Психолог в школе — психолог в школе

11.12.2019

Фрагменты книги Млодик И.Ю. Школа и как в ней выжить: взгляд гуманистического психолога. — М.: Генезис, 2011.

Психолог в школе

психолог в школеФрагменты книги Млодик И.Ю. Школа и как в ней выжить: взгляд гуманистического психолога. — М.: Генезис, 2011.

Какой должна быть школа? Что нужно делать для того, чтобы ученики считали образование интересным и важным делом, выходили из стен школы готовыми к взрослой жизни: уверенными в себе, коммуникабельными, активными, творческими, умеющими защищать свои психологические границы и уважительно относиться к границам других людей? В чем особенность современной школы? Что могут сделать учителя и родители, чтобы у детей не пропадало желание учиться? Ответы на эти и многие другие вопросы вы найдете в этой книге.

Психологические проблемы в школе

Всем, что я знаю о преподавании,
я обязан плохим студентам.
Джон Холл

Еще не так давно люди почти ничего не знали о психологии как науке. Считалось, что советский гражданин, а тем более ребенок, не имеет никаких внутренних проблем. Если у него что-то не получается, разладилась учеба, изменилось поведение, то это от лени, распущенности, плохого воспитания и отсутствия старания. Ребенок вместо того, чтобы получить помощь, подвергался оцениванию и критике. Надо ли говорить, насколько неэффективной была такая стратегия.

Сейчас, к счастью, многие педагоги и родители готовы объяснять сложности, возникающие у ребенка в школе, наличием у него возможных психологических проблем. Как правило, так и есть. Ребенок, как и любой человек, стремится к реализации собственных потребностей, хочет чувствовать себя успешным, нуждается в безопасности, любви и признании. Но на его пути могут возникнуть самые разнообразные препятствия.

Сейчас одна из наиболее часто встречающихся проблем, которую отмечают практически все учителя: гиперактивность детей. Действительно, это явление нашего времени, источники которого не только психологические, но и социальные, политические, экологические. Попытаемся рассмотреть психологические, лично мне довелось иметь дело только с ними.

Во-первых, дети, называемые гипреактивными — это очень часто просто тревожные дети. Их тревога настолько высока и постоянна, что они сами давно уже не отдают себе отчет в том, что и почему их беспокоит. Тревога, как избыточное возбуждение, которое не может найти выход, заставляет их делать множество мелких движений, суетиться. Они без конца ерзают, что-то роняют, ломают, чем-то шелестят, постукивают, качают. Им трудно усидеть на месте, иногда они могут вскакивать среди урока. Их внимание кажется рассеянным. Но далеко не все из них действительно не способны сосредоточиться. Многие — хорошо учатся, особенно по предметам, не требующим аккуратности, усидчивости и умения хорошо концентрироваться.

Дети с диагнозом «гипреактивность с дефицитом внимания» требуют большего участия, и им лучше заниматься в небольших классах или группах, где у учителя будет больше возможностей уделять ему персональное внимание. К тому же, в большом коллективе такой ребенок очень отвлекает других ребят.. На учебных заданиях учителю бывает очень сложно удержать концентрацию класса, в котором несколько гиперактивных учеников. Дети, склонные к гипреактивности, но без соответствующего диагноза, могут заниматься в любом классе, но при условии, что учитель не усиливает их тревогу и не осаживает постоянно. К гипреактивному ребенку лучше прикоснуться, усаживая на место, чем сто раз указать на обязанность быть дисциплинированным. Лучше отпустить на три минуты с урока в туалет и обратно, или побегать по лестнице, чем призывать к вниманию и спокойствию. Его плохо контролируемое двигательное возбуждение значительно легче проходит, когда оно выражено в беге, прыжках, то есть в широких мышечных движениях, в активных усилиях. Поэтому гипреактивному ребенку обязательно надо хорошо подвигаться на перемене (а иногда, по возможности, и во время урока), чтобы снять это тревожное возбуждение.

Важно понимать, что у гиперактивного ребенка нет намерения демонстрировать такое поведение «назло» учителю, что источники его действий вовсе не распущенность или невоспитанность. На самом деле такому ученику просто трудно контролировать собственное возбуждение и тревогу, что обычно проходит к подростковому возрасту.

Гипреактивный ребенок, к тому же гиперчувствителен, он воспринимает слишком много сигналов одновременно. Его отвлеченный вид, блуждающий взгляд многих вводит в заблуждение: кажется, что он отсутствует здесь и сейчас, не слушает урок, не вовлечен в процесс. Очень часто это совсем не так.

Я на уроке английского языка и сижу на последней парте с парнишкой, на гиперактивность которого учителя уже даже не жалуются, настолько она очевидна и утомительна для них. Худенький, очень подвижный, он в момент превращает парту в кучу-малу. Урок только начался, но ему уже не терпится, он начинает что-то строить из карандашей и ластиков. Кажется, что весьма этим увлечен, но когда учитель задает ему вопрос отвечает не задумываясь, верно и быстро.

На призыв преподавателя открыть рабочие тетради, он лишь спустя несколько минут начинает искать нужное. Перерыв все на своем столе, он не замечает, как тетрадь падает. Перегибаясь, к соседской парте, он ищет ее там, к возмущению сидящих впереди девчонок, потом неожиданно вскакивает и мчится к своей полке, получая строгое замечание от учителя. Когда бежит обратно, все же обнаруживает упавшую тетрадь. В течение всего этого времени учитель дает задание, которое, как казалось, мальчик не слышит, потому что увлечен поисками. Но, выясняется, что он все понял, потому что быстро начинает писать в тетрадке, вставляя нужные английские глаголы. Закончив это за шесть секунд, он начинает играть чем-то на парте, пока остальные дети усердно и сосредоточенно делают упражнение в полной тишине, нарушаемой только его бесконечной суетой.

Далее идет устная проверка упражнения, дети по очереди читают предложения со вставленными словами. В это время у мальчика постоянно что-то падает, находится под партой, потом куда-то прикрепляется. Он совершенно не следит за проверкой и пропускает свою очередь. Учитель называет его по имени, но мой герой не знает, какое предложение надо читать. Ему подсказывают соседи, он отвечает легко и правильно. И тут же снова погружается в свое невероятное строительство из карандашей и ручек. Кажется, что его мозг и тело не терпят покоя, ему просто необходимо включиться в несколько процессов одновременно, в тоже время его это очень утомляет. И вскоре он в сильнейшем нетерпении вскакивает со своего места:

— Можно я выйду?

— Нет, до конца урока всего пять минут, посиди.

Он садится, но теперь он уже точно не здесь, потому что парта ходит ходуном, и он просто не в состоянии услышать и записать домашнее задание, он откровенно мучается откровенно, складывается впечатление, что считает минуты до звонка. С первыми трелями он срывается с места и всю перемену как оглашенный бегает по коридору.

С гипреактивностью ребенка не так просто справиться даже хорошему психологу, не то, что учителю. Психологи часто работают с проблемами тревожности и самооценки такого ребенка, учат его слушать, лучше понимать и контролировать сигналы своего тела. Много занимаются с мелкой моторикой, которая часто отстает от остального развития, но, работая над которой, ребенок лучше учится контролировать свою крупную моторику, то есть свои более крупные движения. Гипреактивные дети часто бывают одарены, способны и талантливы. У них живой ум, они быстро обрабатывают полученную информацию, легко впитывают новое. Но в школе (особенно начальной), такой ребенок будет находиться в заведомо проигрышном положении из-за трудностей в чистописании, аккуратности и послушании.

Гипрактивным детям часто помогают все виды лепки глиной и пластилином, игры с водой, камушками, палочками и иным природным материалом, все виды физической активности, но не спорта, потому что им важно делать любое мышечное движение, а не только правильное. Развитие тела и возможность выплеснуть избыточное возбуждение позволяют такому ребенку постепенно входить в собственные границы, из которых раньше ему все время хотелось выскочить.

Замечено, что гипреактивным детям совершенно необходимо пространство для такого суетного проявления себя. Если дома строго запрещается, путем постоянных одергиваний или иных воспитательных мер, вести себя подобным образом, то они будут значительно более гиперактивными в школе. И наоборот, если школа будет строга к ним, они станут предельно активными дома. Поэтому родителям и учителям надо иметь в виду, что эти дети все равно найдет выход своему двигательному возбуждению и тревоге.

Другая не менее часто встречающаяся в современной школе проблема — нежелание учиться или отсутствие мотивации, как говорят психологи. Это, как правило, назревает в средней школе и К началустаршей достигает апогея, потом постепенно, с осознанием связи качества знаний и картины собственного будущего, идет на убыль.

Нежелание ребенка учиться, как правило, совершенно не связанно с тем, что он «плох». У каждого из таких детей есть свои причины, чтобы не хотеть учиться. Например, ранняя влюбленность, которая забирает все внимание и энергию на переживания или мечты. Это могут быть и проблемы в семье: конфликты, назревающий развод родителей, болезнь или смерть близких, трудности в отношениях с братом или сестрой, рождение нового ребенка. Возможно, виноваты неудачи с друзьями, неадекватное поведение окружающих, ввиду их личного или семейного кризиса. Все это может забирать энергию и внимание ребенка. Поскольку многие неприятности могут оказаться затяжными, или полускрываемыми, а потому невозможными к конструктивному разрешению, то со временем они опустошают ребенка, приводят к неудачам в учебе, в итоге появляется еще большая подавленность, и круг замыкается. Родителям часто нелегко брать на себя ответственность за нерешенные проблемы дома, и они отыгрываются на ребенке, обвиняя его в лени и нежелании учиться, чем, как правило, только ухудшают ситуацию.

Возможно, ребенок не хочет учиться и из чувства протеста к тому, как его учат, кто его учит. Он может неосознанно сопротивляться родителям, которые заставляют учиться, а из-за плохих оценок ограничивают в чем-то (не отпускают гулять, не покупают того, что обещали, лишают праздников, поездок, встреч и развлечений). Родители и учителя часто не понимают, что даже при наличии обязательного всеобщего образования, получать знания можно только добровольно. Как говорится в пословице, можно подвести лошадь к воде, но нельзя заставить ее напиться. Учить можно и насильно, но выучиться можно, только желая этого. Давление и наказания в этом вопросе значительно менее эффективны, чем интересное и увлекательное обучение. Хотя, безусловно, давить и наказывать проще.

