет о трудном процессе… созревания человека при сверхдлительном… периоде его зависимости от других людей, так что шрамы от вызревания человек, как правило, несет на себе всю взрослую жизнь» (Автономова, 2000, С. 17). Психоанализ есть ситуация изучения опыта человеческого становления и структурирования в семье через работу с языком. «В языке. фиксируются нарушения или нехватки структурирования семейных отношений. Ролевые неясности: …словесные неясности, неустойчивости в терминологически значимых местах могут указывать на места в бессознательном, где нужна помощь психоаналитика» (там же, С. 18)

Психоанализ расшатывает субъект-объектную парадигму Нововременной науки. В субъект-объектной парадигме человек как субъект был обоснован подчинением объекта. Обоснование было неосознанным, подчинение легитимным. Человек не задавал вопросов о возможности парадигмы, спрашивал лишь о том, почему конкретный объект не подлежит управлению.

Психоанализ открывает субъективность и Другого не философски, а эмпирически. После психоанализа Другой не скрыто легитимирует мир, а задает вопрос о допускающей активности. Дискурс о Другом в психоанализе освобождает и удовлетворяет, давая защиту от осознания.

Открывая связь с Другим, условия коммуникации, ее заданность, психоанализ создает возможность преодоления заданности, что означает свободу в самолегитимации, воспринимающуюся классическим сознанием как кризисное состояние. «Разумное «я» западной философской традиции если не «подрывается», … то … «перестает быть хозяином» (Руткевич, 1997, С. 182).

«Я конструируется в поле социальных отношений» (там же). Возникает коммуникативная парадигма, рассматривается процесс социального конструирования реальности. Психоанализ исследует не процессы конструирования, а бытие с Другим. Травма есть связь с Другим, дискурс отсылает к Другому, потому возможно толкование.

Сознание находится (для себя) в диалоге с Другим, который есть объективно, потому другой не сам устанавливает значимость диалога, а включен в объективное установление, считает К.Касториадис. Другой отказывается от своей роли управляющего миром и подводит ребенка к установлению значений. Не другой, а установление общества обеспечивает выведение психики ребенка из состояния кажимости всемогущества, из безумия всемогущества (Касториадис, 2003). Установление, над которым не властен другой, есть установление общества. Это и есть отношения с Другим, превосходящие отношения с другими (Касториадис, 2003, С. 383). Другой отрекается от власти и относит ребенка к значениям (там же). «Мы видим, что те, кто будет брать на себя заботу о новорожденном, могут… не оказываться носителями воображаемого псевдомира, где ими должны воплощаться лики всемогущества; и как они смогли бы ему помочь выбраться из него, … не предоставляя и не фигурируя для него [в качестве]… желания, доступа к которому он не должен иметь, без чего никогда бы ни другой не смог бы быть для ребенка субъектом автономного желания, ни сам ребенок стать таким субъектом» (Касториадис, 2003, С. 384 – 385).. В этом описании вхождения ребенка в отношение с другим (Другим Ж.Лакана) есть описание активности, а не передачи информации, осознания, а не адаптации, отделения от другого в прорыве, а не в накапливании опыта социального.

В этом проблема «эдиповых обстоятельств… у нас… нет права на тот бессвязный вымысел, соглачно которому вхождение психики в общество» осуществляется без последствий (Касториадис, 2003, С. 385).

Отношение с Другим есть центр анализа ситуации клиента и развития ребенка в культуре. Клиент, замечает Ж.Лакан, «начинает анализ с того, что он говорит о себе, но обращается … не к вам, или он обращается к вам, но говорит не о себе» (цит по: Василюк, 2003, С. 38). Это выглядит как парадоксальное высказывание, потому что есть «трудноискоренимая натуралистическая привычка мыслить в терминах «объективных и объектных», считает Ф.Е.Василюк (там же). Эта формула дает возможность оценивать эффективность психоанализа вне внешних критериев эффективности, навязываемых психоанализу социальными структурами. Коммуникативность есть пространство языка. Язык укореняет в Другом, мешая понять отношения с Другим (Лакан, 1999, С. 353).

В отношениях с Другим индивид собирается, себя собирает, но не в образе; ставит цель собираться в отношениях к Другому, но не в образе другого (там же, С. 354).

З. Фрейд начал формулировать проблему отношения к Другому и бытия сознания с другим, осознания в связи, в диалоге с другим. Как считает Ф.Е.Василюк, «коммуникативным стилем мышления блестяще владел… Зигмунд Фрейд»…. «Я», цензура … имеют коммуникативную природу. Это стало понятно еще в ранних бахтинских анализах фрейдизма» (Василюк, 2003, С.37). «Коммуникативная парадигма… начинает формировать… представления о процессе взаимодействия пациента и терапевта, что более чем естественно, но и понимание природы личности, причин психопатологии» (там же).

Коммуникативная парадигма включает анализ бытия индивида, заданность и осознание заданности Другим. Другой как вопрос о бытии есть подрывание сознания классики. Коммуникативная парадигма базируется в психоанализе, в частности, на том обстоятельстве, что в терапии используется беседа, познание и исцеление осуществляются коммуникативно.

Коммуникативная парадигма предполагает принципы, противоречащие классическим условиям легитимации научного знания. Истина в психоанализе оказывается не интерсубъективной, проверяемой, а бытийной. Интерсубъективность становится не проверкой, а созданием общего (Петровский, 1992). Истина не проверяется интерсубъективно, а создается средствами коммуникации.

