Уроки французского психоанализа: Десять — уроки психоанализа

27.03.2019

Серж Лебовиси

Уроки французского психоанализа: Десять

бет1/31
Дата28.03.2019
өлшемі6.4 Mb.
түріУрок
УДК 159.964.2 ББК88

Издание осуществлено в рамках программы ^Пушкин»-

при поддержке Министерства иностранных дел Франции

и Посольства Франции в России

Перевод с французского

Уроки французского психоанализа:Десять лет фран-У 714 ко-русских клинических коллоквиумов по психоана­лизу / Пер. с франц. — М.: «Когито-Центр», 2007,— 560 с. (Библиотека психоанализа)

УДК 159.964.2 ББК88

В книге собраны работы известных психоаналитиков, членов Парижского психоаналитического общества. Публикуются доклады, прочитанные на франко-рус­ских коллоквиумах и симпозиумах, а также статьи, изданные в периодике и научных сборниках на фран­цузском языке.

В оформлении использованы рисунки первого россий­ского психоаналитика ИД. Ермакова, любезно предо­ставленные его дочерью ММ. Давыдовой.

© Press Universities de France, 2007 © Когито-Центр, 2007 © М.И. Давыдова, 2007

Предисловие редакторов 9

страсть, страданье, тот же звук

Андре 1рин

От сексуального влечения — к фрейдовскому эросу.

От фрейдовского эроса — к объектализирующей

Джойс Макдугалл

Страсти в истории психоанализа 37

Рене Руссийон

Сексуализация и десексуализация в психоанализе 62

женщиной не рождаются.

Жанин Шассге-Смиржелъ

Новое женоненавистничество 85

Моник Курню-Жанэн

Шкатулка и ее секрет 109

Анри Верморель

Вытеснение и расщепление в истерии 123

Жаклин Шафер

Истерия: Кризис либидо в связи с дифференциацией

Эрве Бенаму

Психодинамические аспекты истерии у детей

и подростков 175

послание к эдипянам

Андре Грин

Случай ангела 193

Моник Живо

Перенос и транссексуализм 207

‘П>срри Бокаповский

Бисексуальность в процессе аналитического лечения:

К вопросу о «женственности» мужчин 219

себя как в зеркале я вижу

Серж Лебовиси

Фантазийное взаимодействие и трансгенерационная

Ален Жибо

Проекция в анализе 256

ДОБРОТОСЛОВИЕ

Жан-Люк Донне

Хорошо темперированный диван 279

Поль Израэль

Технические вариации и аналитический процесс.

«Работа исцеления» 291

Андре 1рин

Истерия и пограничные состояния: Хиазм.

Новые перспективы 311

Анри и Мадлен Верморель

Парадоксальный перенос и фетишистское объектное

Ален Жибо

Встреча с Раскольниковым:

Размышления по поводу одного первичного

интервью с «пограничным» пациентом 357

Колетт Шилан

Случай тиковой болезни. Болезнь Жиля де ла Туретта . 367

Серж Лебовиси

Классификация психических нарушений у ребенка:

Необходимость транснозографического подхода 379

Аннет Фрежавилль

Расстройства поведения ребенка, их классификация

и понимание 393

Бернар Голье

Педиатры и психоаналитики в педиатрической

больнице. Некоторые размышления на основе

моего парижского опыта 416

Эрве Бенаму

Пубертатный резонанс между поколениями на примере

попытки самоубийства девочки-подростка 428

мальчик с пальчик

Серж Лебовиси

Психиатрический подход к младенцу:

Развитие психиатрии новорожденных 437

Серж Лебовиси

Теория привязанности и современный психоанализ 458

Бернар Голье

Младенческие депрессии и ранний детский аутизм:

Проблемы раннего распознавания 492

Ален Жибо

Символизация и психоз. О посреднической функции

образа в индивидуальной психоаналитической
психодраме 505

Жан Франсуа Рабэн, Марианн Рабэн-Лебовиси

Александр между Эдипом и Иокастой 535

М.И. Давыдова

Графика И.Д. Ермакова 551

Авторы 553
A nos Maitres francais

Нашим французским Учителям

С 1994 г. члены Московского общества психоаналитиков по очереди стали проходить анализ и занимать аналитические кушетки в кабинетах членов Парижского психоаналитическо­го общества. Париж — единственный город Запада, который уже три столетия считается в русской культуре бесспорным источником благородной мысли и изящного слова. Подобно тому как на знаменитом мосту Александра III в Париже слива­ются символы Франции и России, наши ежегодные коллокви­умы по психоанализу в Москве принесли в Россию после стольких лет отчуждения плоды лучших урожаев французской психоаналитической мысли.

Светлая память о нашем друге, добрейшем детском враче и психоаналитике, основателе традиции российско-французских коллоквиумов в Москве, дважды президенте Международной психоаналитической ассоциации Серже Лебовиси навеки оста­нется в наших сердцах.

П. В. Качалов, Л. В. Россозсип

страсть, страданье, тот же звук

От СЕКСУАЛЬНОГО ВЛЕЧЕНИЯ — К ФРЕЙДОВСКОМУ ЭРОСУ. От ФРЕЙДОВСКОГО ЭРОСА — К ОБЪЕКТАЛИЗИРУЮЩЕЙ

Доклад на франко-русском психоаналитическом симпозиуме

(Москва, 2004, октябрь) Перевод с французского и научная редакция П. В. Качалова

В1938 г. третью главу своего незаконченного профессиональ­ного завещания «Очерк психоанализа» 1 Зигмунд Фрейд озагла­вил «Развитие сексуальной функции» 2 . Довольно скоро чита­тель, к своему удивлению, обнаруживает, что речь не идет более ни о сексуальной теории, ни о сексуальных влечениях, ни о ка­ком-либо ином термине, использованном ранее и подчеркивав­шем ведущее положение сексуальности, хоть и всегда в конку­ренции с какой-нибудь другой категорией влечений 3 . На чем же основывался в 1938 г. этот новый термин — сексуальная функ­ция, а не влечения — термин, который, кажется, имел целью не­сколько принизить статус самой концепции сексуальности?

Первыми же фразами этой работы Фрейд отвергает, хоть и не заявляя об этом эксплицитно, концепцию полового ин­стинкта у человека. В человеческой сексуальности нет ничего инстинктивного, как это имеет место у животных, и тем более в ней нет ничего естественного, о чем свидетельствует столь
1 Freud S. (1938) Abrifl der Psychoanalyse //G.W. Fr.; M: Fischer, 1993.
Bd. XVII. S. 61-138.

2 Op. cit. Die Entwicklung der Sexualfunktion. S. 74-8.

3 Сексуальное влечение в теоретизациях Фрейда в разное время посту­
лировалось в конфликте с: «влечениями Я» — «влечениями самосо­
хранения» — «нарниссической сексуальностью» — «разруши­
тельными

смертными влечениями».— Прим. ред.

13
обыкновенный гомосексуализм, или, говоря иначе, вся обшир­ная негенитальная перверсная сексуальность человека. И на­против, эта человеческая сексуальность манифестирует с само­го раннего детства, задолго до пубертата. Отчасти она связана с получением удовольствия, причем с самого раннего возрас­та, и эта связь достигает первой кульминации в возрасте около пяти лет в эдиповом комплексе. Возраст эдипова комплекса в наши дни, кажется, наступает все раньше и раньше. В равной степени примечательны и сам двухфазный характер сексуаль­ной жизни человека, и инфантильная амнезия, предающая заб­вению первые этапы сексуальной жизни. Эту амнезию в наши дни некоторые хотели бы объяснить незрелостью мнестичес-ких структур, но для психоанализа речь идет исключительно о последствиях вытеснения.

Фрейд далее развивает свою мысль, описывая развитие инфантильной сексуальности, настолько ныне широко извест­ное, что мы не станем на нем задерживаться. Мы напомним только, что в фаллической фазе у обоих полов предполагается неведение о существовании женского влагалища и что на этой стадии устанавливается первое различение полов на основе знания лишь одного пола, а именно мужского: в инфантильной сексуальности субъект либо фалличен, как мальчик, либо кас­трирован, как девочка. Дальнейшее развитие необратимо раз­водит психические судьбы мальчиков и девочек. В пубертате же, под приматом генитальности, лишь завершается то психо­сексуальное развитие, которое началось задолго до этого.

Это резюме, в котором мы находим многое из самых ран­них психоаналитических теорий, не объясняет, почему в 1938 г. Фрейд вдруг относит все вышеописанное на счет некоей сек­суальной функции. Главное, что он позволяет нам о ней узнать, так это то, что сексуальную функцию можно понять, лишь прослеживая ее развитие. Вдобавок к этому он сообщает, что либидо обладает некоторыми структурными свойствами. Ис­токи либидо — соматические, и зарождается оно, по Фрейду, прежде всего, в недифференцированном конгломерате Я —Это. Либидо вызывает сексуальное возбуждение, сконцентри­рованное в эрогенных зонах. Оно сосуществует с разрушитель­ными влечениями.