Еще одна из причин отсутствия мотивации к получению знаний: заниженная самооценка учеников. Постоянная критика и фиксация на неудачах далеко не каждому помогают двигаться вперед, эффективно обучаться и расти. Очень многих людей (в зависимости от психотипа и характера) неудачи лишают энергии. Постоянное несоответствие чьим-то требованиям рождает тотальную неуверенность в себе, неверие в собственные силы, невозможность обнаружить в себе ресурсы, способности и желание достигать успеха. Такие дети могут легко «опустить руки» и смириться с клеймом пассивного и неспособного «троечника», чья мотивация, конечно же, будет похоронена под грузом неудач, чужых негативных оценок и собственной беспомощности что-то изменить. При этом совершенно очевидно, что нет безнадежных или абсолютно бесперспективных детей, у каждого есть свой ресурс, свой талант и огромная, но иногда тщательно скрываемая, потребность, чтобы их заметили.

Еще одна причина, из-за которой дети не хотят учиться: способ обучения. Пассивные виды обучения, когда ученик может быть только реципиентом, слушателем, впитывающим определенный объем информации, а потом излагающим его (далеко не всегда усвоенный) в проверочных работах, снижают собственную обучающую мотивацию ребенка. Уроки, лишенные хотя бы доли интерактивности, практически обречены на пассивность и невовлеченность большинства учеников. Информация, не ставшая знанием, забывается в течение нескольких часов. Знание, полученное без вовлеченности и интереса, забывается в течение нескольких недель или месяцев. Учеба, не дающая возможности личного участия, не возбуждающая персонального интереса, обречена на обессмысливание и скорое забвение.

Большинству детей трудно испытывать одинаково живой интерес ко всем школьным предметам. Существуют индивидуальные склонности и пристрастия. Пожалуй, родителям и учителям не стоит упорствовать в том, чтобы ребенок радостно, с большим увлечением и, главное, успехом, занимался, например, русским языком, хотя имеет технические наклонности. Или во что бы то ни стало, получал «пятерки» по математике, увлекаясь рисованием и лепкой.

Психолог вместе с учителем и родителем может помочь такому немотивированному ученику найти свой интерес, разобраться с семейными трудностями, повысить свою самооценку, разрешить сложности в отношениях с окружающими, осознать собственное сопротивление, обнаружить таланты и начать получать удовольствие от обучения в школе.

Другой проблемой, серьезно осложняющей жизнь почти любому учителю, является некорректное поведение учеников. Многие учителя жалуются на хамство, грубость, провокации, срыв уроков. Это особенно актуально в 7–9-х классах и, безусловно, имеет также несколько оснований и причин.

Об одной из них мы говорили — неизбежная, при прохождении подросткового кризиса, тенденция к отделению от всего взрослого мира, сопровождающаяся проявлениями различных форм агрессии. Часто учителя воспринимают враждебные выпады учеников очень персонально и, что называется, «близко к сердцу». Большинство же из подростковых «выкрутасов» направлены на взрослый мир в целом, и не нацелены на конкретного человека.

Иногда внезапные комментарии на уроке, вызывают в классе, бурную и не всегда нужную учителю, реакцию. Это — проявление демонстративности подростка, потребности быть все время в центре внимания, что объясняется характерологическими особенностями ребенка, ставшими в определенном возрасте акцентуациями (то есть очень выраженными чертами личности). И опять же поведение такого демонстративного подростка направлено отнюдь не на разрушение авторитета учителя и мотивируется не желанием его обидеть или унизить, а необходимостью утолить собственную потребность во внимании. В таких ситуациях поступают по-разному: можно строго поставить на место, высмеяв его желание быть «выскочкой», или наоборот, с юмором, пониманием, использовать демонстративность ученика в мирных целях: в спектаклях, проектах, выступлениях, шоу. Утоленная потребность быть в центре внимания будет значительно меньше мешать на уроке.

Опять же, если в семье со строгим воспитанием демонстративность такого ребенка будет «в загоне», то школа станет тем самым местом, где это качество характера неизбежно проявится.

В некоторых случаях школа — то место, где ребенок реализует накопившуюся агрессию. Как правило, все: учителя, одноклассники, да и сам подросток — страдают от такого несправедливого поведения. Разобраться в этом бывает довольно трудно, если ребенок не хочет довериться кому-то из взрослых, что случается нечасто, поскольку агрессия — это показатель страха и недоверия.

Иногда учитель сталкивается с агрессивным всплеском на уроке из-за собственной несправедливости, неуважения, некорректного комментария, адресованных ученикам. Педагог, поглощенный содержанием урока, и не замечающий процессов, происходящих в классе (скуку, выяснение отношений, увлеченность не относящейся к предмету темой), также не избежит агрессивного выпада: за игнорирование потребностей класса.

Новых учителей дети, как правило, тоже проверяют нехитрой провокацией на устойчивость психологических границ. И совсем не потому, что они озлобившиеся «исчадия ада», им необходимо понять, кто находится перед ними и сориентироваться в ситуации неопределенности. Учитель, остро реагирующий на провокации криком, оскорблениями, обидой, будет подвергнут агрессии снова и снова, пока не сможет, с достоинством и уважением к себе и детям, отстоять свои границы.

Учителю, как правило, бывает трудно помочь подростку разобраться с неадекватным поведением, поскольку он сам становится участником происходящего. Обида или злость взрослого мешает ему обнаружить и устранить причины агрессии. Психологу сделать это значительно проще, поскольку он, во-первых, не был включен в происшествие, во-вторых, знает о особенности и сложности личности подростка. Психолог способен выстроить не осуждающий, равный контакт, который поможет ребенку лучше осознать истоки своей враждебности, научиться управлять собственным поведением и выражать свою злость в приемлемых обстоятельствах и в адекватной форме.

Проблемой для учителя могут стать сильные эмоциональные проявления детей: слезы, драки, истерики, страхи. Часто педагоги испытывают сильное замешательство, сталкиваясь с подобными ситуациями. В каждом таком случае есть, как правило, своя предыстория. Нередко видится только верхушка айсберга. Не зная всего, что скрывается под водой, легко ошибиться. В любом случае, не выяснив всех причин происшествия, лучше избегать каких-либо выводов и оценок. Это может ранить ученика из-за несправедливости, ухудшить его состояние, углубить его психологическую травму.

Основанием такого поведения может быть самый широкий спектр событий: от сугубо личных и весьма драматических, до иллюзорных, имеющих место только в детском воображении. Чтобы эти причины были озвучены и устранены, ребенку иногда не хватает доверия и чувства безопасности.

Если же дети верят учителю и способны открыть ему свою боль, выразить свои эмоции, нужно выслушать их, не осуждая и не критикуя, поговорить, проявить понимание, дать возможность ребенку показать свои чувства: поплакать, если он плачет, позлиться, если его разозлили, побояться, если ему страшно. И только после этого вместе найти конструктивный выход из ситуации, отыскать ресурс, который необходим для преодоления трудностей, приободрить, поддержать, поделиться опытом. Иногда учителя сразу приступают к последней стадии: утешению и поиску правильного решения. В этом случае, ребенок может почувствовать себя непонятым, его горе или страх, возможно, останутся неразделенными, он не совсем утешится и вряд ли найдет разумный выход из ситуации, в которую попал.

Если у учителя нет доверительных отношений с учеником, оказавшимся в трудном положении, стоит перепоручить его тому взрослому, общение с которым благотворнее всего. Таким человеком может быть и психолог, потому что он не участвует в учительско-ученических отношениях, но обладает, как правило, важной информацией о данном ребенке, знает, как установить контакт, внушить доверие и выйти из сложной ситуации.

Еще один пласт проблем: трудности в обучении. Неспособность отдельных детей отвечать требованиям школьной программы может быть также вызвана разными причинами: физиологическими, медицинскими, социальными, психологическими.

У ученика может быть, к примеру, индивидуальный темп восприятия и переработки информации. Зачастую, неизбежная в школе, усредненность темпа может мешать детям соответствовать общим требованиям системы. Ребята с флегматичным темпераментом делают, например, все медленно, но основательно. Меланхолики, бывает, отстают из-за того, что сосредоточены на своих переживаниях и старании сделать все на «супер-отлично». Холерикам темп может казаться слишком медленным, они неизбежно начинают отвлекаться, желая спасти себя от скуки, мешая остальным детям. Пожалуй, только сангвиники наиболее приспособлены к среднему темпу, при условии, что сегодня — не день их энергетического спада. Изменения в погоде, качество пищи, отдыха и сна, физическое самочувствие и перенесенные заболевания могут также в значительной мере влиять на способность ребенка воспринимать материал или отвечать на тестовые задания.

Некоторые дети не способны сосредоточиться в больших классах. Кого-то выбивают из состояния психологической стабильности постоянная смена учителей, частые изменения в расписании, непрерывные нововведения и изменения в требованиях.

К психологическим причинам также относятся: сложности в общении, непростая семейная ситуация, низкая самооценка и отсутствие веры в себя, высокая тревожность, сильная зависимость от внешних оценок, страх перед возможными ошибками, боязнь потерять уважение и любовь родителей или других значимых взрослых. К нейропсихологическим: недоразвитие определенных зон мозга и, как следствие, отставание в нормальном развитии психических функций: внимания, логики, восприятия, памяти, воображения.

Школа с личностным, персональным подходом к обучению способна организовать помощь ребенку, имеющему трудности в обучении: проводить консультации и занятия с определенными специалистами, варьировать состав и количество учеников в классе, разделяя их на мини-группы определенного уровня, проводить в случае необходимости индивидуальные занятия. Все эти мероприятия дают возможность справиться с задачами учебного процесса, не чувствуя себя при этом неудачником и аутсайдером, не способным следовать за всеми.

Психолог в школе

У психологии длинное прошлое,
но короткая история.
Герман Эббингхауз

Психология, как помогающая профессия, уже давно сопровождает социальную жизнь во многих развитых странах. В России, после долгого перерыва в семьдесят лет, она снова стала не только предметом научного интереса, но и отдельно взятой сферой услуг, способной профессионально и целенаправленно осуществлять как диагностические, так и психотерапевтические функции. Долгое время работу психологов в школе, как могли, выполняли педагоги, врачи и администрация. Многих из них выручали интуиция, общечеловеческая мудрость, большое желание помочь. Поэтому ученики, чаще всего, не оставались без участия и поддержки. Но в школьной жизни всегда были и будут определенные проблемы и трудности, которые без профессионального психолога практически невозможно разрешить.