Индивид не рассматривается в коммуникативной парадигме вне сообщества. Это не означает введения психологизма в науку, поскольку осознается основание связи. Коммуникативные системы выступают не средствами группового восприятия, а системами бытия и познания в совместности. Понятие научности не размывается в коммуникативной парадигме, а включает средства и бытие совместности. Коммуникативность не открывает коммуникативные процессы, но дает возможность осмысливать бытие как диалогическое, заданное Другим. Сознание связано с другим – аналитиком для пациента, взрослым для ребенка. Сознание не может выпасть из диалога с другим, хотя бы и приняв новое толкование и осознавая ответственность. Освобождение от коммуникативности невозможно, потому, пишет Ф.Е.Василюк, становится жаль сознание пациента: в результате долгого анализа оказывается, что нужно лишь принять обусловленность. Коммуникативность не система, в которой формируется сознание и контролируется восприятие мира; коммуникативность психоанализа может быть отнесена к сфере бытия. Делая шаг в коммуникативном пространстве, человек делает шаг в бытии, осваивает пространство бытия. Он осознает заданность Другим и необходимость построения действий в ответ другому. Психоанализ выступает как бытийный шаг и шаг в бытии, а не в конструируемом мире, не в конструкции, потому что трудность шага и реальность другого есть реальность бытийная, видимая как бытийная, ставящаяся как бытийная, как принудительность, а не конструирование. К миру человек относит конструкции и в мире он страдает. Этими страданиями и осуществляется бытийный шаг. Эта нудительность объективная – от нее человек не избавится осознанием, стремящимся стать над бытием в силу самой своей функции. Этот акцент на страдании человека, известный психоаналитику, определяет психоанализ в бытийной ориентированности на человеческие страдания. Индивид осознает ответственность перед бытием, не в классическом смысле, не как присоединение, гарантированное культурой, к внешнему, а как созидание мира, согласия.

Коммуникация в психоанализе выступает не как передача информации, а как пространство прорыва к обществу, от воображаемого всемогущества к установлениям общества (Касториадис, 2003, С. 283).

Психоанализ создает условия для развития сознания. Развитие сознания и объективное отражение не совпадают. Развитие сознания выступает распадом предыдущего синкретического комплекса, оказывается шагом на пути семиозиса (Пелипенко, 1998). Можно ставить вопрос о том, стало ли сознание человека в ХХ в. более точным, объективным, чем ранее, но вопрос объективности не самый важный в обсуждении психотехнической системы. З.Фрейд изменил сознание, сдвинул его в историческом развитии не в сторону объективности, а в сферу означивания. Это и есть распад синкретического состояния и установление новых различий, «трезвых дистинкций», как пишет Н.С.Автономова (Автономова, 2000). Согласно классической точке зрения, З.Фрейд выступает как ученый, открывший бессознательное. В свете такого традиционного взгляда, З.Фрейд оказывается открывателем новой предметности, не изменившим ни сознания, ни бытия сознания, не создавшим новой проблемы и возможности действия. Согласно этой позиции, не сознание, а бессознательное определяет поведение. Изменилось понимание детерминации поведения. Тогда ничего нового психоанализ не внес, изменились акценты в представлении причин. Никакой историчности. Цитаты, вырванные не столько из целостного учения, сколько из истории, «доказывают» эту точку зрения, опирающуюся на классическую схему. Осознание своей неавтономности, нецелостности, легитимности в классическое время было невозможно, потому и нарушения сознания, проходившие по ведомству отклонения, не были замечены как симптомы расшатывания нововременной схемы сознания. Они казались лишь нарушениями, но не могли породить сомнения в легитимности сознания и условий, выстроенных на очевидности сознания. З.Фрейд, столкнувшись первоначально с фактами нарушения осознания и сознательного действия, не рассматривал их как факты заката Нового времени и разрушения его матрицы. Но, начав работать с ними, он, видимо, неосознанно очертил проблему сознания и условий легитимации научного знания, связанных с очевидностью сознания. Практика З.Фрейда, обычно относимая к гуманитарной, расшатывала уверенность в легитимности сознания, укорененного в очевидности, данности. Психоанализ учит трезвой осознанности, а не синкретичности, психоанализ дает новые дистинкции, необходимые, как считает Н.С.Автономова, отечественной культуре (Автономова, 2000, с.18). Он не сулит постсовременному человеку избавления от необходимости полагания бинарных отношений, но создает условия для смыслополагания, удовлетворение и защиту от слишком радикального обнажения проступающих в анализе оснований (сознания и бытия).

Психоанализ открывает новую страницу в развитии сознания и – создает новую защиту. В постсовременности человек оказывается перед выбором – развитие или защита. Выбор включает осознание / различение и «застревание»; но этот выбор касается не практики и приемов анализа, а бытия самого сознания и он зависит от отношения к психоанализу.