Ответ на вопрос, который мы себе задаем, находится на са­мом деле в двух первых главах «Очерка психоанализа»: «Пси­хический аппарат» 4 и «Теория влечений» 5 . В первой из них Фрейд определяет провинции психического аппарата — Оно 6 , Я, Сверх-Я, — на которые и поделено все психическое прост­ранство. Оно, «детерминированное конституционально», включает влечения, которые «исходят из соматической органи­зации» и которые находят в Этом, в неведомой пока что для нас форме, первый способ для своего психического выражения. Так что для Фрейда влечения являются чем-то примитивным, первичным, примордиальным. Во второй главе он напоминает о признаках мощи Этого и еще раз указывает, что влечения суть психические силы, а не идеи. До сих пор — ничего такого, что бы нам не было уже известно. Именно здесь Фрейд после «долгого колебания» (по его словам) и вводит новую термино­логию. Он различает два основных инстинкта: Эрос и инстинкт разрушения. Остается объяснить изменение статуса сексуаль­ной функции, которая становится частью более общего поня­тия — Эроса. В то время как сексуальная функция сама себя опасается и занята более поиском удовольствия, чем собствен­ным развитием, Эрос, напротив, нацелен на создание все более крупных единств, с тем чтобы их сохранять, т. е. чтобы лучше сопротивляться диссоциативным целям разрушительных вле­чений, которые стремятся «разбить связи и, следовательно, разрушить вещи». Эрос как концепт обосновывается, таким образом, самой сопротивляемостью жизни в ее самоподдержа­нии, в ее саморазвитии, перед лицом антагонистического дей­ствия разрушительных влечений. Недавние исследования французского биолога Жан-Клода Амайзена 7 показывают, что

4 Ор. Ect. Der Psychische Apparat. S. Trieblehre. S. 70-73.

5 Ор. ect. Trieblehre. S. 70-73.

6 В 1930-е гг., в эпоху латинизирующих переводов (фр. и англ.), Фрейд
невольно решил вопрос о русском переводе своего термина-местоиме­
ния Id, выбрав Id (Это), а не Illud (Оно).— Прим. ред.

7 Amisen J.-C. La Sculpture du vivant. Suicide cellulaire et mort creatrice. P., Seuil, 1999.
15

сама жизнь в биологическом смысле состоит в нейтрализации сил клеточной смерти, что, хотя и с большим запозданием, под­тверждают умозаключения Фрейда.

В этом и состоит огромный переворот в психоаналитической мысли. Сексуальность, следовательно, нацелена только на полу­чение удовольствия, а целью Эроса является необходимая для поддержания жизни связь. Следовательно, Эрос включает в себя сексуальность и прибавляет к ней поддержание связей, установ­ленных в поиске удовольствия. Понятно, что если сексуальность может в самом начале своего развития позволить себе быть ау-тоэротичной или довольствоваться парциальными целями, то Эрос изначально требует выживания организма и укрепления внешних и внутренних связей. Для достижения своих целей ему, Эросу, необходимо сотрудничество Другого, Поэтому Фрейд не отрекается от выдвинутого в 1915 г. положения, состоящего в том, что о влечении нельзя твердо сказать, что оно, влечение, любит свой объект, — это положение по-прежнему истинно. И напротив, невозможно игнорировать тот факт, что если мы го­ворим об Эросе, то это непременно подразумевает, что Эрос любит свой объект и хочет завязать с ним глубокие, длительные, прочные связи.

Итак, можно продолжать говорить об инфантильной сексу­альности, но как только мы говорим о любви — об Эросе — ре­бенка к своему первичному объекту, то мы подразумеваем здесь нечто иное, чем просто инфантильную сексуальность. Вопрос еще более усложняется, если вспомнить, что любовь всегда связана с источниками удовольствия. К тому же не следует путать источники удовольствия (эрогенные зоны ребенка и его матери) и источник всех источников — саму мать. Новомодная теория привязанности (attachment) 8 есть не что иное, как убо­гая заплатка, цель которой в том, чтобы помешать нам увидеть очевидное и, следовательно, чтобы усилить наше вытеснение всей той любовной эротики, связывающей ребенка с его роди­телями, и в первую очередь, естественно, любовной эротики,

8 BowlbyJ. A Security Base. Clinical Application of Attachment Theory. L., Routledge, 1988.
связывающей ребенка с матерью и с ее грудью, понимаемой нами здесь и в узком, и в широком смысле — и как орган, и как психический комплекс.

Я хотел бы вернуться к одной мысли Фрейда, уже коммен­тировавшейся мною в другом месте. В конце главы по теории влечений Фрейд пишет:

«Лучше всего нам удалось постичь Эрос вслед за его пси­хическим экспонентом 9 — либидо-— через изучение сексуаль­ной функции, которая в общепринятом понимании — но толь­ко не в наших научных теориях — смешивается с Эросом» 10 .

Отсюда можно заключить следующее:

  1. Эрос познаваем лишь вслед и через посредство своего экспо­
    нента — либидо.
  2. Либидо и есть вся доступная Эросу психическая энергия. Эрос
    есть прежде всего энергетическая концепция.
  3. Эрос и его экспонент либидо сами но себе познаваемы только
    через сексуальную функцию.
  4. Сексуальная функция и Эрос смешиваются в общепринятом
    понимании, но не в психоанализе.

Ремарка 11 : термин Exponent, которой Фрейд употребляет для определения, чем является либидо для Эроса, можно переве­сти и как «представитель», и как «степень»-;Wahrig дает несколь­ко определений этого термина. Наиболее подходящим в нашем

9 Единственный раз, когда термин «экспонент» возникает под пером
Фрейда; этот термин даже отсутствует в работе: Freud 5. Gesamtregi-ster//G.W. Fr.-M.: Fischer, 1993. Bd. XVIII. 1115 .S. — Прим.ред.

10 Freud S. (1938) AbriG der Psychoanalyse. Trieblehre // G.W. Fr.-M.:
Fischer, 1993. Bd. XVII. S. 73.

11 Вольный перевод ремарки во избежание нелепостей буквализма. Вме­сто французских переводов терминов Фрейда и их дефиниций в Robert’e семантическому анализу подвергнут немецкий оригинал и дефиниции Wahrig’a. — Прим. ред.

12 Ор. Cit. S. 73.
17

случае является первое из них: «Возведение числа (Hochzahl) в степень (enier Potenz), которое указывает, как много раз число должно быть помножено само на себя wie oft eine Zahl mit sich selbst multipliziert werdwn soll)..> Здесь мы снова сталкиваемся с постоянной организационной (economique) озабоченностью Фрейда внутренней когерентностью психоанализа. Не следует, однако, пренебрегать вторым определением — после математиче­ского: в фигуральном смысле Exponent означает «облеченный доверием (herausgehobener) представитель (vertreter) 13 некоего дела (einer Sache) 14 . ».

Итак, еще более акцентируя свою постоянную организаци­онную (ёсопотшцие) озабоченность внутренней когерентностью, Фрейд подчеркивает прежде всего «степень (enier Potenz)», в ко­торую 13 У Фрейда термины «представитель (Vertreter)» и «репрезентант
(Reprasenant)» — синонимы, как и по-русски, но французский автор здесь и далее ограничен единственным переводом — «representant )»— Прим. ред.

14 «Sache» в немецком языке обычно имеет смысл «дела» юридического,
судебного,— Прим. ред.

Сексуальная функция, наблюдаемая и ощутимая через кар­тины фаз своего психосексуального развития, позволяет нам составить об Эросе более точное представление.

И если Фрейд в чем-то старается отмежеваться от обыден­ного сознания, так это в том, что он подчеркивает именно не­сведение Эроса к сексуальной функции. Эрос предстает абстрак­цией — платоновской (?),— которая нацелена на объединение все больших и больших множеств:

«Либидо есть заимствование из учения об эффективности. Мы называем так энергию, понимаемую как количественную величину (хотя по сей день и не измеряемую) тех самых вле­чений, которые имеют отношение ко всему тому, что можно ре­зюмировать как любовь. Ядро того, что мы называем любовью, естественно, формирует то, что обычно называется любовью, и то, что воспевается поэтами, — половая любовь с целью поло­вого соития. Но мы не станем отделять от нее и того, что также отчасти носит имя любви: с одной стороны — любовь к себе, с другой — любовь к родителям и к ребенку, дружба и общая любовь к людям, а также преданность конкретным предметам иди абстрактным идеям» 15 .