Психологической помощи, как услуге, не было места в советском авторитарном государстве. Идеология, считавшая человека не отдельно взятой персоной со своими правами, особенностями, взглядами на мир, а винтиком для определенных функций государства, не нуждалась в специалистах и опасалась их. Из всех методов, теорий и практических подходов, уже много лет применявшихся на Западе, в России осуществлялся лишь один: деятельностный подход, направленный на лечение трудом любых нарушений и дисфункций. Все что не исправлялось трудом, или не умещалось в идеологические рамки, объявлялось ленью, распущенностью или объектом психиатрического лечения.

Постепенно вопросы формирования личности человека, морали, нравственности и ценностных представлений стали самостоятельными и очень личными. И тогда психология как наука смогла продолжить изучать личность и ее проявления широко, не ограничиваясь рамками деятельностного подхода, а как сфера услуг стала помогать людям разбираться в собственных ценностях, решать вопросы их индивидуального, уникального бытия.

В начале своего пути по России, практическая психология мистифицировалась, ей придавался, на мой взгляд, оттенок чуть ли не тайного знания, способного какими-то особенными способами проникать в глубины человеческой души и оказывать на нее темное или светлое воздействие. Психолог приравнивался к шаману или к эзотерику, магу, способным таинственными манипуляциями решить все проблемы и справиться с трудностями жизни. Психология казалась непознанной землей, на которой могло вырасти все, что угодно. И, возможно, потому она внушала такие разные чувства: от трепета и неограниченной веры в ее возможности до недоверия и объявления всех психологов сектантами и шарлатанами.

Сейчас, на мой взгляд, психология постепенно освобождается от своего мистического шлейфа и становится тем, чем призвана быть: областью познания и сферой услуг, она внушает доверие и открывает возможности использовать научные знания и методы в поисках более качественной жизни.

Постепенно и в школе психолог перестал быть необычной фигурой, модной, пикантной приправой к обучающему процессу, как еще несколько лет назад. Он стал тем, кем и должен быть: профессионалом, предоставляющим услуги в соответствии с запросами данной школы.

Из опыта коллег в разных учебных заведениях я знаю, что запросы эти могут быть самыми разнообразными: проведение поголовного тестирования иногда с неясными целями, составление отчетов, позволяющих поддержать статус отдельно взятого руководителя или учреждения, индивидуальная и групповая работа с учениками, помощь родителям, тренинги для учителей. В любом случае, психолог, пришедший на работу в школу, должен понимать, на что направлена здесь его деятельность, и соответствовать поставленным задачам.

Некоторые молодые психологи приходят в школу и сразу пытаются подчинить налаженную систему своим психологическим целям. Нередко их начинания не находят поддержки администрации и терпят крах, что совершенно закономерно. Школа как система и отдельные ее части являются клиентами, объектами психологических услуг. Если удается ясно и точно определить потребности заказчика, а это, как правило, администрация школы или представители педколлектива, то у психолога появляется возможность решить, может и хочет ли он выполнять предлагаемую работу.

Иногда представители школьной системы не могут ясно сформулировать свой заказ. Порой не знают, какой результат можно получить от работы психологической службы, не хотят элементарно разобраться, доверяют психологу самому выбирать, куда приложить свои знания и умение. В таком случае, психологу школы приходится самостоятельно очерчивать круг полномочий и обязанностей. С чем большинство успешно справляется. Но, тем не менее, мне кажется очень важной периодическая, а лучше постоянная обратная связь с администрацией и согласование дальнейшего направления совместной работы.

В школы любят идти работать начинающие психологи, но реализовать себя здесь — вовсе не простая задача. Молодой специалист, как правило, приходит в коллектив, где трудятся более зрелые люди, занимающие совсем другую профессиональную нишу. Учителям, кратко изучавшим психологию, бывает трудно, а некоторым и невозможно предоставить новоиспеченному коллеге право занимать экспертную позицию в своей специальности. Такие педагоги волей-неволей начинают конкурировать с психологами не только по вопросам общего порядка, но и по узкоспециальным темам, на изучение которых психологи тратят не один год.

Еще одна проблема состоит в том, что большинство психологов не ведут уроки, а именно эта деятельность является в школе основной. Многие педагоги считают, что не участвующий в учебном процессе психолог не заслуживает поощрения, поскольку занимается только «бессмысленными разговорами». И это, конечно, несправедливо. Во-первых, психологу не стоит заниматься обучением, если в этом нет особой необходимости, поскольку смешение ролей чаще всего сказывается отрицательно на построении хороших психотерапевтических, помогающих отношений. А во-вторых, вербальная коммуникация, в просторечии разговор, является основным методом работы психолога, не считая игр и методов арт-терапии (рисование, лепка, оригами и т.д.).

Следующей проблемой могут оказаться различия в профессиональной позиции. Система преподавания, принятая практически повсеместно, до сих пор признает эффективными неравные «Я-Ему» отношения, где существует экспертная позиция учителя и внимающая позиция ученика. Такой тип отношений всегда выстраивает значительную дистанцию, может вызывать не самые позитивные чувства у того, кто «снизу». А связь «Я-Ты» между психологом и тем, кто обратился к нему за помощью, строится на равенстве, обоюдном активном участии и разделении ответственности. Такие равные отношения часто вызывают у детей позитивный отклик, желание общаться, благодарность, а иногда и привязанность. Нередко это порождает ревность и подозрительность педагогического состава. Только поистине настоящему Учителю удается равная позиция, которая гарантирует не только постоянный интерес учеников к его предмету, но и человеческую близость, глубокое уважение, признание.

Другая сложность возникает из-за постановки разных целей. От психологической службы, призванной помогать школе и следовать ее обучающим потребностям, часто ожидается немедленный результат или окончательное разрешение всех назревших проблем. Но психолог работает в системе, где очень много основных и дополнительных переменных (если так можно назвать учителей, родителей и других служащих школы). Очень часто усилия одного специалиста или даже всей службы не могут увенчаться успехом, поскольку требуется участие всех звеньев системы. Нежелание родителя вносить изменения в собственную жизнь или неумение педагога посмотреть на проблему ребенка под другим углом могут привести к тому, что работа психолога будет малоэффективной.

Одному ребенку достаточно простого разговора или возможности излить накопившиеся чувства, на помощь другому потребуется не один год еженедельных занятий с привлечением лиц из системы. Каждая проблема индивидуальна и не приемлет типовых решений, какими бы очевидными они не казались на первый взгляд.

Но все вышеописанные вопросы становятся легко разрешимыми, если психолог и представители школы находятся в постоянном контакте. Если психолог способен разъяснить специфику своей работы, рассказать о ее возможностях, трудностях и перспективах, а учителя и администрация способны услышать, принять во внимание и наладить взаимодействие, то вместе они смогут работать на общие цели, и выполнять свою работу не только эффективно, но и с удовольствием, позволяя ученикам получать не только образование, но в определенном смысле заботу и участие.

Что может психолог в школе

Истинная цена помощи всегда находится
в прямой зависимости от того,
каким образом ее оказывают.
Сэмюэл Джонсон

Деятельность психолога в школе может определяться и ограничиваться только его возможностями и запросами данного учреждения образования.

Одной из чрезвычайно редко запрашиваемых является работа по отслеживанию процессов, с умением увидеть и устранить сбои и неполадки, которые могут происходить в любой системе, в том числе и школьной. Такая деятельность психолога как оргконсультанта позволяет привести систему в гармоничное равновесие и, наоборот, задать ей нужное направление в реализации назревших и необходимых изменениий. Оргконсультирование, как способ работы, требует от директора школы большой мотивации, личностной зрелости и способности к переменам, начиная, как правило, с самого себя.

Наиболее популярной практикой использования психологии в школе стало тестирование. Оно, по непонятным мне причинам, часто является для администрации единственным показателем проделанной психологом работы или бывает необходимо только для отчетности. Тестирование очень часто лишает специалиста возможности заниматься куда более полезными вещами: индивидуальной психотерапией или коррекцией с детьми, консультированием, проведением тренингов. А если тестирование, тем более, групповое, — единственное направление работы, то оно может принести значительно больше вреда, чем пользы: нередко дети не хотят потом общаться с психологами, справедливо не желая вновь подвергаться тестированию.

При групповом тестировании очень часто нарушаются основные правила общения с клиентом. После него детям не предоставляется обратная связь. Ребенок дает психологу весьма личную информацию, но при этом не имеет возможности узнать, для чего он это сделал, каковы результаты, и как на это прореагирует школьная система. Индивидуальное тестирование с последующей обратной связью позволяет ученику узнать о себе что-то новое, лучше осознать себя, обозначить точки своего роста или необходимость определенных изменений. У него не остается, как после группового тестирования, ощущения напрасно потраченных усилий и времени. К тому же, от адекватной обратной связи у ученика создается ощущение большей доверительности и поддержки.

Еще одно правило, часто нарушаемое психологами при тестировании в школе, — это конфиденциальность. Несмотря на то, что психолог ориентирован на цели школы, как организации, он не имеет права предоставлять в распоряжение учителей или администрации всю информацию, полученную от ученика, а только ту, которая касается его обучающей деятельности и только в форме выводов, обобщений, рекомендаций.

Я была свидетелем возмущенного рассказа одной матери о том, как на родительском собрании классный руководитель (!) публично обсуждал тестовые рисунки семьи, сделанные некоторыми учениками. Причем сопровождалось это осуждением, вынесением негативных оценок в адрес родителей и требованием «немедленно исправиться». Такое вопиющее нарушение конфиденциальности психологом и неумение объяснить учителю необходимых правил, безусловно, принесло всем участникам процесса значительно больше вреда, чем пользы.

Психологу важно понимать различия между тестами, которые описывают какую-то тенденцию в целом классе, и индивидуальными тестовыми заданиями, в которых ребенок открывает важную подсознательную информацию, скрытую часто от него самого. Коллективные показатели и тенденции могут быть интересны администрации школы или классному руководителю для проведения какой-либо коррекции совместно с психологом. Индивидуальная информация должна использоваться предельно аккуратно, только ведущим ребенка психологом и исключительно, чтобы помочь ему справиться с возникшими жизненными трудностями.