  1. Автономова Н.С. Фрейд в Европе и в России: парадоксы «второго пришествия» // Вопросы философии. 2000. №10. С. 15 – 19.
  2. Аграчев С.Г. Перенос, контрперенос // Московский психотерапевтический журнал. 1998. №2.. С. 9 – 18.
  3. Бодрийяр Ж. Забыть Фуко. М., 2000. – 90 с
  4. Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии. М., 2003. – 240 с.
  5. Грей Д. Поминки по Просвещению. М., 2003. 367 с.
  6. Касториадис К. Воображаемое установление общества. М., 2003.
  7. Лакан Ж. Семинары. М., 1999. Кн. 2.
  8. Михайлов Ф. Т. Проблема subjet – objet // Субъект. Познание. Деятельность. М., 2002.
  9. Пелипенко А.А., Яковенко И.Г. Культура как система // Человек. 1998. № 1 – 2.
  10. Пелипенко А.А., Яковенко И.Г. Культура как система. М., 1998.
  11. Петровский В.А. Психология неадаптивной активности. М., 1992.
  12. Петровский В.А. Личность: феномен субъектности. М., 1993.
  13. Поппер К. Логика научного исследования. М., 2004.
  14. Рикер П. Герменевтика и психоанализ. М, 1996. — 270 с.
  15. Рикер П. Конфликт интерпретаций. М., 2005. – 409.
  16. Ромек Е. А. Психотерапия: теоретическое основание и социальное становление. – Ростов-на-Дону, 2002.
  17. Ромек Е.А. Социальный статус психотерапии. Автореф… дисс. докт. филос. наук. – Ростов-на-Дону, 2003. – 41 с.
  18. Руткевич А.М. Психоанализ. — М., 1997. – 352 с.
  19. Руткевич А.М. Научный статус психоанализа // Вопросы философии, №10, 2000. – С. 9 – 14.
  20. Фуко М. История безумия в классическую эпоху. М., 1997.
  21. Фуко М. Нужно защищать общество. М., 2005. – 312 с.
  22. Цвейг С. Зигмунд Фрейд // Зигмунд Фрейд. По ту сторону принципа удовольствия. М., 1992. – С. 3 – 90.

Источник: http://dogmon.org/psihoanaliz-z-frejda-kak-nauchnaya-reakciya-na-kuleturnij-kriz.html

реферат Фрейд и его понимание человека

Анализ жизненного пути и научной деятельности Зигмунда Фрейда — австрийского психиатра, психолога, невропатолога, основоположника психоанализа. Психологическая концепция Фрейда. Психоанализ и новое понимание человека. Вытесненная культура и чувство вины.

Нажав на кнопку «Скачать архив», вы скачаете нужный вам файл совершенно бесплатно.
Перед скачиванием данного файла вспомните о тех хороших рефератах, контрольных, курсовых, дипломных работах, статьях и других документах, которые лежат невостребованными в вашем компьютере. Это ваш труд, он должен участвовать в развитии общества и приносить пользу людям. Найдите эти работы и отправьте в базу знаний.
Мы и все студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будем вам очень благодарны.

Чтобы скачать архив с документом, в поле, расположенное ниже, впишите пятизначное число и нажмите кнопку «Скачать архив»

РубрикаФилософия
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления29.03.2011
Размер файла26,7 K
  • посмотреть текст работы
  • полная информация о работе

что нового внес психоанализ в познание культур

Подобные документы

Фрейдизм — философское обобщение психоанализа. Концепция психосексуального развития общества и индивида. Основные постулаты психоанализа. Роль культуры в развитии социальных отношений. Роль личности в культуре. Теологические представления Фрейда.

доклад [27,0 K], добавлен 28.09.2008

Основные положения философии Фрейда — австрийского психолога, невропатолога, психиатра, исследующего явления бессознательного, их природу, формы и способы проявления. Работы Фрейда, содержащие философские идеи и концепции. Сознание в философии ученого.

контрольная работа [33,5 K], добавлен 24.05.2015

Зигмунд Фрейд: краткая биографическая справка. Структура психики в психоанализе. Философские и естественнонаучные предпосылки психоанализа. Логика бессознательного конфликта. Психоаналитические концепции культуры. Психоанализ и художественное творчество.

контрольная работа [57,4 K], добавлен 09.03.2009

Рассмотрение сущности, философской природы, отличительной особенности (обращение к человеку, ориентированного на постижение его психики), вклада Зигмунда Фрейда, Карла Юнга, Эриха Фромма и Карена Хорни в развитие психоанализа как научной дисциплины.

реферат [30,2 K], добавлен 28.03.2010

Зигмунд Фрейд. Понятие бессознательного. Три периода развития учения Фрейда о бессознательном. Значение концепции бессознательного для познания человека состоит в проникновении в его бытие на большую глубину, чем классическое сознание.

реферат [21,6 K], добавлен 24.12.2002

Философия ХХ века. Психоанализ Зигмунда Фрейда. Главные факторы, которые руководят и направляют психику человека. Стадии развития позитивизма. Проблемы современного постпозитивизма. Представители экзистенциализма XX в. Философия современного христианства.

презентация [167,2 K], добавлен 04.06.2014

Понятие бессознательного. Общая характеристика, место и роль проблемы бессознательного в работах Зигмунда Фрейда и Карла Юнга. Анализ мотивационной структуры личности. Бессознательное как источник внутреннего конфликта, его взаимосвязь с психоанализом.

реферат [32,8 K], добавлен 21.12.2010

Понимание личности в различных концепциях. Психоаналитический подход З. Фрейда. Психогенетический подход Ч. Тойча. Целостная природа человека: соотношение социального и биологического. Интеграция биологического и социального в человеке (социализация).