Дальнейшие рассуждения Фрейда ясно показывают, что он считает все психические тенденции проявлениями импульсов влечений. Производимое им объединение хорошо иллюстриру­ет само это теоретическое расширение с тенденцией к образова­нию все более пространных общностей. Здесь можно оценить всю амплитуду перемен сексуальной функции, начинающейся с инфантильной сексуальности и завершающейся самыми субли­мированными и даже абстрактными формами свершений Эро­са. Платон цитируется эксплицитно 16 .

Но невозможно себе представить такой Эрос, который ос­тавался бы совершенно независимым от действия разруши-

15 Freud S. (1921) Massenpsychologic und Ich-Analyse. Suggestion und
Libido//G.W. Fr.-M.: Fischer, 1998 / Bd. XIII. S. 98.

тельных влечений. Неограниченное бесконечное распростра­нение действия Эроса привело бы к отрицанию всякого разде­ления и заставило бы всякую индивидуальность раствориться в едином целом. В этом смысле разрушительное влечение, про­тивостоящее такому исходу, играет благотворную роль, ограни­чивая бесконечное слияние и устанавливая различия и разде­ления 17 .

В целом Фрейд в своей последней теории влечений, усили­вая связи между двумя основополагающими силами, представ­ляет их более солидарными друг с другом, чем в предыдущих теориях влечений, которые ограничивались простым антаго­низмом (первая теория влечений — противопоставление пар-циссического и объектного либидо).

Мы начали наше исследование с изложения развития сексу­альной функции. Замечательно, что нигде не фигурирует сим­метричное развитие разрушительной функции, поскольку оная не может претерпевать развитие, ибо это понятие, антиномичное ее структуре. Сексуальная же функция, напротив, чем более раз­вивается, тем более эволюционирует — от аутоэротизма к инве­стиции сексуальности другого. В пубертате познание женского влагалища может помочь сексуальности выйти из своей нарцис-сической замкнутости. Препубертатную сексуальность Фрейд называл в одной из своих самых ранних работ — «Наброске пси­хологии» 18 — «пресексуальной сексуальностью» 19 . Пресексу-альное не идентично сексуальному. Ибо инвестировать сексу-
17 Свой заключительный дуализм влечений Фрейд эксплицитно возво­
дит не к Платону (хотя и сохраняя термин «Эрос»), а к диалектике
слияния — разлияния Любви (РЬШа) и Ненависти (ХеТкоз) у друго­ го автора: «Представление об основных силах или о влечениях, с ко­торыми аналитику придется не раз еще схватиться, было заимствова­ но нами у философа Эмпсдокла Акрагантского (Агригентского)». Freud S. (1938) AbriB der Psychoanalyse. Tricblehre // G.W., Fr.-M.: Fischer, 1993, Bd. XVII. S.71.- Прим. ред.

18 Freud S. (1895) Entwurf einer Psychologic// G.W. Fr.-M.: Fischer, 1987. Nachtragsband. S. 387-477.

19 Ор. cit. У Фрейда: «Vorzcitigkeit in der Sexualentbindung» («прежде­временность в сексуальном пробуждении»). 5. 448.— Прим.ред.

альность объекта означает стремиться к такой форме объектной любви, которая ведет к встрече с любовью, переживаемой самим объектом. Вот и еще один термин на нашем пути: сексуальность в своем развитии включает в себя любовь. Любовь, лишенная сексуальности, обращает внимание на роль сублимации и идеа­лизации, но такая любовь не дотягивается до основной формы любви, которая характеризуется, как мы уже упоминали, эволю­цией — от аутоэротизма к объектной любви. Мы перечисляли все это, только принимая в расчет линию Эроса. А между тем на каждом этапе развития следовало бы рассматривать, как дости­гается равновесие, слияние и разлияние Эроса и разрушитель­ных влечений. Но, с другой стороны, в этой последней теории влечений у Фрейда в так называемой теории инстинктов невоз­можно более локализировать ни одну из обеих основополагаю­щих психических сил в какой бы то ни было области психичес­кого аппарата. Так же как и Эрос, распространяясь, приобретает такое многообразие, которое только сам Фрейд и отважился объ­единить.

Понятия бессознательного 20 и Оно тесно связаны. Нервная и психическая энергия, говорит Фрейд, кажется, существуют в двух формах: одна — легко подвижная, а другая, напротив, свя­занная. Трудно удержаться, чтобы не провести связи между Эросом, стремящимся к созданию все больших объединений, и понятием связанной энергии. Понятие связи (Эрос) и понятие связанной энергии (вторичный процесс в Я) совпадают по цели. Становится ясно, что такое понятие, как свободная, по­движная, не поддающаяся связыванию психическая энергия, касается не только характера первичных процессов в Я, но, еще глубже, является атрибутом разрушительных влечений. Жить, думать, любить — вот три формы протекания процессов пси­хического связывания, которые все три представляются тесно связанными между собой.

20 У Фрейда ни разу не встречается неврологический термин «бессозна­тельный (bewusstlos)» или его производные, всегда — только «несозна­тельный (unbewusst)» и его субстантивированная форма «несознатель­ность (Unbewusste)» и их психологическом значении. — Прим. ред.
21

Но вследствие неизбежных слияний и разлияний влече­ний получается так, что любовь, будь то любовь объектная или нарциссическая, всегда амбивалентна. Что же до сексу­альности в узком смысле слова, то такое амбивалентное от­ношение в ней выражено еще более резко. Сексуальное же­лание одинаково в чем-то во всех видах сексуальности. И доставление удовольствия объекту, и получение от него оного удовольствия всегда привносит с собой такую смесь аффектов, которая никогда не обходится без примеси агрес­сивности. Исключение составляют только проявления раз­личной патологии. Роберт Столлер 21 считает, что во всяком сексуальном отношении есть часть, которую следует отно­сить — даже когда это неочевидно — к желанию вредить дру­гому или к желанию вредить себе. Фрейд по-своему говорит то же самое.

Под эгидой новой концепции Эроса Фрейд приступает к вели­кому психоаналитическому объединению. Здесь объединяются: нарциссизм (либидинозная составляющая влечений самосохра­нения), к которому можно добавить и самое самосохранение; собственно сексуальные влечения (разделенные, в свою очередь, на целезаторможенные и нецелезаторможенные влечения); объ­ектные влечения и даже садистические влечения, которые ожи­вают при регрессии либидо по фазе психосексуального разви­тия. Если ко всему перечисленному добавить еще и продукты сублимации либидо, то это даст нам некую обширную клини-ко-теоретическую организацию, общим знаменателем которой будет связь: либо связывание разных видов вышеупомянутых влечений между собой, либо связь той или иной части данного ансамбля влечений с объектом. Эрос удерживает все вместе, как утверждал еще Платон.

21 StollerRJ. Perversion: The Erotic Form of Hatred. N. Y.: Pantheon 1975. 240 p.

Источник: http://kzref.org/uroki-francuzskogo-psihoanaliza-desyate.html

Уроки психоанализа на Чистых прудах (отрывки)

уроки психоанализа

Эрве БЕНАМУ, врач-психиатр, психоаналитик, доктор психоанализа и клинической психологии (Университет Париж-VII); психотерапевт при госпитале Св. Анны (Париж) и центра Эскиролъ, Медико-психологического центра им. А. Бине (Франция, Париж), член SPP (Парижского Психоаналитического Общества); член IPA (Международной Психоаналитической Ассоциации)

ОТЦОВСКАЯ ФУНКЦИЯ И РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА

Перевод с французского Коротецкая А., Фусу Л. 27 апреля 2013 г.

Вначале, прежде чем коснуться психоаналитического аспекта, предлагаю беглый общий взгляд на фигуру отца и на отцовскую функцию в их объективной реальности, социологическом и психологическом аспектах, даже в том случае, когда психоаналитический аспект невозможно рассматривать отдельно от социального контекста. Отцовская функция классически принадлежит отцу, который, согласно своей природе, является лицом мужского рода. Однако отцовская функция физическим лицом не является, — это роль, которая может быть выполнена как мужчиной, так и женщиной. Вернемся к роли отца в обществе. Во времена примитивного общества у мужчины-отца была достаточно ясная роль, основанная на его физическом превосходстве, являющейся решающим фактом: будучи сильнее, он доминировал над женщиной, был приспособлен к охоте, к поиску пищи для своей семьи, а также защищать ее от диких животных и иных врагов. Что касается женщины, она оставалась дома, чтобы поддерживать огонь в очаге и заниматься детьми. Эта архаическая модель в какой-то степени сохранилась в нашей культуре до прошлых столетий, в ней отец — родитель, удовлетворяющий потребности своей семьи, и отец -глава семьи, обеспечивающий идентичность. Последние десятилетия, благодаря феминистскому движению, в котором женщины пытались достигнуть равноправия с мужчинами, выполняя функции и мужчины, и женщины сопровождались изменением традиционных ролей. Прогресс в развитии контрацептивных средств дало женщине реальную возможность контролировать рождение детей. Вследствие этого, если современный мужчина хочет стать отцом, его желание должно совпадать с подобным желанием женщины. Кроме этого, появились новые стремления женщин к профессиональному росту, что, в свою очередь, включает в себя их недостаточную предрасположенность иметь детей. В наше время некоторые отцы наделены призванием заниматься детьми и активно участвовать в их воспитании и уходе за ними. «Новые отцы», как принято их называть, оказываются в ситуации, когда эта деятельность приносит им истинное удовольствие, в отличие от былых времен, когда мужчины отказывались от такого рода занятий, расценивая их, как деградация собственной мужественности.