Индивидуальная пролонгированная или разовая работа с ребенком — еще одно важное, на мой взгляд, направление в школе. Разовая работа, как правило, ситуативна: внезапно возникнувший конфликт, стресс, недопонимание, неудача могут разрешиться и в процессе одной встречи с психологом. В этом случае нет необходимости, да и возможности получить предварительное разрешение родителей. Ситуация часто требует немедленного вмешательства, и ее разбор не всегда ведет к глубокому и долгому анализу, требующему участия семьи или школы.

Долгосрочная работа с ребенком предполагает обычно согласие родителей или людей их заменяющих, которым важно знать о направлении психологической деятельности и по возможности поддерживать изменения, происходящие с их детищем. Или, наоборот, отказаться от помощи, не пожелав приводить свою семейную систему в неизбежное движение и трансформировать ее. Пролонгированные занятия с ребенком невозможны также без согласия и поддержки классного руководителя или куратора, которые в силах обеспечить ученику время и место для подобного общения со специалистом, и умело отслеживать дальнейшие изменения в поведении ребенка.

Консультирование — также распространенная форма работы психолога в школе. Она подразумевает разовые или немногочисленные встречи с родителями ребенка или его учителями по поводу сложившихся трудностей. В данном случае психолог имеет право на некий экспертный взгляд. Его задача — выслушать рассказ родителя или учителя, рассмотреть сложившуюся ситуацию, высказать свое мнение по этому поводу, выдать рекомендации или наметить мероприятия по оказанию помощи ребенку. При консультировании важно помнить, что поиск решения может начаться, только когда все стороны выговорились, они услышаны, чувства выражены и поняты. Тогда шансы для принятия совместного и самого верного решения будут максимальны. При консультировании также следует помнить о конфиденциальности и не выносить полученную информацию дальше места встречи.

Проведение тренингов — важная и нужная форма работы психолога в школе. Тренинги могут быть как тематическими, направленными на разрешение возникших трудностей в классе, так и регулярными, ставящими своей целью развитие определенных психологических навыков: эффективного общения, повышения уровня толерантности, укрепления лидерских качеств, развития креативности и так далее. Для детей подросткового возраста тренинги или групповая работа совершенно необходимы, поскольку они, как правило, помогают решать задачи собственного кризиса: поисков «Я», установления взаимоотношений с окружающим миром и понимания истоков собственной агрессии, тревоги, страхов.

Еще одно направление такой деятельности — профориентация. Игровая тренинговая форма позволяет детям лучше понять свои способности, наклонности, таланты. Дает возможность «примерить» на себя разные профессии и приблизить к себе будущее.

Следующий вид тренинговой работы — профилактический. Узнав необходимые сведения об алкоголизме, наркомании, курении, СПИДе многие дети не только задумываются об этих явлениях и их последствиях, но и пытаются исследовать собственные тенденции к такого рода зависимости и возможности для устранения их первопричины.

Семинары, лекции, психологические группы для учителей, кураторов, классных руководителей также могут оказать информационную и психологическую помощь, но их организация невозможна без поддержки и явного желания той категории работников школы, для которых проводятся занятия. Несмотря на то, что многие педагоги подвержены эмоциональному сгоранию и нуждаются в поддержке специалиста, школьный коллектив часто относится к таким мероприятиям с явным недоверием и без особого энтузиазма. Учителям кажется, что подобная работа не только занимает их личное время, но она и небезопасна, поскольку требует самораскрытия и погружения в себя, а это иногда чревато осложнением взаимоотношений в коллективе. К тому же психолог, ведущий подобные семинары должен быть для них авторитетной и внушающей доверие фигурой.

Очевидно, что темы для занятий в таких группах и на семинарах предлагаются заказчиками, и если они не заявлены предварительно, то возникают непосредственно в процессе работы. Психолог должен быть максимально корректен, помогая участникам группы раскрыться, познать себя, не забывать о вопросах безопасности при проведении таких мероприятий и сохранять конфиденциальность.

Информационные мероприятия для родителей, предполагают участие психолога в родительских собраниях, проведение специальных клубов, семинаров, дискуссий. Родители не обязаны знать специфику психологии ребенка в разном возрасте, особенности формирования его самооценки или этапы преодоления подросткового кризиса, но желание узнать об этих явлениях при воспитании собственных детей, у них иногда возникает.

Как правило, у родителя, вовлеченного в жизнь собственного ребенка, немало вопросов к психологу, иногда возникает потребность что-то обсудить, пожаловаться или погордиться, спросить совета. Школьный психолог находится в неоценивающей позиции, обладает знанием возрастной психологии и ее составляющих, поэтому может быть очень полезен родителю. Чувствуя, что собственный ребенок и он сам небезразличен школе, родитель охотнее и свободнее выстраивает отношения с образовательной системой, сотрудничает с учителями. Школа также ощущает заинтересованность родителя, его поддержку и активное участие в учебной судьбе ребенка. Это позволяет педагогическому коллективу эффективно строить и осуществлять процесс обучения каждого конкретного ученика.

Уроки психологии, безусловно, будут отличаться от обычных занятий. Их совершенно бессмысленно проводить в привычном пассивном формате. Приемлемы игры для младшей и начала средней школы, тренинги и семинары для подростков и старшеклассников. Как уже говорилось, нежелательно, чтобы психолог вел уроки психологии и параллельно осуществлял психокоррекцию или психотерапию в одном и том же классе. Хотя иногда осуществить это невозможно из-за нехватки специалистов.

При проведении уроков психологии в таких форматах выставлять оценки совершенно недопустимо. Ведь цели и методы этой работы направлены не на запоминание, а на саморазвитие, самоисследование, развитие рефлексии, разрешение возникающих трудностей и проблем. Поэтому и невозможно оперировать оценочными категориями. Персональная конфиденциальность урока должна быть сохранена, хотя психолог может отчитаться и по тематике, и по специфике работы в коллективе. Только в случае особой необходимости, можно поделиться с родителями ребенка или его классным руководителем своими выводами, предположениями или опасениями, но ни в коем случае не полученной в процессе занятий информацией. Учеников также важно на уроках, тренингах, группах предупреждать о необходимости соблюдения конфиденциальности, это групповое правило должно соблюдаться каждым участником тренинга.

Научная работа психолога в школе не только возможна, но и важна. Анализ, исследование, выявление закономерностей чаще всего осуществляется с помощью типовых или специально разработанных для определенной темы тестов. При научном тестировании также должны соблюдаться все правила общения с клиентом: объяснение целей и задач данных мероприятий, персональное информирование об их итогах в соответствии с желанием ученика. Научные детали не должны заслонять личность и уникальность каждого отдельного ребенка в процессе диалога с ним.

Участие в общешкольных проектах не менее важно для психолога, поскольку помогает лучше ориентироваться в школьной жизни, позволяет увидеть и детей, и учителей в другой, неучебной, обстановке, а также дает возможность самому предстать в новой роли. К тому же психолог может внести свежие идеи в привычный ход мероприятий, разнообразить их, дополнить чем-то своим.

Организация собственных проектов. В некоторых школах психологи имеют возможность осуществлять тематические выездные программы, направленные на решение разных психологических и общеобразовательных задач. Кто-то организует психологические выездные лагеря, кто-то проводит в своих школах недели психологии, устраивает специальные театральные постановки. При доверии и поддержке администрации, четко поставленной цели и продуманных задачах, при сформированной и сплоченной команде, такие мероприятия приносят не только много удовольствия участникам, но и много пользы, поскольку в процессе применяется творческий подход к решению очень сложных проблем.

Подводя итог, скажу, что работа психолога в школе может быть увлекательным и полезным занятием, при условии четко выстроенных взаимоотношений с администрацией и преподавательским составом, при осознании своего места в коллективе в качестве вспомогательной службы, при постоянном профессиональном и личностном росте и развитии.

Труд практического психолога требует постоянного повышения профессионального уровня: посещения семинаров и конференций, взаимообогащения специалистов, изучения новой литературы, личностного развития, участия в качестве клиента в различных тематических тренингах, группах, программах. Все это важно учитывать администрации школы, если она хочет иметь в своем штате хорошего профессионала, и не относиться к подобным мероприятиям как к незначительным или необязательным.

© Млодик И.Ю. Школа и как в ней выжить: взгляд гуманистического психолога. — М.: Генезис, 2011.
© Публикуется с разрешения издательства

Источник: http://psyfactor.org/lib/school2.htm

Школьный психолог — что он может?

Школьный психолог — что он может?

Обучение и воспитание представляется сложным, противоречивым процессом на разных этапах развития и формирования подрастающего поколения. В настоящее время в психологической науке накоплены обширные данные о критических и сенситивных периодах детского развития, о влиянии индивидуальных особенностей ребенка на учебную, трудовую, познавательную деятельность, на характер общения и восприимчивость к формам воспитательного воздействия. Отсутствие знаний о психологических особенностях ребенка, подростка, юноши приводит к многочисленным конфликтам и усложняет процесс воспитания. Психологическая служба в школе и призвана помочь в этом важном деле.

Остановимся кратко на содержании работы школьного психолога. Профилактика трудностей в интеллектуальном и личностном развитии учащихся, в их обучении и воспитании — эта работа требует участия психолога в приеме детей в первый класс. Диагностируя психологическую готовность к школьному обучению, психолог выявляет возможные отклонения в ее развитии, индивидуальные особенности детей (их характер, эмоциональность, волевые особенности, интеллектуальное развитие, интересы и склонности). На основе этого предлагает родителям программы и методы занятий с детьми в целях подготовки их к школе, совместно с учителями намечает программу индивидуальной работы с детьми для лучшей их адаптации в школе, предупреждения неуспеваемости.

Определение готовности детей к школьному обучению особое значение приобретает при переходе к обучению с шести лет. При этом психолог обращает внимание не столько на формальную готовность к школьному обучению (умеет читать, считать, знает что-то наизусть, умеет ответить на вопросы и пр.), сколько на определенные его психологические особенности: как относится ребенок к обучению в школе, был ли у него опыт общения со сверстниками, насколько уверенно или неуверенно чувствует себя в ситуации общения с незнакомым взрослым, как развита у него познавательная активность, каковы особенности его мотивационной, эмоционально-волевой готовности к обучению в школе и др. Учителя не всегда могут это определить, так как не владеют соответствующими методами. А. М. Прихожан в результате изучения формирования психологической готовности к школьному обучению пришла к выводу, что «овладение на удовлетворительном уровне первоначальными учебными знаниями и навыками возможно и при психологической неподготовленности к школьному обучению, отрицательные последствия которой могут проявиться впоследствии при переходе к более сложным разделам программы, требующим достаточного уровня интеллектуального развития и умения работать самостоятельно. для формирования психологической готовности к школьному обучению совершенно недостаточно только учить детей читать, писать, считать. Подготовка должна быть более широкой, способствующей развитию интеллекта детей, формированию у них произвольности поведения»[3].