контрольная работа [31,0 K], добавлен 08.04.2016

Введение (Основная предпосылка психоанализа. Определение сознательного и бессознательного). Развитие психоанализа. Психоанализ как философское течение. Преувеличение роли сексуальных влечений в психической жизни человека.

курсовая работа [13,9 K], добавлен 05.07.2007

Психосексуальная теория Фрейда. Инстинкты. Внутреннее «оно». Контроль «я». Система «сверх-я». «Комплекс эдипта» и начало тотемизма. Внутренняя замкнутость. Культурологическая концепция Фрейда. Роль культуры в развитии социальных отношений.

реферат [17,2 K], добавлен 30.03.2003

Источник: http://knowledge.allbest.ru/philosophy/d-2c0a65625b3ad78b4d53b88421306d37.html

Изречения. Фрейд З.: «Неясное осознание психических факторов и бес­сознательных процессов отображается в построении сверхчувст­венной реальности

Фрейд З.: «Неясное осознание психических факторов и бес­сознательных процессов отображается в построении сверхчувст­венной реальности, которую наука призвана преобразовать в психологию бессознательного. Можно было бы попытаться пе­рестроить метафизику в метапсихологию».

«Я тайно лелею надежду достичь теми же самыми путями моей первоначальной цели — философии».

«Мои открытия являются основой для вполне серьезной фи­лософии. Не многие поняли это, и не многие способны это по­нять».

«Философия не противоположна науке, она сама во многом аналогична науке, работает частично при помощи тех же мето­дов, но отдаляется от нее, придерживаясь иллюзии, что она мо­жет дать безупречную и связную картину мира, которая, однако, распадается с каждым новым успехом нашего знания».

«Последний вклад в критику религиозного мировоззрения внес психоанализ, указав на происхождение религии из детской беспомощности и выводя ее содержание из оставшихся в зрелой жизни желаний и потребностей детства».

«И хотя практический марксизм безжалостно покончил со всеми идеалистическими системами и иллюзиями, он сам раз­вил иллюзии, которые не менее спорны и бездоказательны, чем прежние».

«Я думаю, что психоанализ не способен создать свое особое мировоззрение. Ему и не нужно это, он является частью науки и может примкнуть к научному мировоззрению. Но оно едва ли заслуживает столь громкого названия, потому что не все ви­дит, слишком несовершенно, не претендует на законченность и систематичность».

Файн Р.: «Психоанализ может быть рассмотрен в качестве философской системы, которая заменяет собой все предшест­вующие направления в философии».

Хайдеггер М.: «Психоанализ — очень важная дисциплина. Я считаю ее, скорее, терапевтической. Но ее философские пози­ции несостоятельны».

Тиллих П.: «Экзистенциализм открывает многие характери­стики человека, находящегося в критической ситуации, которые способны обеспечить философскую матрицу психоанализа».

Контрольные вопросы

1. Каково отношение Фрейда к философии?

2. Какие взаимоотношения существуют между философией и психоанализом?

3. Есть ли основания говорить о психоаналитической фило­софии?

4. Какое влияние оказал психоанализ на философскую мысль XX столетия?

5. Можно ли рассматривать психоанализ в качестве мировоз­зрения?

Литература

1. Грюнбаум А. Теория Фрейда и философия науки // Вопросы фи­лософии. — 1991. — № 4. — С. 90-106.

2. Додельцев Р. Ф. Фрейдизм: культурология, психология, фило­софия. — М., 1997.

3. Лейбин В.М. Фрейд, психоанализ и современная западная фило­софия. — М., 1990.

4. Руткевич А.М. От Фрейда к Хайдеггеру. — М., 1985.

5. Фрейд З. Введение в психоанализ: Лекции. — М., 1995. — С. 399-416.

1. История возникновения психоанализа.

2. Учение З. Фрейда о бессознательном.

3. Символический язык бессознательного.

4. Психоаналитическая концепция познания бессознательного.

5. Сновидения как объект психоаналитического исследования.

6. Толкование сновидений в психоанализе.

7. Фрейдовское понимание сексуальности.

8. Сексуальные влечения человека и культура.

9. Неврозы в современной культуре.

10. Психоаналитическая трактовка Эдипова комплекса.

11. Современные интерпретации Эдипова комплекса.

12. Взгляды З. Фрейда на структуру личности.

13. Психоаналитическое понимание проблемы страха.

14. Религиоведческая концепция З. Фрейда.

15. Вера и разум в психоанализе.

16. Психоаналитическое понимание культуры.

17. Принцип удовольствия и принцип реальности в трактовке З. Фрейда.

18. Эрос и Танатос в контексте культуры.

19. Человеческая агрессивность и деструктивность с точки зре­ния психоанализа.

20. Психоаналитическое понимание нравственности.

21. Представление З. Фрейда о «злой» и «доброй» природе человека.

22. Психоаналитическое понимание нарциссизма.

23. Индивидуальная и социальная психология в оценке З. Фрейда.

24. Психоаналитическая концепция искусства.

25. Психоаналитический подход к исследованию художест­венного творчества.

26. Взгляды З. Фрейда на метапсихологию.

27. Место, роль и значение психоанализа в современной ку­льтуре.

1. Понятие психоанализа.

2. Определения психоанализа З. Фрейдом.

3. Психоанализ: наука или герменевтика?

4. Двойственное отношение к психоанализу.

5. Влияние психоаналитических идей на различные области естественнонаучного и гуманитарного знания.