Таким образом, эволюция ментальности и ролей создала смешанные зоны, в которых присутствует взаимодополняемость функции матери и отца, что еще больше осложняет определение четкого места отца в обществе, которое продолжает оставаться специфичным.

В настоящее время одному и тому же мужчине можно дать определение, относящееся к нескольким типам отцов:

1. Биологический отец — иногда эта отцовская роль может ограничиться лишь причастностью к зачатию, т. е. в самом половом акте; или же эта роль может ограничиться лишь несколькими каплями спермы для оплодотворения, а затем исчезнуть навсегда.

2. Законный отец, чью фамилию унаследует ребенок, привоз-носит «отцовский авторитет», даже если он отсутствует. Например, если пара официально не оформила свои отношения, отец может «признать» ребенка, дав ему свою фамилию, в то время как мать может в одиночку нести груз родительского авторитета, и то, что называют «совместным родительским авторитетом», нельзя потребовать у судьи по семейным делам, даже в рамках французского правосудия. Продолжая классификацию можно различить, хотя и несколько искусственно:

3. Психологический отец, наблюдаемый при психологическом подходе.

4. Отец, представленный с психоаналитической точки зрения. «Психологический» отец характеризуется, принимая во внимание личностные особенности, поведение и наблюдаемые способы отношений, установленные со своим ребенком, в соответствии с тремя вариантами:

• авторитарный отец, как правило, дистантный, у которого мало аффективного обмена с детьми, — это соответствует традиционному отцовскому образу;

• новый современный отец, который активно участвует в уходе за своим ребенком, разделяя эту заботу с матерью, однако со специфическим мужским подходом, к которому мы еще вернемся;

• отец, который ведет себя как мать и даже стремится сделать лучше и больше, соперничая с ней, без дифференциации отец-мать; у такого отца преобладают материнские идентификации.

В психоанализе обычно описывают два других типа отцов: воображаемый отец и отец символический:

Воображаемый отец — это образ отца, который появляется и создается в воображении ребенка. Когда отец отсутствует долгое время, поиски отца могут привести ребенка к выдумыванию себе идеализированного отца, сильного, героического, как это делают многие приемные дети.

Символический отец, которому в психоанализе придается значительная важность в развитии ребенка. Например, легко понять место символического отца в христианской догме: святое семейство состоит из Иисуса и его родителей, Марии и Иосифа, вместе с Богом-отцом, как отцом символическим. Психоаналитики лаканианского направления придают исключительную значимость символическому отцу. Для них имеет значение не присутствие или отсутствие реального отца, а каким способом мать обращается к отцу, поскольку он олицетворяет Закон, как в ее глазах, так и в глазах ее ребенка. Эта концепция мало учитывает реальность отца и способ, каким его личная история, его личные проекции будут определять в обыденной жизни его отношение со своим ребенком, влияя на создание ребенком своей личной жизни в будущем.

Надя БУЖОР, Титулярный член Парижского Психоаналитического Общества (SPP), член IPA, работает в центре Этьен Марсель (Париж)

ОТ ИДЕНТИФИКАЦИИ К СВОБОДЕ МЫШЛЕНИЯ

Перевод с французского Коротецкая А., Фусу Л. 2-3 марта 2013 г.

Предлагаю к размышлению тему о депрессивной позиции в подростковом возрасте и выдвигаю гипотезу, согласно которой депрессивная позиция соответствовала бы прогрессивному и последовательному обладанию внутренними объектами и влечениями. В этом смысле, для прочувствования сложности и интенсивности этого процесса, рассмотрим нелегкую проблему идентификаций, не переставая думать о том «как можно отгоревать по детству не потеряв при этом другого, и без того, чтобы не потерять самого себя». Мы еще вернемся к этому.

Начнем с исследования идентификаций в основном в рамках второй топики и ознакомимся с историей Анны Лауры для того, чтобы в заключении этой истории изучить компромисс идентификаций подростка.

Несколько заметок об идентификации во Фройдовской теории

В работах Фройда термин «идентификация» возникает достаточно рано, замещая термин «проекция». Не рассматривая здесь подробности, все же необходимо подчеркнуть первое определение идентификации в том виде, в котором оно появляется в IV-й части «Толкования сновидений», где идентификация отличается от имитации. «Идентификация — это не просто имитация, а отождествление на почве сходных этиологических условий, она стремится «быть как», т.е. к подобию и относится к тому общему, что неизменно остаётся в бессознательном».

Концепт идентификации служит, с одной стороны, объяснению феноменов работы сновидения, с учетом рассмотрения цензуры, а с другой — для обьяснения проявлений истерии. Этот концепт позже сыграет свою роль во второй топике, где мы вновь обнаруживаем его в работе «Тотем и табу», где вводится идентификация с мертвым отцом в описании тотемического пиршества. Главным образом он представлен в «Метапсихологии», а именно, в главе «Горе и меланхолия», где мы находим описание идентификации, аналогичной той, которая будет представлена в центре второй топики. Речь идет о проблематике потери объекта, что приводит к либидинальному декатексису/дезинвестиции этого объекта, устанавливая тем самым идентификацию «Я» с потерянным объектом.

Тут же мы находим знаменитое выражение: «Итак, тень объекта падает на «Я»». «Тень объекта накладывается, таким образом, на «Я», которое другой психической инстанцией расценивается как объект, как потерянный объект. Позднее эта идея Фройдовской концепции будет пересмотрена.

Далее рассмотрим выдержки из текста, ведущие нас ко второй топике, изложенной в работе «Психология масс и анализ «Я»», и еще подробнее в VII-й главе под названием «Идентификация». С первых строчек нам предлагается определение идентификации. «В психоанализе идентификация считается самым ранним проявлением аффективной связи с другим существом. Она играет значительную роль на первых фазах развития (в предистории) Эдипового комплекса».

Начиная отсюда, можно полагать, что идея идентификации предполагает концепцию Эдипа, в частности мальчик вначале желает быть похожим на своего отца: «Он воздвигает отца своим идеалом, одновременно он устанавливает с мамой связь другого качества — речь идет об «эротической инвестиции объекта». Эти две связи сольются для того, чтобы создать концепцию Эдипа, в которой идентификация с отцом окрасится оттенком соперничества (желание его убрать для того, чтобы занять его место). В этом смысле идентификация как таковая, прежде чем она установится в Эдиповом комплексе, имеет амбивалентный характер: желание быть «как отец», может также быть желанием ассимилировать, поглотить объект (как в тотемическом пиршестве). Уместно в этом смысле указать на концептуальное различие идентификации от выбора объекта. О различии, которое сопровождает противостояние этих двух терминов (Vateridentifizieung [отец для идентификации] и Vaterobjetwahl [отец в качестве объекта]), Фройд пишет следующее: «В первом случае (идентификация) отец — это то, кем ребенок хочет быть, во втором случае (выбор объекта) — то, что ребенок хочет иметь».

Нужно подчеркнуть, что различия между идентификацией и выбором объекта не является чем-то само собой разумеющимся, а часто одно вытекает из другого или замещает другое. Хотеть иметь отца означает иметь с ним отношения как с объектом, тогда как хотеть быть как отец (идентификация) означает иметь отношения с другим, как с субъектом, как с отцом.

Бернар ГОЛЬС, педопсихиатр, психоаналитик APF (Французской Психоаналитической Ассоциации), профессор детской и подростковой психиатрии в Университете имени Рене Декарта, ответственный работник отделения детской психиатрии в больнице Сен-Винсен де Поль (Париж)

ПСИХОТЕРАПИЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ: СОВПАДЕНИЯ

Перевод с французского Фусу Л. 7-8 декабря 2013 г.