Поступающий в школу ребенок должен быть достаточно подготовлен в умственном, эмоциональном и социальном отношениях в соответствии со своим возрастом. В процессе психологического обследования выявляется степень сформированности этих основных показателей психологической готовности ребенка к школьному обучению и на основе этого строится программа занятий по формированию готовности к обучению. Опыт занятий с педагогически запущенными и не готовыми к обучению детьми в специальных группах развития показал, что даже небольшое количество таких занятий дает существенный эффект. Школьный психолог может вести группу развития как до начала занятий в школе (для этого необходимо определять готовность к школьному обучению еще в детских садах, чтобы с конца зимы или начала весны начать заниматься с группой), так в на протяжении всего первого года обучения. Подобного рода занятия будут способствовать формированию у педагогически запущенных детей психологической готовности к школьному обучению и помогут им преодолеть трудности. А это очень важно, так как хорошая школьная успеваемость способствует гармоничному развитию личности ребенка и подготовке его к трудовой деятельности. Своевременное выявление и устранение причин неуспеваемости учащихся имеет большое социальное значение. Известно, что неуспех в школьном обучении становится одной из предпосылок правонарушений подростков.

При первоначальном психологическом обследовании ребенка на этапе поступления его в школу выявляются также те затруднения, которые испытывают учащиеся при решении задач и выполнения других учебных заданий. Исходя из этого определяется вид помощи, необходимой ребенку. Психологи выделяют пять типов таких детей: 1) нуждающиеся в стимулирующей помощи; 2) нуждающиеся в эмоционально-регулирующей помощи; 3) нуждающиеся в направляющей помощи; 4) нуждающиеся в организующей помощи и 5) нуждающиеся в обучающей помощи. Каждый из этих типов детей требует определенной конкретной организации учебного процесса, для того чтобы преодолеть затруднения. Так, например, для второго типа важны эмоциональные регуляторы в виде похвалы или порицания. При работе с детьми третьего типа необходимо помочь им выделить главное в задании, направлять поиск ориентиров выполнения задания, развивать аналитическое мышление[4].

Таким образом, выявление готовности к школьному обучению через анализ условий преодоления затруднений позволяет учителю с первых дней вести сознательную воспитательную работу, основанную на знании психологических особенностей детей.

Диагностическая работа школьной психологи ческой службы направлена на выявление причин нарушений в обучении и воспитании учащихся. Она может проводиться с отдельными учащимися, группами и классами. Диагностика направлена на выявление психологических причин неуспеваемости, недисциплинированности учащихся, интеллектуальных, личностных и эмоциональных особенностей детей, препятствующих нормальному обучению и воспитанию. Она выявляет также причины нарушений межличностных отношений в классе, отношений учащихся и педагога, класса и педагога.

Как только учитель сталкивается с неблагополучием в поведении и учении школьника, с необходимостью коррекции, он испытывает массу трудностей. В этих случаях попытки достичь педагогического эффекта ограничиваются отдельными воздействиями и чаше всего сводятся к выражению осуждения, порицания, наказанию, то есть к мерам, которые требуют особой педагогической тонкости, такта и, по возможности, редкого их применения. Понятно, что при такой коррекции страдают обе стороны: ученик и учитель. Первый — потому, что у него все более осложняются отношения со взрослыми, второй — от осознания и переживания своей беспомощности в работе с отдельными учениками, а иногда и целым классом. К настоящему времени накоплено много материалов, которые показывают, что трудности и неудачи в педагогическом процессе нередко обусловлены недостаточным умением учителя разобраться в скрытых психологических причинах поведения ребенка.

Пример. Сергей X. — ученик 8-го класса. Педагоги считают его трудным подростком, отмечают грубость в общении, непредсказуемость поведения, учится слабо, преобладают тройки, хотя до 6-го класса был отличником. В семье отношения хорошие. Сергей имеет нормальное физическое развитие, крепкое телосложение. Объективные психологические исследования выявили у подростка очень хорошее практическое и теоретическое мышление, техническую сообразительность, очень высокие показатели внимания.

Эти психологические особенности представляют хорошую основу для успешного обучения. Однако наряду с этим для подростка характерна очень высокая тревожность, эмоциональная нестабильность, впечатлительность, отзывчивость, большая потребность в общении, сочетаемая с критичностью. В классе Сергей не пользуется поддержкой товарищей, не имеет эмоциональных контактов ни с родителями, ни с учителями. Ему свойственны низкая самооценка. неуверенность в себе. Таким образом, отклонения в поведения и трудность воспитания Сергея обусловлены теми основными противоречиями, которые имеются у него: прежде всего это выраженная потребность в общении, отзывчивость, впечатлительность и черты характера, препятствующие общению (упрямство, нетерпеливость, критичность), что и создает постоянные конфликты.

Исходя из этого в процессе индивидуальной работы с учащимся учителю необходимо показать несоответствие учебной успешности его потенциальным возможностям, быть мягче, учитывая неадекватность внешнего поведения внутренним установкам и высокой тревожности, попытаться установить неформальные отношения. Необходимо помочь установить контакты с ребятами в классе, опираясь на способности подростка в области технических знаний и умений; отмечать его достижения при всем классе. Сергей может быть деловым лидером и помощником классного руководителя в производственных делах. Родители также должны учитывать ранимость сына, его потребность в эмоциональной поддержке, установлении взаимопонимания; нужно способствовать закреплению дружеских связей в семье: приглашать друзей домой, поддерживать их интересы.

На основе диагностики строится программа коррекционной работы с учащимися, ставящая целью устранение отклонений в повелении, обучении, развитии учащихся и социальную адаптацию.

Программа такой коррекции включает педагогическую и психологическую части. Психологическую часть планирует и осуществляет школьный психолог. В его арсенале имеется целый ряд средств и методов воздействия на учащегося, таких как проведение занятий, направленных на формирование и развитие психических функций (внимания, памяти, мышления и др.). Кроме того, ученые разработали специальную систему психолого-педагогических механизмов коррекции поведения в зависимости от индивидуальных особенностей учащегося. Многие исследователи предлагают как высокоэффективное средство психорегулирующую тренировку и использование методов активного психологического воздействия, ситуаций с элементами ролевой игры и психодрамы, применяется техника пантомимических игр, зеркала, монологи. В качестве примера такой коррекции можно привести работу, проведенную студентами и преподавателями Пермского пединститута[5].

Был проведен следующий эксперимент. В качестве испытуемых были взяты школьники, отчужденные от классных коллективов и в силу больших отклонений в поведении состоящие на учете в детской комнате милиции. Были сформированы две равные по асоциальным отклонениям группы: экспериментальная (18 человек) и контрольная (8 человек). К каждому подростку прикреплялся шеф (студент пединститута). С обеими группами проводилась воспитательная работа, направленная на преодоление негативных и формирование положительных привычек поведения и качеств личности. Особое внимание уделялось включению учащихся в различные педагогически целесообразные виды деятельности (в работу клуба «Турист», проведение КВН, экскурсий и т. д.).

В экспериментальной группе, кроме того, два раза в неделю проводились занятия по психорегулирующей тренировке. Испытуемые вводились в состояние физической и психической расслабленности, а затем им внушались установки, направленные на формирование чувства ответственности перед коллективом, воспитание сдержанности, умения управлять собой, на изменение отношения к учению и к общественной активности.

В результате проведенной работы положительные сдвиги произошли у испытуемых обеих групп: подростки активно включились во все привлекательные для них дела. Это отвлекло их от асоциального проведения досуга. Однако в контрольной группе участие ребят в этих мероприятиях существенно не повлияло на их отношение к учению и не изменило их положения в классе: 7 из 8 по-прежнему остались на позиции отчужденных; 4 из 8 были оставлены на второй год; 2 — направлены в спецшколу, 1 — в спецучилище.

В экспериментальной же группе произошли значительные изменения в мотивационной сфере. Уличные компании перестали играть для них роль референтной группы. 14 из 18 приняли активное участие в жизни своих классных коллективов. У большинства из них появилось положительное отношение к учебе. 12 ликвидировали к концу года свои пробелы и были переведены в следующие классы. Таким образом, психорегулирующая тренировка дает эффект при наличии условий для реализации внушенных установок.

При разработке программы коррекционной работы необходимо учитывать особенности характера, и прежде всего это важно в подростковом возрасте, который вообще является периодом становления характера. У подростка от характера зависит многое: нарушение поведения, острые аффективные реакции, стиль отношений с окружающими, социальная адаптированность подростка и т. п. Знание особенностей характера позволяет выявить его уязвимые места и тем самым предвидеть факторы, способные вызвать нарушения поведения. Методы диагностики типов характера у подростков изучены и описаны А. Е. Личко[6].

Он выделяет более 10 типов характера, каждый из которых имеет свои особенности. Так, например, один из типов, так называемый лабильный, характеризуется крайней изменчивостью настроения, которое меняется слишком часто и чрезмерно круто при ничтожных и даже незаметных для окружающих поводах. От настроения момента зависит все — самочувствие, настроение, сон, аппетит, работоспособность и общительность. Этих подростков отличают глубокие чувства, искренние привязанности к тем, кто проявляет о нем заботу и внимание. Им свойственна преданная дружба, чуткость ко всякого рода знакам внимания. На роль вожака не претендуют, а ищут эмоциональных контактов. Интуиция позволяет им чувствовать отношение окружающих. Ответное отношение возникает незамедлительно и без попытки его утаить. Тяжело переносят психические травмы и особенно утрату или отвержение значимых для них лиц.

Совершенно другой тип отношений и поведения у подростков с так называемым неустойчивым характером. С первых классов школы для них характерно нежелание учиться, обнаруживается полное безволие, когда дело касается любого труда, исполнения обязанностей и долга. Рано проявляется повышенная тяга к развлечениям, безделью. Глубокой любви к родителям не испытывают, видят в них лишь источник удовольствий. Они трусливы и недостаточно инициативны. Предпочитают легкую информацию, не требующую умственного напряжения. Знакомства также легкие, к занятиям спортом испытывают отвращение, работают только в силу крайней необходимости. Поражает их равнодушие к будущему, живут настоящим, желая извлечь максимум удовольствий и развлечений. Их можно заставить учиться и трудиться только в условиях жестко регламентированного режима. Безнадзорность же оказывает пагубное действие.