6. Канонические и альтернативные исследования жизнен­ного пути З. Фрейда.

7. Работа З. Фрейда «Толкование сновидений» как биографи­ческий источник.

8. Основные этапы жизни и деятельности З. Фрейда.

9. Основные работы З. Фрейда.

10. Естественнонаучные истоки возникновения психоанализа.

11. Философские истоки возникновения психоанализа.

12. Литературные истоки возникновения психоанализа.

13. Самоанализ как один из источников возникновения пси­хоанализа.

14. Сознание и психика в трактовке З. Фрейда.

15. Взгляды З. Фрейда на психическую реальность.

16. Бессознательное психическое в психоанализе.

17. Основные характеристики бессознательного с точки зре­ния З. Фрейда.

18. Понятия вытесненного бессознательного и предсознательного в психоанализе.

19. Взгляды З. Фрейда на отношения между сознанием и бессознательным.

20 Случайность и закономерность в сфере психической реа­льности

21. Ошибочные действия как полноценные психические акты.

22. Смысл и значение ошибочных действий.

23. Сновидения как объект психоаналитического исследования.

24. Смысл сновидений.

25. Явное содержание и скрытые мысли сновидения.

26. Цензура и работа сновидения.

27. Толкование сновидений.

28. Метод свободных ассоциаций

29. Техника толкования сновидений.

30. Сновидение как замаскированное исполнение вытеснен­ных желаний.

31. Символика сновидений.

32. Сексуальный характер символов в психоанализе.

33. Онтогенетические и филогенетические истоки сексуаль­ности с точки зрения З. Фрейда.

34. Понятие сексуального и генитального в психоанализе.

35. Сексуальная жизнь ребенка в понимании З. Фрейда.

36. Психоаналитическое понимание фаз сексуального развития.

37. Понятие инфантильной и истерической амнезии в психо­анализе.

38. Низменное и возвышенное в сексуальности.

39. Культурная сексуальная мораль с точки зрения З. Фрейда.

40. Двойная редукция в психоанализе.

41. Невротические симптомы и их смысл.

42. Невроз как незнание человека о душевных процессах.

43. Психическая реальность и невроз с точки зрения З. Фрейда.

44. Патогенные конфликты в понимании З. Фрейда.

45. Сексуальная этиология неврозов.

46. Проблема вытеснения в психоанализе.

47. Проблема сопротивления в психоанализе.

48. Формы сопротивления с точки зрения З. Фрейда.

49. Проблема трансфера (переноса) в психоанализе.

50. Трансфер и контртрасфер в психоанализе.

51. Цели и задачи психоаналитической терапии.

52. Понятие амбивалентности в психоанализе.

53. Место Эдипова комплекса в психоаналитической теории.

54. Эдипов комплекс как ядро неврозов.

55. Понятие инцеста в психоанализе.

56. Инфантильный страх и комплекс кастрации в психоана­лизе.

57. Взгляды З. Фрейда на структуру личности.

58. Филогенетические истоки «Сверх-Я».

59. Взаимоотношения между «Оно», «Я» и «Сверх-Я» с точки зрения З. Фрейда.

60. Терапевтическая роль психоанализа с точки зрения струк­турной дифференциации личности.

61. Психоаналитическое понимание страха.

62. Взгляды З. Фрейда на соотношение между вытеснением и страхом.

63. Психоаналитическое объяснение возникновения религии.

64. З. Фрейд о психологическом значении религиозных пред­ставлений.

65. Психоаналитическое понимание существа религии.

66. Иллюзия и общечеловеческий навязчивый невроз.

67. З. Фрейд о происхождении Моисея и иудаизма.

68. Психоаналитическое понимание культуры.

69. Основные функции культуры с точки зрения З. Фрейда.

70. Психоаналитическое понимание противоречий между куль­турой и сексуальностью.

71. «Сверх-Я» как психологическое приобретение культуры.

72. Психоаналитическое понимание сублимации.

73. Принцип удовольствия и принцип реальности в контек­сте культуры.

74. З. Фрейд об агрессивных влечениях человека.

75. Психоаналитическое понимание садизма и мазохизма.

76. Агрессия, деструктивность, саморазрушение в понимании З. Фрейда.

77. Агрессия и совесть.

78. Инстинкт жизни и инстинкт смерти в психоанализе.

79. Психоаналитическое понимание смысла культурного раз­вития.

80. Представления З. Фрейда о нравственных основаниях че­ловека.

81. Сексуальные влечения и нравственные ограничения.

82. Психоаналитическое понимание происхождения совести.

83. Невротический страх и страх совести.

84. Психоаналитическое толкование вины и раскаяния.

85. Эдипов комплекс как источник возникновения нравст­венности.

86. З. Фрейд об ограничениях религиозной этики.

87. Взгляды З. Фрейда на индивидуальную и социальную пси­хологию.

88. Первобытная орда и масса в оценке З. Фрейда.

89. Психоаналитическое понятие нарциссизма и «идеала-Я».

90. Механизмы идентификации в массе.

91. Понятие нарциссизма в психоанализе.

92. Психоаналитическое понимание возникновения искусства.

93. Искусство как процесс сублимации бессознательных вле­чений.

94. Невроз и искусство в трактовке З. Фрейда.

95. Психоаналитический метод исследования художественных произведений.

96. З. Фрейд о психологическом воздействии искусства на человека

97. Психоаналитическое толкование остроумия.