Темой данной работы являются теоретико-клинические и технические точки совпадения в психотерапии младенцев и психотерапии подростков ввиду аналогий в их психическом функционировании, которые наблюдаются в этих двух специфических и уникальных возрастных периодах.

Во Франции внимание к этой проблеме — давнее. В качестве примера достаточно вспомнить хотя бы книгу Пьера Маль и Алисы Думик-Жирар (1975 г.) о психотерапии первого года жизни, появление которой стало важным событием в то время, сразу после ее публикации, и явилось авангардным: книга стала неким пионером в этой области. Думик Жирар была хорошим клиницистом, занимающимся младенцами и маленькими детьми, а Пьер Маль был выдающимся психиатром, известным психоаналитиком, работающим с подростками, и в этой книге именно он попытался дать теоретическое «обрамление» клинической практики, представленной его соавтором.

Постепенно исследования младенцев и подростков выдвинулись на первый план, они стали предметом многочисленных инвестиций (как финансовых, так и интеллектуальных), все более и более значи- мых, даже в ущерб изучению психологии детей школьного возраста, как если бы латентный период не беспокоил вовсе ни родителей, ни педопсихиатров. Хотя это совсем не так, и поэтому очень жаль, что латентный период продолжает исследоваться недостаточно.

Такое рассмотрение младенцев и подростков, когда главный подход состоит в исследовании их психического функционирования, дает нам необыкновенное богатство элементов, являющихся очень важными, особенно что касается обучения, тем более в свете открытий последних лет, представленных в психиатрии младенца. Необходимо, однако, отметить, что мы ни в коем случае не можем рассматривать подростков как больших младенцев. Действительно, если подростковость является периодом нормальной реактивации и оживления, нового переживания старых психических механизмов и ранних типов объектных отношений, то это вовсе не означает, что нужно без контекста учитывать эффекты apres-coup, которые делают из этих функциональных эпизодов нечто совершенно другое, чем простое повторение или простое переиздание (так мы здесь, хотя и не напрямую, вводим трансференциальный регистр).

Поэтому нам хотелось бы лишь объяснить специфичность психического функционирования подростка посредством того, что мы узнали о функционировании младенца, и не для формального сравнения, а прежде всего для прояснения и понимания этого состояния, рассматривая под новым углом зрения некоторые клинические и технические особенности, применяемые в практике для терапии этих двух периодов жизни.

Аналогия психического функционирования младенца и подростка

Аналогия психического функционирования младенцев и подростков в действительности достаточно хорошо известна и издавна привлекала внимание.

Выраженная интенсивность влечений отмечается у младенцев с самого рождения; младенцы переживают формирование своего психического аппарата и установление различных форм влечений (оральных, анальных, позже фаллических) и связанных с этим проблем, как и подростки, которые в связи с наступлением пубертатного периода сталкиваются с массивным потоком обновления, возвращения и усиления влечений. Преимущество здесь принадлежит, разумеется, оральности и ее центральная роль широко известна, особенно в том, что касается психической анорек-сии и более обширного поля аддиктивного поведения.

Преобладание нарциссизма над объекталъностъю

Диалектика между нарциссизмом и объектальностью меняется на протяжении всей жизни человека; необходимо подчеркнуть, что любое из этих состояний может появиться как защита от другого состояния. К примеру, у ребенка Эдипова проблема (объектная) появляется вслед за изначальной проблематикой, связанной с установлением первичного нарциссизма. Мы находим вновь эту проблематику в подростковом периоде, когда происходят возврат к Эдиповой триангуляции и ее экстраполяция за пределами семьи, что приводит к нарциссическому кризису, связанному с трансформациями (физическими и психическими) подросткового периода.

В обоих случаях преобладает нарциссическая ось, потому, что ребенок «должен стараться выжить» (М.Суле, 1980), используя для этого свои первичные идентификации, и потому, что подросток пытается проверить на прочность свою цельность и нарциссическую неуязвимость, прибегая для этого к различному поведению с риском для жизни (опасному спорту, токсикомании, анорексии и т.д.).

Преобладание аналогичной коммуникации

Инфантильный [in-fans] маленький ребенок находится за пределами вербального языка, и по этой причине его способность к аналогичной (доречевой, довербальной) коммуникации предшествует появлению дигитальной (вербальной) коммуникации. Так, появление и развитие процессов привязанности (в основном в первой четверти первого года жизни) и его способностей к аффективной сонастройке [accordage affectif] могут быть поняты в терминах синкретических модальностей инвестирования объекта и интенциональности первичной коммуникации. Привязанность не предполагает пока (в отличие от аффективной сонастройки) доступа к интерсубъективности.

Как бы то ни было, этот тип аналогичной коммуникации, который впоследствии сохранится на всю жизнь (на заднем плане дигитальной коммуникации), выходит на первый план в подростковом периоде и это отчасти объясняет, как мы это далее увидим, важность стиля и атмосферы первичных терапевтических интервью подростков.

Принято обычно различать в психическом онтогенезе три различных типа агрессивности, появляющиеся друг за другом: прежде всего, агрессивность, необходимая для выживания («фундаментальная ярость [violence]», согласно Ж. Бержере, 1984); следующая за ней агрессивность, целью которой является проверка прочности и гибкости объекта (Д.В. Винникотт, 1971); и, наконец, эдипова агрессия, направленная на устранение, и даже на уничтожение третьего. Первый вид агрессии — аутистического типа; второй — дуальный, или бинарный, последний тип агрессии — три-ангулярный. Несмотря на то что у детей и подростков наблюдаются все типы агрессии, у них преобладает чрезвычайно выраженная агрессия второго типа, целью которой является испытание выдержки и спокойствия другого, а не кажущееся желание его разрушить, что становится особенно понятным в моменты классических противостояний во второй четверти жизни, или во время подросткового кризиса.

Поль ИЗРАЭЛЬ, психиатр, всемирно известный психоаналитик, член Международной Психоаналитической Ассоциации, титулярный член SPP (Парижского психоаналитического общества)

ПСИХОАНАЛИТИК: ВОСПРИНЯТЫЙ И/НО ИГНОРИРОВАННЫЙ

Перевод с французского Коротецкая А.И. 18-19 мая 2013 г.

Формулирование моего выступления как выражение «психоаналитик, воспринятый и/но игнорированный» вызвано попыткой разобраться с природой переноса в тех случаях, когда аналитик в терапии обнаруживает, что он является пособником особенного способа инвестирования.

Я предлагаю вернуться к ведению терапии в тех случаях, когда стремление пациента к агированию преобладает над работой по репрезентации: когда преобладает действие, во всех своих формах, и, в частности, в своей вербальной форме, что может придавать дискурсу таких пациентов оператуарный характер. Речь идет о таком способе функционирования, который можно бы назвать пограничным, не определяя при этом для него отдельной нозографической единицы, потому что это функционирование может существовать как состояние как в хронической, так и в острой форме, в котором обострение может возникать как пограничное состояние на протяжении всей жизни, так же как и на протяжении всей терапии.

Одной из характеристик этого способа функционирования является цепляние к аналитику по типу аддиктивного восприятия. Речь идет не о переносе, а скорее всего о некой форме сопротивления переносу. Слушание аналитика нарушается из-за сложности установить «свободно плавающее внимание», это ему плохо удается потому, что аналитик неоднократно сталкивается с тем, что его субъективность привлекается в терапевтический процесс. Мое понимание проявлений такого «пограничного функционирования» состоит в том, что при этом типе функционирования обнаруживается экономическая нестабильность посттравматического типа. Такое понимание, поддержанное в последние годы размышлениями Режин Прат, предполагает некое смещение метапсихологической модели интрапсихического к истокам его организации, к тому виртуальному месту, в котором соматическое возбуждение превращается в возбуждение влечений.

В случае пограничного функционирования интрапсихическое пространство непрерывно подвергается опасности быть взломанным свободной энергией, ослабляющей интратопическое либидинальное движение и, в частности, не позволяющей установиться вытеснению, которое обычно эффективно управляет интрапсихической динамикой между «Я» и его репрезентированными объектами. Психическая жизнь, таким образом, приобретает лишь малую долю автономности и вынуждена постоянно опираться на проявления сенсорно-моторной активности. То, что я чуть выше определил как сопротивление переносу, есть не что иное, как дублирование сопротивления, если мы принимаем в расчет субъективность объекта. Встречи между аналитиком и пациентом, независимо от выбранного кадра, становятся пронизанными преимущественно агированными обменами, о чем красноречиво свидетельствует большинство таких случаев.

И в то же время важно знать, что обмены, состоящие из агирований (отыгрываний) в терапии такого типа, нельзя рассматривать и оценивать так же, как классические acting-u, у которых иное предназначение, — вмещать некий улавливаемый смысл происходящих во время терапии интрапсихических процессов. В случаях пограничного функционирования смысл агирований состоит лишь в сохранении единства (цельности) «Я», чья идентичность находится под постоянной угрозой.