Все эти особенности характеров подростков необходимо знать, для того чтобы вести с ними коррекционную работу.

Программа педагогической коррекции составляется школьным психологом и учителем, а осуществляется педагогами и родителями с помощью школьного психолога.

Основной задачей психолога в коррекционной работе является подход к ребенку с оптимистической гипотезой относительно перспектив его дальнейшего развития и составление реальной программы работы с ним.

Школьный психолог консультирует директора школы, завучей, учителей и родителей по проблемам обучения и воспитания детей; проводит индивидуальные консультации учащихся по вопросам обучения, развития, жизненного самоопределения, взаимоотношений со взрослыми и сверстниками, самовоспитания и т. п.; способствует повышению психологической культуры педагогов и родителей путем проведения индивидуальных и групповых консультаций, участия в педсоветах, общешкольных и классных родительских собраниях.

На первый план в школе выступают задачи оптимизации обучения и воспитания. Под оптимизацией учебно-воспитательного процесса понимается выбор и применение наилучшего для данных конкретных условий варианта обучения, при котором наиболее успешно проходит обучение.

Одним из требований оптимизации учебного процесса является учет реальных возможностей каждого ученика и достижение наилучших результатов в обучении.

Достижение таких результатов становится возможным только при условии изучения психологии школьников, знания индивидуальных особенностей каждого из них. Великий русский педагог К. Д. Ушинский говорил: «Если педагогика хочет воспитать человека во всех отношениях, то она должна прежде узнать его тоже во всех отношениях».

В числе важнейших индивидуальных особенностей могут быть свойства нервной системы, темперамент учащихся. (Описание типов темперамента дано нами в следующем разделе.) Учащиеся, обладающие разными типами нервной системы, могут достичь одинаковой успешности в обучении, однако они будут отличаться способом деятельности, который проявляется в том, как учащийся включается в работу, какова степень его утомляемости, какой объем умственной работы он может выполнять и как переносит нервно-психическое напряжение. Эти особенности старшеклассников изучены А. К. Байметовым[7] и представлены в табл. 1.

Особенно ярко различия между «сильными» и «слабыми» проявляются в условиях нервного напряжения, возникающего при выполнении контрольных работ и сдаче экзаменов. У «сильных» напряжение повышает тонус умственной деятельности, результаты зачастую лучше, чем в обычных, повседневных условиях. У слабых, наоборот, напряжение ведет к чрезмерному возбуждена дезорганизует деятельность, и эти учащиеся в ситуациях повышенной ответственности (экзамена, контрольной работы) показываю худшие результаты. И здесь, конечно, очень многое зависит от учителя. Необходимо так организовать школьную работу учащегося, чтобы он мог выполнять поставленные перед ним задачи в свойственном ему стиле деятельности. При этом учащиеся со слабым типом нервной системы в большей степени нуждаются в одобрении поддержке, так как условия повышенной ответственности (зачастую даже ответ у доски) вызывают у них страх, напряжение, снижают уверенность в своих силах, чего не наблюдается у представителей сильного типа нервной системы.

По-разному реагируют учащиеся и на оценку. Экспериментальные исследования В. С. Мерлина показали, что отрицательная оценка оказывает на ученика сильное влияние в том случае, если у него сформировано активное положительное отношение к учебе и к школьным делам. На учеников с сильной нервной системой она оказывает стимулирующее влияние, вызывает у них повышенное возбуждение. Слабая же нервная система менее вынослива к действию чрезвычайных раздражителей, отвечает на них запредельным торможением. Этим можно объяснить ослабление работы, растерянность после плохой оценки у таких учащихся. Столь различная реакция учеников на отрицательную оценку требует подбора для них различных педагогических приемов. Отрицательную оценку по отношению к ученику со слабой нервной системой нужно применять осторожнее, всячески смягчать ее негативное влияние. Напротив, по отношению к ученикам с сильной нервной системой можно применять отрицательную оценку в очень энергичной форме и настолько часто, насколько это требуется для повышения его успеваемости.

Одной из проблем школы является проблема неуспевающих и слабоуспевающих учащихся. Изучение слабоуспевающих учеников показало разнообразие форм проявления низкой успешности и комплексный характер ее причин. Слабоуспевающие учащиеся в большей мере, чем сильные, зависят от методов преподавания; продвижение их вперед может быть достигнуто только специальной индивидуальной работой. Вместе с тем слабоуспевающие ученики не представляют однородной группы и нуждаются не просто в индивидуальном подходе. Психологические особенности, являющиеся причинами отставания слабоуспевающих в общем развитии, могут существенно различаться у учеников, одинаковых по уровню умственной активности и подвижности, по познавательной мотивации, по сформированности интересов и стратегий и т. д.

Исследование дошкольников, направленное на изучение различных качеств мыслительной деятельности (активности, самостоятельности, подвижности и др.), показало большие различия в уровне их интеллектуального развития. Если своевременно не принимать мер (а как часто это пускают на самотек), то понятно, что недостаточно умственно развитые дети в течение школьного обучения будут все больше и больше отставать от своих сверстников. При умственной нагрузке у слабоуспевающих не наблюдается, например, того подъема частоты сердечной деятельности и уровня кровяного давления как симптома повышенной психофизической активности, который характерен для хорошо успевающих. Недостаточная активность в решении умственных задач, которая часто является следствием безуспешных попыток или отсутствия постоянных требований, сама становится причиной дальнейшего неудовлетворительного развития психических процессов, свойств. Слабоуспевающие учащиеся склонны к уклонению от умственного напряжения, к заучиванию наизусть, к воспроизведению несущественных подробностей и т. д.

Уже при решении задач на восприятие и наблюдение слабоуспевающие учащиеся показывают значительно худшие результаты, чем их сверстники. Это выражается в том, что они часто ограничиваются указанием лишь на резко выделяющиеся признаки объектов, не проявляя стремления их анализировать. Это приводит к фрагментарности, поверхностности и ошибочности знаний, которые особенно отчетливо проявляются при выполнении учебных заданий. Решая задачи различного типа, слабоуспевающие учащиеся часто ориентируются лишь на общие, несущественные признаки. Вместе с тем при специальном обучении они способны выделять существенные признаки и отношения между предметами.

Недостаточная сформированность умственных операций у слабоуспевающих обусловливает самые различные ошибки: они затрудняются, когда решение задач требует проявления подвижности (переключения с одного хода мысли на другой, иногда обратный; понимания относительности в связях и признаках объектов; умения распределять внимание одновременно в нескольких направлениях, иногда противоречивых). Слабоуспевающие учащиеся в незначительной мере осознают свою собственную деятельность, плохо владеют ее рациональными способами и методами и недостаточно подготовлены к адекватному их применению в различных ситуациях; менее самостоятельно, чем их хорошо успевающие сверстники, организуют свою деятельность и контролируют себя. Они больше зависят от обстоятельств, от случайностей.

Ясно, что все это часто приводит к неудачам, к неумению справиться с заданиями, не просто к слабому владению знаниями и умениями, но и к изменению эмоционального и рационального отношения к разного рода требованиям, ситуациям и к самому себе, к снижению уверенности в своих силах или к «бегству» в другие области и формы деятельности, где им сопутствует больший успех.

Примечательно, что при специально организованных занятиях коррекции, проводимых психологом и направленных на развитие мышления, внимания, памяти, прогресс в успешности учебной деятельности у слабоуспевающих учащихся гораздо больший, чем у сильных.

Но для того чтобы выявить эти индивидуальные особенности и причины неуспеваемости, в каждом отдельном случае необходимы целенаправленное наблюдение и диагностика психического развития, проводимые психологом.

Однако двоечник — это не только тот, кто занимает низшую ступеньку в пятибалльной шкале, измеряющей уровень учебных успехов. Эта шкала всегда имеет социальный подтекст. Она определяет требования к ученику со стороны общества, школы, учителей, родителей. Неспособность ребенка удовлетворить этим требованиям (в отличие от детей, справляющихся с учебой) неизбежно ставит его на последнее место, он оказывается худшим в глазах других, но не желает быть таким в своих собственных глазах. Ребенок пытается отстоять свое достоинство, и именно это стремление усиливает его отрицательное отношение к учению, вызывает повышенную аффективность, стремление уйти от оценочных ситуаций. Не случайно в последние годы многие психологи и педагоги отмечают повышение тревожности школьников, связанной с оценкой, появился даже специальный термин «оценочная тревожность».

Коррекция этой тревожности, которая отрицательно сказывается на нервно-психическом здоровье учащихся, является задачей педагога и психолога.

В работе «Психология педагогической оценки» академик Б. Г. Ананьев делит оценочные суждения учителя на три группы.

1. Отсутствие оценки, составляющее в среднем 24% общего количества оценок.

2. Отрицательные оценки в виде замечания, отрицания, порицания, с включением сюда сарказма, упрека, угрозы, нотации. В общей сложности они составляют 42%.

3. Положительные оценки, образуемые согласием, ободрением, одобрением, в общей сложности — 34%.

Практически учащийся постоянно находится в положении оцениваемого. Причем подавляющее большинство составляют отрицательные оценки, неопределенные оценки или отсутствие таковых. Как показали специальные исследования, отсутствие оценки является самым худшим видом оценки, поскольку это воздействие, «не ориентирующее, а дезориентирующее, не положительно стимулирующее, а депрессирующее», заставляет ребенка оценивать себя не на основе объективной оценки, в которой отражены действительные его знания, а на намеках, поведении педагога и учеников. Интонация педагога, мимика, жест получают субъективное истолкование ученика именно тогда, когда его не оценивают обычным способом.

Влияние педагогической оценки на личность учащегося, формирование его самооценки и уровня притязаний, на положение его в школьном коллективе огромно, но зачастую недооценивается, рассматривается лишь как фактор, стимулирующий учебную деятельность. Часто упускается из виду психологический характер самой ситуации урока, в котором основными субъектами выступают учитель — ученик — класс. Создается сложное сплетение психических процессов, закрепляющих и памяти ученика и учителя представления и переживания, возникающие на уроке. Сошлемся на пример опроса и оценки учеников на уроке истории, рассмотренный Б. Г. Ананьевым[8].