98. Возможности и ограничения психоанализа в понимании художественного творчества.

99. Понимание З. Фрейдом метапсихологии.

100. Отношение З. Фрейда к философии.

101. З. Фрейд о различных типах мировоззрения.

102. Работа З. Фрейда «Толкование сновидений».

103. Работа З. Фрейда «Психопатология обыденной жизни».

104. Работа З. Фрейда «Остроумие и его отношение к бессоз­нательному».

105. Работа З. Фрейда «Три статьи по теории сексуальности».

106.Работа З. Фрейда «Анализ фобии пятилетнего мальчика».

107. Работа З. Фрейда «Воспоминание Леонардо да Винчи о раннем детстве».

108. Работа З. Фрейда «Тотем и табу».

109. Работа З. Фрейда «О нарциссизме»

110. Работа З. Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия».

111. Работа З. Фрейда «Массовая психология и анализ чело­веческого Я».

112. Работа З. Фрейда «Я и Оно».

113. Работа З. Фрейда «Достоевский и отцеубийство».

114. Работа З. Фрейда «Будущность одной иллюзии».

115. Работа З. Фрейда «Недовольство культурой».

116. Работа З. Фрейда «Неизбежна ли война?».

117. Работа З. Фрейда «Человек Моисей и монотеистическая религия».

Тема 1 История психоаналитического движения

Психоаналитический кружок в Вене. Венское психоаналити­ческое общество. Берлинская и цюрихская группы психоанализа.

Первые психоаналитические кружки и журналы.

Использование психоанализа в науках о духе. Психоаналити­ческий подход к исследованию мифов, художественной литера­туры, произведения искусства.

История распространения психоанализа в различных странах мира.

Ближайшие ученики и последователи З. Фрейда. Их основ­ные работы и вклад в развитие классического психоанализа.

Первые отступники от классического психоанализа. Раскол в психоаналитическом сообществе.

Ревизия психоаналитических идей и концепций. Новые на­правления в теории и практике психоанализа.

Дата публикования: 2014-11-29 ; Прочитано: 164 | Нарушение авторского права страницы

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.01 с) .

Источник: http://studopedia.org/5-107886.html

научная статья по теме ЗНАКОВОЕ ОПОСРЕДОВАНИЕ В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ПСИХОАНАЛИЗЕ Психология

что нового внес психоанализ в познание культур

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ЗНАКОВОЕ ОПОСРЕДОВАНИЕ В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ПСИХОАНАЛИЗЕ»

ПСИХОЛОГИЧЕСКИМ ЖУРНАЛ, 2004, том 25, № 6, с. 64-72

ЗНАКОВОЕ ОПОСРЕДОВАНИЕ В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ПСИХОАНАЛИЗЕ

© 2004 г. Е. В. Улыбина

Доктор психол. наук, профессор кафедры общих закономерностей развития психики Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ, Москва

Рассматривается развитие идей психоанализа в творчестве Л.С. Выготского. Идея овладения своими желаниями через выраженность в слове, разработанная в теории психоанализа, может быть с достаточным основанием сопоставлена с идеей овладения собой через знак, представленной в теории Л.С. Выготского. Близость обусловлена единством в понимании функции знака, заключающейся в интериоризации социального контроля. Критерием развития психики личности и в психоанализе, и в культурно-исторической теории выступала возможность субъекта самому осуществлять регуляцию низших, архаических форм психических процессов через представленность их в отчужденной форме слова. И Фрейд и Выготский в разработке этой проблематики явно или не явно опирались на диалектику Гегеля применительно к пониманию процесса развития психики на онтогенетическом и филогенетическом уровне. Рассматриваются вопросы, посвященные роли знака в развитии психики и представления об интерсубъективной природе сознания.

Ключевые слова: культурно-историческая теория, знаковое опосредование, интерсубъективность, сознание, высшие психические функции, психоанализ.

Особенность творчества Л.С. Выготского состоит в высоком уровне междисциплинарной и внутридисциплинарной интеграции. Выготский получил хорошее классическое образование, предполагавшее обязательное знание философии, а до прихода в психологию профессионально занимался филологией и историей. Это позволяло ему свободно ориентироваться в широком круге проблем, относящихся к разным областям гуманитарного знания и увязывать частные вопросы с широким межкультурным контекстом. Выготский следил за всем, что происходило в тот момент в мировой и отечественной психологии, оставаясь вне какой-либо из складывавшихся тогда школ. И это было очень продуктивно. В программной работе «Исторический смысл психологического кризиса», как отмечает Вяч.Вс. Иванов, Выготский «предлагает подняться над отдельными направлениями, каждое из которых (как психоанализ, бихевиоризм, школа Павлова) могло увидеть и часть психологической истины, и взглянуть на них с позиций (как и теперь) не существовавшей, но планировавшейся им науки: общей психологии. В современных логических терминах можно было бы сказать, что Выготского занимала метатеория психологии» [8, с. 749]. Отметим, что проект метапсихологии начинал разрабатывать немного ранее и 3. Фрейд, который, как и Выготский, стал создателем одной из наиболее влиятельных и продуктивных школ современной психологии. Выготский же, начавший с

попытки объединить психоанализ и учение об условных рефлексах, создал собственную теорию, в которой идеи Фрейда, Павлова и многих других получили новое и чрезвычайно продуктивное развитие.