В связи с тем, что невозможно опираться на перемещения уловимых репрезентаций из-за недостаточности ассоциаций, связанных с историей индивидуума, аналитик призван, в свою очередь, реагировать, чтобы освободиться от ощущения, что он иммобилизирован в однообразной роли из-за массивной проективной идентификации.

Уже достаточно давно я защищаю идею о том, что вместо того, чтобы пропускать мимо и не обращать внимание на такие типы обмена, полагая, что они являются чистыми продуктами коллизии внутри сопротивления переносу, лучше было бы оценивать их как точки вписывания этой новой истории, которая разворачивается между двумя протагонистами [участниками] курса терапии. Под термином «интерпрет-акция» [interpret’Action] я предположил, что работа аналитика состоит в том, чтобы сконцентрироваться на проработке этих моментов «переходов к действию» [passages par Facte] (П. Израэль, Р. Прат, 2011). Эти короткие, ограниченные и спонтанные обмены не имеют ничего общего с техникой раскрывания, разоблачения, которую так защищает интерсубъективизм, техника, почивающая на теоретической основе, которая не особо учитывает разворачивающуюся динамику бессознательного. Их надо рассматривать как некие постановки, которые должны призвать к активности предсознательное пациента: своими реакциями аналитик окрашивает неповторимые качества репрезентаций имаго, застывшие из-за проекций или форклюзированные из-за отрицания.

Нельзя считать эти реакции координированным поведением, но необходимо принимать во внимание то эмоциональное выражение, которое включает их внезапное появление; благоприятствуя в apres-coup их появлению и помогая проработке этих обменов, психоаналитик способствует своему собственному появлению в репрезентациях [sa mise en representation] в интрап-сихическом пространстве своих пациентов, что до этого было невозможным. Разумеется, эта репрезентация вписывается только на поверхностном уровне предсознательного покрова имеющихся у субъекта имаго. Опыт нам показывает, что такая мобилизация имаго требует реституции (возвращения) их исторических опор либо благодаря реминисценциям (воспоминаниям), либо благодаря сновидениям. После того, как аналитик воспринят и игнорирован, он становится воспринятым и репрезентированным и, таким образом, доступным для трансференциальных перемещений, которые становятся «интерпретабильными».

Источник: http://psychic.ru/books/book49.htm

Уроки французского психоанализа: Десять

страница31/31
Дата03.07.2018
Размер6.4 Mb.
ТипУрок
КурнюЖанэнМоник(Cournut-Janin Monique )

Психиатр-психоаналитик, титулярный член Парижского психоаналитического общества (ППО), многолетний коор­динатор работы консультативного и лечебного психоанали­тического центра ППО им. Ж. Фавро, автор многих психо­аналитических работ, в частности, книги «Женское и женственность» (PUF, 1998).

Лебовиси Серж (Lebovici Serge) (1915-2000)

Психиатр, психоаналитик, титулярный член Парижского пси­хоаналитического общества, директор Института психоанали­за (1962-1967), президент Международной психоаналитичес­кой ассоциации (1975-1979), президент Международной ассоциации детской и подростковой психиатрии (IACAPAP) (1966-1970), президент Всемирной ассоциации детской пси­хиатрии (WAIPAD), почетный профессор детской и подростко­вой психиатрии (Университет Париж-13). Принимал участие в основных психоаналитических новациях второй половины XX в. и в сотрудничестве с Рене Дяткиным основал ряд учреж­дений. С 1948 г. практиковал аналитическую психодраму в ле­чении психозов у детей и подростков. В 1961 г. вместе с Рене Дяткиным открыл Центр Альфреда Бине, центр-пилот, в рабо­те которого детский психоанализ занимает ведущее место. Был одним из главных инициаторов прямого наблюдения ранних и сложных взаимодействий, связующих мать и ребенка, открыл оригинальный научный метод, сочетающий франкоязычную психоаналитическую традицию и англо-саксонский онтогене-тизм. Ассоциированный профессор Университета Париж-Норд, создал отдел детской психиатрии в госпитале Авиценны. Международно признанный ведущий специалист в области детского психоанализа, автор огромного числа статей и книг, среди которых: «Психоаналитические исследования ребенка» (Мишель Суле — соавт., PUF, 1975); «Руководство по детской и подростковой психиатрии» (Мишель Суле и Рене Дяткин -соавт., PUF, 1985). Интерес к проблематике аутизма и детских психозов отразился в книге «Психоаналитическое исследова­ние одного случая детского психоза» (Джойс Макдугалл — со­авт., PUF, 1960). В серии «Современные психоаналитики» кни­гу о нем написала Франсуаза Кобланс (PUF, 1996).

Макдугалл Джойс (McDougaJl Joyce)

Почетный член Парижского психоаналитического общества, член Нью-Йоркского фрейдовского общества. Держась в сторо­не от всякого догматизма, умеет находить рациональное зерно во всех теориях и избегать конфликтов англосаксонской и французской психоаналитической школ. Ее работы посвящены главным образом психосоматике, перверсиям и неосексуально­сти. Она обладает талантом режиссера разыгрывающейся в пси­хоаналитическом лечении драмы, что позволяет читателям ее книг, превращающимся в зрителей, в полной мере принять уча­стие в игре психических феноменов. Автор работ «Апология некоторой ненормальности» (Gallimard, 1978); «Театры Я» (Gallimard, 1982); -«Театры тела» (Gallimard, 1989). За послед­нюю работу «Тысяча и одно лицо Эроса» (Gallimard, 1996) по­лучила премию Gravia Award. В серии «Современные психо­аналитики» книгу о ней написала Рют Менахем (PUF 1997). В русском переводе вышли две ее фундаментальные книги «Тысячеликий Эрос» (1999) и «Театр души» (2002).

Рабэн-Лебовиси Марианн (Rabain-Lebovici Marianne)

Психиатр-психоаналитик, член Парижского психоаналитиче­ского общества, врач-консультант в Службе экстренной помо­щи детям в Париже.

Рабэн Жан Франсуа (Rabain Jean-Frangois)

Психиатр-психоаналитик, титулярный член Парижского пси­хоаналитического общества. Врач-атташе Службы детской и подростковой психиатрии в клиническом центре Сальпетри-ер в Париже.

РуссийонРене (Roussillon Rene)

Член Парижского психоаналитического общества, профессор клинической психологии в Лионском университете Люмьер, значительную часть исследований посвятил нарциссическим расстройствам идентичности, модификациям рамок психоана­лиза при их лечении, в частности при курации пограничных больных. Автор многочисленных статей; особо отметим три работы: « Парадоксы и пограничные ситуации в психоанализе» (PUF, 1991); «Логики и археологики психоаналитических ра­мок» (PUF, 1995); «Агония, расщепление и символизация» (PUF, 1999).

Фрежавилль Аннет (Frejaville Annette)

Детский и подростковый психиатр-психоаналитик, член Па­рижского психоаналитического общества, секретарь Комите­та Парижского общества по психоанализу детей и подростков, член Европейского общества психоанализа детей и подрост­ков (SЕРЕА), член Французского общества психоанализа де­тей и подростков (SРРЕА).

Шассге-Смиржель Жанин (Chasseguet-Smirgel Janine)

Титулярный член Парижского психоаналитического общества и член Филадельфийского психоаналитического общества, за­нимала кафедру Фрейда в Лондонском университете (1982-1983), а также кафедру клинической и психопатологической психологии Лилльского университета. В 1964 г. редактировала первую послевоенную психоаналитическую монографию, пред­лагавшую новый взгляд на фрейдонскую концепцию женской сексуальности. Всемирно известна работами по искусству, пер­версиям и следам нацизма в коллективной психологии. Работа об идеале Я (1973), недавно опубликованная под названием «Болезнь идеальности» (Hartman, 1999), уже стала класси­кой. В 1999 г. в Германии получила премию Александра фон Гумбольдта — высокоавторитетную научную награду, впервые присужденную психоаналитику. В серии «Современные психо­аналитики?. книгу о ней написала Доминик Бурден (PUF 1999).