После вызова нескольких учеников, продолжающих стоять (число их достигло 13 человек), педагог делает долгую паузу, выразительно смотрит на класс и начинает говорить:

«Да, ребята, есть в нашем классе группа ребят, которые совсем не хотят заниматься. (Пауза, повышает голос.) Кто председатель? (Встает ученик К.) Ты об этих ребятах поставишь вопрос на активе с привлечением пионеров. Нужно дать этим ребятам по рукам за такое отношение к работе. (Обращается к одному из стоящих учеников.) Попов, ты читал или не читал? (Ученик молчит.) Читал или не читал, тебя спрашивают? (Раздраженно повышает голос.) Почему не читал? Не готовился? (Ученик молчит.) Стоять без толку можно час. Я с мамашей твоей поговорю, что ты совсем не занимаешься. Без толку стоишь здесь, Попов. (Обращается к стоящей девочке.) Ну, Иванова, может быть, ты это нам расскажешь. (Ученица молчит.) Эта тема легкая, мы о ней третий раз говорим, и поэтому ты ее знать должна. Можешь ты ответить или нет? (Молчит.) Американцы говорят: время — деньги, а мы говорим: время дороже денег. Так мы с Ивановой простоим целый час. Можешь ты нам ответить или нет? Ты всю группу подводишь своим неудом. (Снова обращается к Попову.) Ну, Попов, давай откровенно признаваться, можешь ты или не можешь отвечать. чтобы время нам зря не терять? (Обращается к нему в упор.) От тебя, верно, и ответа дождаться невозможно. (Обращается снова к Ивановой.) Ты кем в пионеротряде? — «Секретарем». — «Хорош секретарь. Надо заставить вас учиться».

На протяжении 22 минут 13 школьников, стоя перед всем классом, выслушивали тирады педагога. В этой ситуации недопустимо прежде всего огульное порицание, игнорирующее индивидуальные меры взыскания в соответствии с индивидуальной мерой вины. На следующие уроки по этому предмету школьники приходили со страхом, механически заучивая заданный материал. Учитель обнаружил такое заучивание и обвинил детей в зубрежке. Опрос в такой ситуации непременно принимает конфликтные формы.

В соответствии с этим крайне важной представляется задача формирования у учителя приемов конструктивного и содержательного общения с ребенком. Психологи, изучавшие стили руководства классным коллективом, сравнили шесть подростковых классов, руководимых педагогами, отличавшимися друг от друга манерой устанавливать и поддерживать контакты с учащимися. Двое из этих педагогов практиковали безапелляционно-приказную форму обращения. тяготели к авторитарному типу личности. Двое других воспитателей гармонично сочетали требование и доверие, их руководство отличалось демократическим стилем. Остальные два педагога по своим особенностям установления и поддержания контактов с учащимися характеризовались противоречивостью и непоследовательностью.

Фиксирование в течение года эмоциональных переживаний школьников в классах, во главе которых стояли воспитатели с указанными выше стилями общения с учащимся, позволило выявить существенные различия в частоте одних и тех же переживаний у подростков в зависимости от стиля общения воспитателя. В классах, во главе которых стоял воспитатель, придерживающийся демократических принципов в общении с учениками, у последних чаще возникают чувства спокойного удовлетворения и радости. Состояние подавленности преимущественно наблюдается у тех школьников, у которых воспитатель — личность авторитарного склада, а переживания гнева и злости — у тех, у кого воспитатели непоследовательны в своих отношениях с детьми. Стиль общения, определяемый педагогом, влияет на переживания не только класса в целом, но особенно на слабоуспевающих учеников.

Таким образом, важнейшими задачами школьной психологической службы является анализ социально-психологических процессов в ученических и педагогических коллективах: психодиагностика классного коллектива (система ученик — ученик), анализ стиля педагогической деятельности и общения (система учитель — ученик), анализ взаимоотношений в учительском коллективе (система учитель — учитель).

В результате соответствующих обследований педагоги получают в свое распоряжение ряд ценных индивидуальных и групповых показателей, на основе которых возможно целенаправленное формирование классного коллектива. Эти показатели (персональный статус учеников, уровень их притязаний и самооценки в сфере взаимоотношений, круг желаемого и значимого общения, статусная структура класса, данные о микрогрупповой дифференциации и лидерстве и др.) изучаются в соответствии с этапами развития класса как коллектива.

Необходимость такой работы и важность функций школьной психологической службы осознаются и педагогами и администрацией школы. Опрос директоров школ показал, что они примерно одинаково оценивают значимость социально-психологических данных для анализа всех трех видов систем: ученик — ученик, учитель — ученик, учитель — учитель. В целом же специальные исследования[9] показали, что чем выше квалификация и подготовленности педагогов, тем острее осознают они необходимость психологической службы: за создание психологической службы высказались 98% директоров средних школ, 84% завучей, 79% организаторов воспитательной работы, 69% учителей.

Необходимо выделить еще одну функцию психологической службы в школе — просветительную. Если ее не будет, то все, что сможет дать психолог на консультации для родителей, учителей, останется лишь лоскутной информацией. Без специального курса лекций и семинаров, а также и активных форм обучения (различных тренингов) нельзя ожидать ни ориентации учителей и родителей в том, с каким вопросом они могут обратиться к психологу, ни возможности и умения претворить в жизнь рекомендации и программы воспитания, предложенные психологом. Необходимо также готовить учащихся к восприятию и выполнению рекомендаций психолога. Одной из форм такой подготовки может быть факультативный курс психологии.

Знания о закономерностях психической деятельности человека, основ культуры умственного труда, психогигиены, самовоспитания характера и личности необходимо рассматривать как важнейшее звено в формировании мировоззрения подрастающего поколения. Вместе с тем современные программы школьного образования включают лишь биологию и физиологию человека, практически исключая знания о высшем уровне социального и личностного развития Этот пробел частично заполняется курсом «Этика и психология семейных отношений», однако чтение этого курса затрудняется из-за отсутствия у учащихся знания основных психологических понятий.

Таким образом, главными направлениями работы психолога в школе являются: профилактика отклонений в психическом развитии ребенка, своевременная диагностика и выявление нарушений в психическом развитии, разработка и осуществление мер по коррекции выявленных отклонений, изучение личностных особенностей учащихся и помощь педагогу в индивидуальном подходе к ребенку. Организация специальных мероприятий, направленных на коррекцию отклоняющегося поведения учащихся. Оказание помощи классному руководителю в формировании классного коллектива, а также психологической помощи семье. Самостоятельной задачей школьного психолога является осуществление работы по профориентации и руководство выбором профессии на основе длительного наблюдения за ребенком, подростком и изучения его психологических особенностей в процессе школьного обучения.

Источник: http://psy.wikireading.ru/29234

Детский психолог. Моя профессия — гордость, счастье и боль

Журнал IQR уже рассказывал о работе школьного учителя. Но в школе трудятся не только учителя. Еще одна интересная профессия, связанная с детьми — школьный психолог. Если учителя занимаются обучением детей, то работа психолога — решение личных проблем ребенка. Обратите внимание на необычный заголовок статьи — так пожелала ее озаглавить сама героиня, и, наверное, это неспроста. Передаем ей слово.

Как я стала детским психологом

Меня зовут Елена. Работаю детским психологом в обычной средней школе города Симферополя. Мне сорок четыре года. Общий стаж по специальности — чуть больше пятнадцати лет. В период учебы в институте проходила практику в социальной службе в качестве помощника психолога. Отдел занимался кураторством неблагополучных семей, вел сопровождение детей под опекой. Получила диплом, и мне предложили работу уже на постоянной основе в этой же службе. Не могу сказать, что была на седьмом небе от счастья, но за неимением других вариантов согласилась. В период практики столько насмотрелась на сломанные детские судьбы, что временами хотелось поменять специализацию.

Мой опыт работы с проблемными детьми

Отдел занимался не только кураторством, а еще и изъятием детей из семей, в которых родители злоупотребляли спиртным или занимались наркотиками. Попадались и такие, которые жестоко обращались с малышами. Привыкнуть к этим вещам невозможно, но по долгу службы мне первой приходилось общаться с такими детками, для того чтобы комиссия потом вынесла заключительный вердикт. Была в команде тех, кто решал, как дальше поступить с ребенком, жить ему с мамой или в детском доме. Я понимала, что ошибиться в этой ситуации равносильно преступлению. Сумасшедшее бремя ответственности давалось мне, молодой девчонке, очень тяжело.

Никогда не забуду трехлетнего мальчика, которого забирали из ужасной конуры от матери-алкоголички. Он плакал, цеплялся за мать, а она совершенно ничего не понимала, только глазами вращала. Ребенок был в ужасном состоянии, голодный и простуженный. Его отвезли в больницу, а мать скрылась в неизвестном направлении. Позже я узнавала о мальчике — его усыновили спустя год, а горе-родительницу так и не нашли. И таких примеров масса.

Работа школьным психологом

Когда появилась вакансия психолога в школе, я с радостью согласилась. Зарплату предложили на порядок ниже, но мне было все равно. На тот момент я получала «голую» ставку в пределах тысячи гривен. Раз в квартал могли дать премию. Я с головой окунулась в работу. Поступила заочно в пединститут, так как для работы в школе недостаточно было иметь только медицинское образование.

Преподавательский коллектив принял меня с холодком. Дело в том, что система образования только-только начинала вводить психологическое сопровождение в общеобразовательные школы. Существовала постыдная практика оставлять проблемы, конфликты и прочие неприятности в стенах заведения.

Зачем нужен психолог в школе?

В мои обязанности входило не только общение с детьми, а еще и документальная статистика. Я завожу личное дело на каждого ребенка, нуждающегося в психологической помощи. Зачастую так получается, что в эту категорию попадают дети, причастные к этим самым конфликтам. Раньше это обсуждалось с преподавателями, родителями и по возможности замалчивалось.

Я же обязана была зафиксировать в личном деле каждый факт, для того чтобы составить индивидуальный план работы с этим ребенком. Одним словом, чувствовала себя таким «стукачком». Молодая, принципиальная, не желающая нарушать инструкции. Такой себя воспринимала, ругалась с директором, но выстояла.

Постепенно к моему присутствию привыкли и смирились. Понимание нужности психолога появилось тогда, когда появились первые позитивные результаты. Первыми подружились со мной учителя начальных классов. Адаптация малышей к новой обстановке проходит всегда тяжело. Особо сложно было тем, кто не посещал детские сады. Вот с такими я работала постоянно, деликатно приучая их к социуму. К концу первой четверти домашние детки становились общительными и уже не боялись отвечать на уроках. Были случаи, когда ребенку никак не удавалось преодолеть стресс. Приглашала родителей, и мы совместно вырабатывали стратегию.