Вместе с тем связь теории Выготского с психоанализом еще только начинает становиться предметом научного анализа. Проблема сознания, структуры сознания и роли слова в формировании сознания занимала важное место и в работах Фрейда, чьи труды Выготский хорошо знал. Стоит отметить работу А.В. Брушлинского, посвященную купированным цитатам и упоминаниям о психоанализе, А. Адлере, А.Б. Залкинде и других в текстах Л.С. Выготского. Такие купюры, справедливо отмечает автор, создают искаженное представление о концепции Выготского: «Чтобы четко выявить подлинную оригинальность тех или иных мыслей и всей концепции в целом необходимо систематически и последовательно сопоставить их с тем вкладом в науку, который внесен другими авторами до и после него и одновременно с ним» [2, с. 24]. Особое место в ряду исследований, посвященных изучению творчества Выготского, занимает работа А.М. Эткинда, в которой автор отмечает, что «свой вклад Выготский идентифицировал как «марксистский», но, в конце концов, его идеи оказались более близки психоаналитическим, чем марксистским. И генетически они глубже связаны с фрейдовским пониманием роли родителей, чем с теми неограниченно поли-

газированными представлениями, которые назывались марксистским учением о среде. » [17, с. 308]. Вывод Эткинда представляется вполне правомерными, хотя и не подкреплен сопоставлением текстов и анализом теорий.

Предлагаемая работа является попыткой сопоставления теории Выготского с психоанализом. Акцент ставится на вопросы, посвященные роли знака в развитии психики и представления об интерсубъективной природе сознания.

В 20-е гг. XX в. психоанализ в советской России был очень популярен и официально признан. Истории развития и упадка психоанализа в послереволюционной России посвящена, в частности, книга А.М. Эткинда «Эрос невозможного». В ней Эткинд приводит свидетельства попыток Троцкого и Бухарина получить у Павлова согласие объединить учение о рефлексах с психоанализом. В то же время сами российские психоаналитики стремились совместить психоанализ с коммунистической идеологией. «Участие московских аналитиков в коммунистическом строительстве было активным и добровольным. Эти люди были зачарованы открывшимися перспективами научного переустройства жизни. Они искренне верили, что их психоаналитическое знание внесет свой большой вклад в победу новых идей, частью которых это знание, с их точки зрения, и являлось» [18, с. 289]. Вера была объяснима. Психоанализ объединяло с коммунистическим строительством раннего этапа представление о том, что человеческая жизнь может быть построена на разумных основаниях, и необходимо только понять ее внутренние законы и рассказать о них людям. Дальнейший ход истории показал, что для строительства коммунизма это не совсем приемлемо, а в рациональном объяснении человеческого поведения Страна Советов не нуждалась.

Л.С. Выготский, тогда еще только начинающий путь в психологии, не мог обойти вниманием столь известную теорию, считавшуюся революционной. В его ранних работах имя Фрейда упоминается достаточно часто и с неизменным уважением. Так, в написанной в 1922 г. работе «Психология искусства» есть глава «Искусство и психоанализ», где сказано, буквально, следующее. «Практическое применение психоаналитического метода ждет еще своего осуществления, и мы можем только сказать, что оно должно реализовать на деле и в практике те громадные теоретические ценности, которые заложены в самой теории. Эти ценности, в общем, сводятся к одному: к привлечению бессознательного, к расширению сферы исследования, к указанию на то, как бессознательное в искусстве становится социальным» [7, с. 82]. В 1922 году существование бессознательного уже было для Выготского фактом, а открытие этого факта связывалось с идеями Фрейда. В из-

вестной статье «Исторический смысл психологического кризиса» [1927], отмечая идеализм Фрейда, антиисторизм, консерватизм, антидиалектизм и другие «пороки» его теории Выготский, тем не менее, подчеркивает: «может показаться, что психоанализ действительно не имеет системы и его данные можно вносить для корректуры в любую систему знания, приобретенного любым путем. Но это неверно. Психоанализ не имеет априорной, сознательной теории-системы; как и Павлов, Фрейд слишком многое открыл, чтобы создать отвлеченную систему. Фрейд, исследователь, создавал систему: вводя новое слово, со-гласуя один вывод с другим, описывая новый факт, делая новый вывод, — он везде, попутно, шаг за шагом создавал систему» [3, 33]. Признание того, что Фрейд «слишком многое открыл» говорит само за себя, хотя уважительное отношение не означает одновременно близости взглядов и родственности теоретических положений.

Стоит отметить, что теории Выготского и Фрейда расходятся не только по идеологическим основаниям. По-разному строится эмоциональное освещение отношений индивида и общества, природного и культурного в человеке. Для Выготского это отношения сотрудничества и помощи. Влияние общества и культуры на человека оценивается им как безусловно позитивное, позволяющее приобрести свободу и более полное удовлетворение потребностей индивида. Ни о каких конфликтах речь не идет. По эмоциональной окраске Выготский близок будущей концепции гуманистической психологии, понимающей культуру как высшее проявление человеческой природы. Но только в этом аспекте, так как для Выготского, в отличие от представителей данного течения, человек приобретает подлинно человеческую психику лишь в процессе интериориза-ции социально-культурного опыта совместной деятельности и преобразования природы на основе этой интериоризации, но не обладает ею изначально. В психоанализе же отношения между человеком и культурой — это отношения напряженной борьбы, усмирения и, через подавление, превращение в социально-приемлемые формы с неизбежными потерями и страданиями. Предполагается, что усмирение никогда не бывает полным, конфликт всегда остается и только при очень благоприятном стечении обстоятельств, за счет сублимации субъекту можно надеяться избежать невроза.