Шафер Жаклин (Schaeffer Jacqueline)

Клинический психолог-психоаналитик, титулярный член Па­рижского психоаналитического общества. С 1995 по 2000 гг. зам. директора книжной серии «Психоаналитические дебаты», выходящей во Французском университетском издательстве (PUF). С 1988 по 1997 гг. редактор «Французского психоана­литического ревю». Лауреат психоаналитической премии им. Мориса Буве 1987 г. Обучающий психоаналитик, специа­лизируется на психоанализе взрослых в Парижском институте психоанализа, и на психоанализе детей и подростков в Дет­ском центре им. П. Маля в специализированном (психиатри­ческом) клиническом центре св. Анны в Париже. Автор книги •«Отвержение женского (Сфинга и ее скорбящая душа)» (Collection Epitres, PUF 1997). Соавтор многих коллективных монографий: «Трудности жизни», «Ключи к женскому», «Ис­терия», «Любовная жизнь», «Женское, подростковый кон­цепт?», «Отношения матери и дочери», «Родительство», «Без­различие полов», «Менопауза», «Запреты и табу».

Шилан Колетт (Chiland Colette)

Психиатр-психоаналитик, титулярный член Парижского пси­хоаналитического Общества. Заслуженный профессор клини­ческой психологии Университета Рене Декарт — Париж V. Работает в Центре психотерапии для детей и подростков им. Альфреда Бине (Ассоциация психического здоровья XIII Ок­руга Парижа).

Научное издание

Серия «Библиотека психоанализа»

УРОКИ ФРАНЦУЗСКОГО ПСИХОАНАЛИЗА

Десять лет франко-русских

клинических коллоквиумов

по психоанализу

Под редакцией П.В. Качалова и А.В. Россохина

Редактор — О. В. Шапошникова Корректор — О. В. Гаврилъченко

Обложка — Я.Я. Ефремов Компьютерная верстка — А. Пожарский, Н, Новикова

ИД №05006 от 07.06.01

Сдано в набор 18.09.06. Подписано и печать 28.09.06.

Формат 60×90/16. Бумага офсетная № 1. Гарнитура Рец.егЬиг§.

Печать офсетная. Усл.-печ. л. 35,0. Уч.-изд. л. 25,3.

Тираж 2000 экз. Заказ № 4800.

Издательство «Ко гито- Центр» 129366, Москва, ул. Ярославская, 13

Отпечатано в полном соответствии с качеством

Источник: http://vossta.ru/uroki-francuzskogo-psihoanaliza-desyate.html?page=31

Урок психоанализа: избавляемся от «неудачливых» стереотипов

Психолог Елена Гондза поможет тебе избавиться от стереотипов, которые мешают достигнуть успеха.

уроки психоанализа

Ты помнишь, как мама обвиняла тебя в том, что ты ни на что не способна? Или, быть может, тебя особенно ранила фраза отца: «Ты меня разочаровала»? Некоторые психологи уверены, такие «неудачливые» стереотипы влияют на твою жизнь и мешают добиться успеха.

Стоит ли искать виновного в своих бедах и как избавиться от стереотипов, которые мешают тебе стать успешной, расскажет психолог и гештальт-терапевт Елена Гондза.

Специально или нет, но каждый родитель хоть один раз в жизни произносил фразу на подобие «помолчи, когда взрослые говорят» или «нет, мы не будем это делать, потому что я так хочу».

Спустя много лет бывает так, что, хотя в сознательном возрасте человек и говорит, что его воспитывали хорошо, что он родителями гордится, эти фразы периодически всплывают в его памяти.

К сожалению, подобные слова, сказанные скорее автоматически, влияют на нас. И потом, во взрослой жизни мы частенько неосознанно ищем для себя на работе, среди друзей и даже в магазине тех самых «взрослых», которых «перебивать нельзя».

Аргумент «я тоже уже взрослая» в такие моменты почему-то не работает. И вот стоим, говорим в ответ глупости, а потом 3 дня про себя отвечаем обидчику. И даже не задумываемся, что ответить вслух совсем несложно, и ничего страшного не случится.

Для меня лучший пример таких «неудачных» стереотипов – общение с педагогом ребенка. Приходит родитель к классному руководителю и долго с ним общается. Слушает учителя, принимает к сведенью, оправдываться даже может.

А ведь классному руководителю тоже к общению готовиться нужно. Даже перед зеркалом тренироваться. И валерьянку пить, прогоняя возможные исходы диалога в голове. А родитель идет в школу общаться с когда-то нелюбимым преподавателем, доказывая: «Мария Викторовна, ну вот получила я тройку, и что? Вот работаю, да! И Толстого дочитала». А на самом деле сидят два взрослых ребенка друг перед другом, и повторяют про себя: «Я взрослая! Я взрослая!»

уроки психоанализа

Полезны ли стереотипы?

Подобные ситуации случаются со всеми. И часто достижения стимулируются теми самыми фразами-упреками, брошенными в детстве. И когда результат работы оцениваешь со стороны, вдруг проносится мысль: «Вот видите, Мария Викторовна, я могу». И тут уже не важно, что та самая Мария Викторовна вкладывала в сказанную фразу 20 лет назад.

Одно можно сказать наверняка: нам часто удобно играть роль жертвы. Но если взять волю в кулак, и стараться избавиться от этих стереотипов через достижения, веру в слова и поддержку близких людей, умение поставить себя на место другого, стереотипы трансформируются в нечто более приятное.

Если вернуться мысленно в ту ситуацию, когда тебе, пятилетнему, мама, общаясь с подругой, говорит: «Помолчи, когда взрослые говорят», а ты уже 15 минут кричишь песню. Если стать рядом с мамой и увидеть этого кричащего ребенка, которым ты был, то ничего, кроме нежной улыбки, и слов «мама, ты была права», не возникнет. Нам просто нужно уметь не только слушать, но и слышать других.

Вывод психолога прост: хочешь, чтоб стереотипы, навязанные тебе в детстве, не мешали, учись прощать. Ведь ни родители, ни бабушки-дедушки не хотели тебя обидеть. Просто иногда люди не задумываются над тем, что говорят детям…
Больше советов по психологии читай на сайте therapist.com.ua

Читай также

Позвони в любое время суток, если тебе нужна срочная психологическая помощь опытного психолога.

Пройди бесплатно тест онлайн и узнай о себе все!

Подписывайся на наш telegram и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Источник: http://lady.tochka.net/20632-urok-psikhoanaliza-izbavlyaemsya-ot-neudachlivykh-stereotipov/

Бизнес Академия МБА Сити

уроки психоанализа

Отправьте заявку на обучение прямо сейчас и получите совершенно бесплатно доступ к первому уроку, где мы расскажем Вам о 15 психологических приемах, которые помогут Вам в профессиональном и личном общении!

Институт психологии и личности при Бизнес Академии МБА СИТИ приглашает Вас пройти курс дистанционного обучения психоанализу по программе “Психоанализ”.

С прохождением обучения психоанализа дистанционно Вам предстоит стать профессиональным психоаналитиком и высоко ценным специалистом. На базовом курсе аналитической психологии вы познакомитесь с учениями Фрейда и символикой сновидений. Узнаете, как связаны психоанализ и психиатрия, что такое психология ошибок и как возникают неврозы.

На дистанционных курсах психоаналитиков вы сможете получить качественное образование в области психологии и вы также освоите и сможете использовать на практике такие важные аспекты работы как психотерапия, центрированная на клиенте, психопатогенез и теория угрозы, понятие нормы в психотерапии.

Разработанная высококвалифицированными специалистами программа курсов психоанализа в Москве создана для тех, кто хочет получить навык высокопрофессиональной работы в сфере психологии. Профессиональное заочное обучение на полном курсе психоанализа станет для Вас важным этапом, полезным для личностного роста и стремительного продвижения по карьерной лестнице. Достигайте новых вершин благодаря ценным знаниям!

Стараясь сделать ваше обучение как можно более удобным, быстрым и эффективным, Институт психологии и личности создал для курса “Психоанализ” дистанционный формат обучения. Ведущее и наиболее популярное на сегодняшний день, дистанционное обучение восточной психологии и психоанализу предусматривает Ваше полное участие в процессе. После оплаты через личный кабинет на сайте Вам предоставляется доступ ко всем заданиям и урокам курса психоанализа в Москве в Институте психологии и личности при Бизнес Академии МБА СИТИ, а осваивать программу можно будет в удобном темпе и графике.

В ходе изучения уроков на кратком курсе психоанализа специалисты Института психологии и личности Бизнес Академии МБА СИТИ при необходимости Вам будут оказывать профессиональную и высококвалифицированную поддержку, и с удовольствием ответят на все возникшие в процессе учёбы вопросы.

Успешное прохождение обучения на базовом курсе “Психоанализ” даст Вам возможность заниматься психологической практикой и научитесь профессионально консультировать пациентов. Это ваша возможность стать действительно востребованным специалистом.

Ваше решение пройти курсы повышения квалификации по психологии и получить образование в востребованной в наше время сфере психологии, улучшить свои знания и навыки и освоить интересную профессию — это ваш шанс расширить свои возможности для профессионального роста и увеличения дохода. Уже после первого занятия Вы сможете применять приёмы психологического консультирования на практике, а ваш профессиональный доход вырастет многократно! Пройти программу обучения “Психоанализ” значит стать востребованным и дипломированным специалистом в сфере психологии.