Но отмеченное расхождение взглядов Фрейда и Выготского касается, в наибольшей степени, оценки процесса отношений индивида и общества. А сам он в своих структурных и генетических аспектах описан Фрейдом и Выготским с достаточно близких позиций. В ранней статье «Сознание как проблема психологии» Выготский изла-

гает идеи, ставшие в последующем основой теории культурно-исторического развития психики и получившие экспериментальное подтверждение. Психоанализу в этой статье отводится важное место как теории, позволяющей преодолеть некоторые ограничения другой рассматриваемой теории — популярного тогда бихевиоризма. Ценность психоанализа как научного направления, состоит, по мнению Выготского, в частности, в том, что он позволяет сделать объектом научного исследования реакции, не имеющие явного внешнего выражения, не фиксируемые внешним наблюдением, например, мысленные ответы «про себя», без проговаривания вслух. Объективный учет таких реакций расширяет поле научной психологии, позволяя преодолеть ограниченность

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/znakovoe-oposredovanie-v-kulturno-istoricheskoy-teorii-i-psihoanalize

Структура психики и анализ сознания у Зигмунда Фрейда

Проблема сознания и бессознательного. Основная проблема психоанализа. Структура психики, ранний период теоретической и практической деятельности Зигмунда Фрейда. Главная задача психоанализа, новое понимание личности и его влияние на западную культуру.

РубрикаПсихология
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления11.12.2013
Размер файла21,0 K
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе

что нового внес психоанализ в познание культур

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Подобные документы

Основные факты биографии Зигмунда Фрейда — основателя психоанализа. Структура личности: я, оно, сверх-я. Топографическая модель сознания. Основные инстинкты человека: жизни и смерти. Защитные механизмы психики: отрицание, вытеснение, проекция и регрессия.

презентация [3,8 M], добавлен 21.05.2014

З. Фрейд и появление психоанализа. Основные идеи психоанализа. Деление психики человека на сознательное и бессознательное. Основные понятия психоанализа. Методы расшифровки бессознательного. Проблемы и философия психоанализа.

реферат [26,1 K], добавлен 12.11.2002

Психоаналитическая теория австрийского психиатра З. Фрейда. Понятие бессознательного психического. Структура личности и динамика отношений сознания и бессознательного. Защитные механизмы, их осознание и развитие личности. Содержание критики теории Фрейда.

реферат [44,9 K], добавлен 25.11.2009

Исторические факты жизни Зигмунда Фрейда. Сущность и значение учения психоанализа. Структура личности по Фрейду. Особенности концепции либидо. Сущность понятия невротического симптома. Характеристика психотерапевтических методов психоанализа З. Фрейда.

курсовая работа [44,8 K], добавлен 27.06.2012

Детство и юношество, профессиональное становление Зигмунда Фрейда, его интерес к гипнозу и применению метода свободных ассоциаций и анализа сновидений. Зарождение и развитие психоанализа. Основные труды Фрейда и их значение для современной психологии.

реферат [32,9 K], добавлен 14.04.2012

Ознакомление с концепцией психоанализа Зигмунда Фрейда. Рассмотрение сознания, предсознания и бессознательного как уровней психической жизни человека. Изучение защитных механизмов от конфликта между «Я» и «Оно»; возрастные особенности их возникновения.

презентация [2,0 M], добавлен 07.10.2014

Понятие психологии как науки, место и роль в ней психоанализа, история его возникновения и развития. Становление и значение теории психоанализа З. Фрейда. Структура и элементы психики по Фрейду, их взаимосвязь. Изучение психоанализа Юнгом и Адлером.

реферат [15,5 K], добавлен 08.04.2009

Теория сновидений Зигмунда Фрейда как приложение идей и методов психоанализа к проблеме сновидения. Психика человека по представлениям Фрейда, выделение трех компонентов: «Оно», «Я» и «Сверх-Я». Биологический смысл сна как форма ежесуточной психотерапии.

реферат [20,8 K], добавлен 27.04.2011

Донаучное изучение сознания. Научные и околонаучные исследования сознания в новое время. Психологические концепции сознания XVIII — XIX вв. Освоение и расширение новых практических возможностей сознания. Психологическая концепция Зигмунда Фрейда.

реферат [23,1 K], добавлен 21.02.2005

Зигмунд Фрейд как один из самых знаменитых врачей мировой истории, философ, «духовный отец» психоанализа. Метод свободных ассоциаций. Основные идеи психоанализа. Суность сексуального комплекса та комплекса неполноценности. Теория сновидений З. Фрейда.

презентация [645,7 K], добавлен 16.01.2013

  • главная
  • рубрики
  • по алфавиту
  • вернуться в начало страницы
  • вернуться к началу текста
  • вернуться к подобным работам
  • Рубрики
  • По алфавиту
  • Закачать файл
  • Заказать работу
  • Вебмастеру
  • Продать
  • весь список подобных работ
  • скачать работу можно здесь
  • сколько стоит заказать работу?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

Источник: http://otherreferats.allbest.ru/psychology/00336232_0.html

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2017-2021 © Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статьи

Контакты