Онлайн обучение на дистанционном курсе по психологии в Бизнес Академии МБА СИТИ гарантирует получение государственного диплома с международным приложением о прохождении курса “Психоанализ”, и данный документ станет существенным плюсом к Вашему резюме и отличным подтверждением полученных профессиональных знаний.

Лицензия на образовательную деятельность №038379

Программа полного курса обучения «ПСИХОАНАЛИЗ»

1. Психотерапия, центрированная на клиенте
1.1 Место оценки
1.2 Психотерапия и непроизвольные функции
1.3 Различные методы и реакция клиента на них
1.4 Анализ «Я-концепции»

2. Роль психотерапии в образовании
2.1 Психотерапия и приобретение знаний
2.2 Роль психотерапии для образовательного процесса
2.3 Суть обучения, центрированного на учащемся
2.4 Понятие недирективного обучения
2.5 Способы поощрения мышления

3. Роль психотерапии в семейной жизни
3.1 Способность открыто выражать чувства
3.2 Прочные отношения на базе чувств
3.3 Процесс двухсторонней коммуникации

4. Роль психотерапии в межличностном общении
4.1 Суть нарушения межличностного и межгруппового общения
4.2 Изучение понимания в больших группах
4.3 Что такое конгруэнтность
4.4 Роль конгруэнтности в общении между между людьми

5. Психология творческого процесса
5.1 Социальная потребность и творчество
5.2 Мотивы творческого процесса
5.3 Внутренние условия для творчества

6. Особенности наук о поведении человека
6.1 Нововведения наук о поведении
6.2 Поведение в группах
6.3 Что оказывает влияние на поведение человека
6.4 Что оказывает влияние на поведение животных
6.5 Науки о поведении и личность
6.6 Этапы процесса управления поведением
6.7 Теории управления человеческим поведением

7. Концепция удовлетворения потребностей
7.1 Последствия удовлетворения любой потребности
7.2 Последствия удовлетворения базовых потребностей
7.3 Процесс формирования характера
7.4 Суть здорового удовлетворения
7.5 Опасности, связанные с удовлетворением
7.6 Особенности базового удовлетворения

8. Теория инстинктов и потребности
8.1 Положения теории инстинктов
8.2 Недостатки теории инстинктов
8.3 Теория инстинктоидности базовых потребностей
8.4 Различия высших и низших потребностей

9. Теория психопатогенеза
9.1 Суть депривации, фрустрации и угрозы
9.2 Связь конфликта и угрозы
9.3 Происхождение угрозы
9.4 Сущность самоактуализации

10. Понятие деструктивного поведения
10.1 Знания из этологии
10.2 Знания из детской психологии
10.3 Антропологические исследования
10.4 Происхождение деструктивного поведения
10.5 Клинический опыт и деструктивное поведение
10.6 Исследования в эндокринологии, генетике и других науках

11. Анализ психологического здоровья
11.1 Методика отбора испытуемых
11.2 Особенности восприятия реальности
11.3 Суть потребности в уединении
11.4 Самостоятельность в психологическом здоровье
11.5 Здоровые переживания
11.6 Межличностные отношения и психологическое здоровье
11.7 Необходимость отличать средство от цели
11.8 Развитое чувство юмора
11.9 Влияние культуры
11.10 Влияние ценностей
11.11 Необходимость преодоления дихотомий

12. Роль психотерапии в хороших отношениях между людьми
12.1 Роль психотерапии для здоровья и мотивации
12.2 Личностный рост в процессе психотерапии
12.3 Сущность взаимоотношений между людьми
12.4 Место психотерапии в обществе
12.5 Значение знания и навыка в психотерапии
12.6 Суть групповой психотерапии
12.7 Понятие аутотерапии

13. Понятие нормы
13.1 Что такое норма
13.2 История представлений о природе человека
13.3 Внутренняя человеческая природа
13.4 Представление о психологической утопии
13.5 Истоки нормы, среда и личность

14. Психология ошибок З.Фрейда
14.1 Введение в теорию психоанализа
14.2 Особенности психоанализа
14.3 Суть ошибочных действий и побочных явлений
14.4 Трактовка ошибочных действий
14.5 Критика психоанализа
14.6 Анализ ошибочных действий как психических актов
14.7 Анализ намерений, описок и очиток
14.8 Особенность забывания намерений
14.9 Связь ошибок и желаний

15. Сновидения в психологии
15.1 Понимание сновидений
15.2 Общие характеристики сновидений
15.3 Разница в сновидениях
15.4 Способ толкования сновидений
15.5 Прием первой мысли
15.6 Суть свободно возникающих мыслей
15.7 Связь сновидения и скрытых мыслей
15.8 Явные и скрытые структуры сновидения
15.9 Отличие детских сновидений
15.10 Различия неискаженных и искаженных сновидений

16. Символы сновидений
16.1 Понятие цензуры сновидения
16.2 Распространенные символы сновидения
16.3 Символы сновидений с сексуальным контекстом
16.4 Происхождение символических трактовок
16.5 Как работают сновидения
16.6 Как мысли превращаются в образы
16.7 Важность явного сновидения
16.8 Проведение анализа сновидений
16.9 Критика анализа сновидений

17. Связь психоанализа и психиатрии
17.1 Психоаналитический взгляд на невротические явления
17.2 Разбор симптоматического действия
17.3 Суть психоанализа болезни
17.4 Понимание смысла симптомов
17.5 Примеры проведения анализа навязчивых симптомов
17.6 Различные невротические симптомы и отражение на переживаниях
17.7 Анализ фиксации на травме, роль бессознательного
17.8 Происхождение и задача симптома

18. Общая теория неврозов
18.1 Сущность сопротивления и вытеснения
18.2 Процесс развития либидо
18.3 Суть Эдипова комплекса
18.4 Понимание процессов развития и регрессии
18.5 Этиология неврозов
18.6 Проблема конфликта желаний
18.7 Способы образования симптомов
18.8 Назначение и происхождение фантазий
18.9 Понятие нервозности и невроза
18.10 Сущность невротического страха
18.11 Природа боязливости детей
18.12 Связь либидо, нарциссизма и эгоизма
18.13 Природа нарцисстических неврозов
18.14 Представление психоаналитической терапии
18.15 Вопрос интереса пациента к личности врача
18.16 Процесс выздоровления
18.17 Приемы прямого внушения
18.18 Особенности аналитической терапии
18.19 Недостатки психоаналитической терапии

19. Экзистенциально-феноменологические основания в психологии
19.1 Экзистенциально-феноменологические основания личности
19.2 Разное отношение к пациенту
19.3 Экзистенциально-феноменологические основания для понимания психоза
19.4 Взаимоотношения с пациентом через истолкования
19.5 Важность признания индивидуальности
19.6 Проблема онтологической неуверенности
19.7 Понятие поглощения и разрывания
19.8 Понятие окаменения и деперсонализации
19.9 Связь сновидения и автономии
19.10 Состояние тревоги

20. Понятие самосознания
20.1 Что такое воплощенное и невоплощенное «Я»
20.2 Особенности взаимоотношений индивидуума с «Я»
20.3 Особенности внутреннего «Я» в шизоидном состоянии
20.4 Разница между истинным и ложным «Я»
20.5 «Я» в отношении к объектам
20.6 Сущность самосознания
20.7 Виды защиты при шизоидных условиях
20.8 Клинический случай проблемы самосознания

21. Процесс развития психозов
21.1 Проблема перехода от душевного здоровья к болезни
21.2 Представление «Я» в фантазии
21.3 Достижение связи с реальным через боль
21.4 Возможность убить свое «Я»
21.5 Возникающее чувство вины
21.6 Особенности расщепления «Я»
21.7 Случаи хронической шизофрении
21.8 Значение рефлективного осознания

22. Психотерапия и методы буддизма, веданты, йоги и даосизма
22.1 Психотерапия как процесс освобождения
22.2 Психотерапия и связь с религией
22.3 Влияние общества на психику
22.4 Место человека в окружающем мире
22.5 Место языка
22.6 Сложность процесса психотерапии и освобождения
22.7 Пример Майя
22.8 Значение реинкарнации
22.9 Роль гуру, учителя и психотерапевта
22.10 Схожесть буддистских принципов
22.11 Схожесть даосизма
22.12 Объяснение взаимосвязи через нейропсихологию
22.13 Проблема ложной искренности и псевдосмирения
22.14 Вопрос доверия к человеческой природе

Источник: http://mba-city.ru/psychology/psychoanalysis/

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2017-2021 © Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статьи

Контакты