Кому нужна помощь детского психолога?

Нередко родители обращаются сами ко мне за помощью. Им тоже сложно войти в новый жизненный этап. Жалуются на то, что совместное выполнение домашних заданий заканчивается детскими слезами, что срываются и не знают, как себя вести. Думаем вместе, ищем линию поведения. Не существует общей рекомендации для всех, дети разные и подход к каждому ребенку индивидуальный. Иногда выясняется, что причиной всех проблем бывает обстановка в семье, публичные скандалы. Стараюсь помочь.

Следующая категория моих «клиентов» — ученики 4-5 классов. В этом возрасте начинают просыпаться лидерские качества, особенно у мальчишек. А как доказать свою значимость, разве только сотворить что-нибудь этакое, на что другие не способны. В таких случаях стараюсь работать на опережение. Провожу беседы, рассказываю всякие случаи из реальной жизни, направляю их неуемную энергию в нужное русло. Родителей особо активных детей приглашаю на собеседование, и мы вместе решаем, к чему их привлечь. Часто проблему решает спортивная секция.

С девочками этого возраста работаю несколько в другой плоскости. Они уже стараются нравиться мальчикам и порой совершают глупости. Говорю с ними, как со взрослыми барышнями. Затрагиваем и взрослые темы, деликатно и осторожно. Чуть позже мы работаем в этой области гораздо активнее, но подготовку провожу заранее.

психолог в школе Профессия школьный психолог

С более старшими подростками мы сотрудничаем, как одна команда. Все знаем друг о друге, прошли немало тернистых тропинок. Говорим о будущем, об их предпочтениях в выборе вуза. Пытаемся вместе понять, какая профессия кому ближе. С помощью тестов на профориентацию определяем, в каком направлении учиться дальше. Эта тактика — самая лучшая мотивация, для того чтобы подростки стали серьезно относиться к учебе, вели себя достойно. Стараюсь, чтобы к окончанию школы каждый ребенок твердо знал, чего он хочет и на что способен.

Методическая работа

Получаю огромное удовольствие, когда приходят мои бывшие подопечные, уже будучи студентами, курсантами. Рассказывают о своих успехах или неудачах, делятся проблемами, советуются. Вспоминаем вместе, как краснели в кабинете директора, как плакали и обещали исправиться. В такие моменты мне становится стыдно, что я когда-то хотела оставить профессию, что проявляла слабость. Даже спустя годы, мне продолжают доверять, что может быть большей наградой школьному психологу?

Теперь расскажу о том, что я делала все эти годы, с огромным трудом преодолевая себя. Дело в том, что не каждый может похвастаться двойным подчинением. А я могу. Мной руководят директор школы – в административном отношении и социальная психологическая служба – в методической работе. Все свои действия я должна согласовывать с директором школы, предоставлять перспективное планирование на будущий год, схему психолого-медико-педагогического консилиума. Изучаю бесконечно поступающие приказы, инструкции. Одновременно веду строгую отчетность для психологической службы. Все личные дела проверяет специальная комиссия. На основании всей этой кучи бумаг они определяют мою профпригодность. Еще существует такой методический документ, как «Этический кодекс психолога». Та самая комиссия решает, соответствую ли я этому кодексу. Порой, пока пройду все эти манипуляции, самой впору обращаться к доктору.

Понимаю, что так, наверное, нужно. Обидно только, что эта волокита занимает львиную долю моего времени. Я могла бы его потратить на детей, на лишний час общения, на тестовую игру или просто на прогулку с моей группой по осеннему парку. Это ребята, которым не очень сладко пришлось в жизни. Я их веду до самого выпуска.

Как изменилась работа в школе после присоединения Крыма к Российской Федерации

После известных событий в Крыму, осваиваю новые требования. Хочу сказать, что не такие уж большие различия в наших образовательных системах. Радует, что на порядок меньше стало бюрократических вопросов, акцент делается непосредственно на работе психолога. Еще один плюс — зарплата моя теперь выросла до 30 тысяч рублей, и я получаю полный социальный пакет, включая медицинскую страховку.

Плюсы и минусы работы с детьми

Никогда не стремилась делать карьеру Деловая карьера – терпенье, труд, воля к победе , хотя были возможности и поступали некоторые предложения. Приглашали в областной отдел по делам детей и молодежи — я отказалась. Учитывая свою нелюбовь ко всякого рода бумагам, я не представляла, как буду сидеть в кабинете и заниматься бюрократией. Для меня важнее живое общение, дети, та атмосфера, в которой мне комфортно. В какой-то период хотела заняться частной практикой, но это так и осталось на уровне планов и мечтаний. До сих пор об этом думаю, хотя знаю, что ничего не получится. Работу не оставлю, а заниматься этим параллельно не хватит ни времени, ни сил. Вот если бы в сутках было хотя бы часов сорок…

Несколько пожеланий тем, кто хочет стать детским психологом. Прежде всего задайте себе вопрос — любите ли вы детей? Если не можете определиться с ответом, то даже не стоит пытаться. Зря потратите время, деньги и личный потенциал. Даже при самых хороших задатках и знании профессии без этой самой любви не получится стать детским психологом, имею в виду — хорошим. Нужно уметь видеть те ниточки, из которых постепенно сплетется прочный мост между вами и малышом. Чтобы достучаться до ребенка, заслужить его доверие, нужно самому раскрыть свое сердце. Только тогда вы сможете реализоваться в этой профессии и получать от нее удовольствие.

Источник: http://iqreview.ru/profession/child-psychologist/

Права и обязанности школьного психолога

психолог в школе

Здравствуйте, дорогие родители! Не знаю, как вы, а я из своей школьной жизни не помню, чтобы в нашей школе на постоянной основе работал психолог. Да, какие-то уроки с участием специалиста в этой области были, но вот чтобы в школьном штате числился и сидел в кабинете в ожидании «пациентов» специально взятый человек — такого не было.

Сегодня всё по-другому. Государство радеет за здоровое поколение, в том числе и переживает за его эмоциональное состояние. Потому встретить среди педагогов в школе профессионального психолога – не редкость, однако это явление для многих родителей всё ещё далеко непонятное.

Зачем в школе этот специалист, какие есть обязанности школьного психолога и когда к нему можно обращаться за помощью – вот об этом сегодня наш разговор.

Мой ребёнок здоров, зачем нам к психологу?!

психолог в школе

Не беря во внимание специализированные коррекционные заведения, где этот человек просто обязан быть, отметим, что штатная должность педагога психологической направленности была введена в российское школьное образование порядка десятка лет тому назад.

Они появились в ряде школ, и впоследствии многие учебные заведения, то ли чтобы не отставать и быть «в тренде», то ли действительно убедившись в положительном эффекте их работы, ввели в свои штаты эту единицу. Более того, некоторые учебные заведения в этом плане двинулись заметно вперёд и обзавелись целыми психологическими службами, насчитывающими не одного специалиста.

Если раньше психологами в дружном школьном коллективе работали все – директор школы, завучи, учителя, и даже школьная уборщица баба Клава пыталась принять участие в нашем социальном развитии, то сегодня это ответственное дело поручено знатокам с профессиональным образованием.

Однако, российская образовательная система всё еще в большинстве случаев рассматривает такого педагога как формальность, а школьную администрацию зачастую интересуют лишь отписки в виде документальных отчётов.

психолог в школе

Лишь когда в стенах учебного заведения происходит громкое ЧП, все сразу вспоминают про штатного психолога и заглядывают в глаза: «А почему Вы вовремя не обратили внимание на этого проблемного ученика?!»

Школьный педагог-психолог – это не медик. В отличие от работающего в клиниках, он не ставит диагнозы и не выписывает пилюли. Вообще, основная задача психолога – уметь вовремя найти проблему в развитии абсолютно психологически здорового ребёнка и устранить её не медикаментозным, а педагогическим методом. В школе этот человек – связующее звено в цепочке триады «учитель-ученик-родитель».

Очень важно выстраивание взаимоотношений в начальной школе, когда только происходит знакомство и притирка основных участников процесса обучения, когда происходит адаптация к школе и устанавливается уровень самооценки. Но не менее важна наблюдательная роль специалиста и в старшей школе, когда наступает так называемый «переходный возраст», всем известный своими эмоциональными всплесками и трудностями в поиске «общего языка».

психолог в школе

Трудности в учёбе, проблемы с одноклассниками, ссоры с учителями и родителями, отсутствие учебной мотивации, тревоги и страхи – вот с чем сталкивается школьный психолог.

Что может и что должен психолог

Многие ошибаются, думая, что должностные обязанности школьного педагога-психолога сводятся лишь к проведению тестов и их диагностике. Это далеко не так. Вот вам список того, что входит в служебные функции специалиста.

Диагностика

Начнём, собственно, с этой самой распространённой профессиональной обязанности. Психологи изучают уровень развития, состояние памяти, способности к мышлению, коммуникативные навыки, эмоциональную составляющую и «рисуют» портрет каждого отдельного ученика. Делают они это в группах либо подходят к каждому индивидуально.

психолог в школе

В результате психологической диагностики составляется так называемая «группа риска». В неё войдут ученики, которым не помешала бы коррекция их поведения, чтобы они «не наломали дров» в дальнейшем.

Коррекционная деятельность

Это вытекающая из диагностики служебная обязанность школьного специалиста, иначе зачем собирать материал, чтобы просто положить его на полку в кабинете директора школы и ждать, «когда взорвёт»? Нет, правильный психолог выдаст рекомендации учителям, на что обратить внимание и как вести себя с проблемным учеником.

Он поговорит с родителями и предложит для ребёнка занятия, которые позволят скорректировать его поведение и разрешат имеющиеся наболевшие проблемы в эмоционально-волевой сфере.

Консультирование

Это тот должностной функционал, который присутствует и в диагностике, и в коррекции. Знакомить родителей и педагогов с результатами исследований, давать прогнозы, предупреждать о потенциальных трудностях, с которыми можно столкнуться, – всё это входит в ежедневные должностные обязанности школьного психолога.

Просвещение в области психологии

психолог в школе

Да, есть и такая профессиональная функция, которой, увы, занимаются не все штатные педагоги, но лучшие из них эту сферу не пропускают мимо.

Не только помогать, когда «ну вот, началось», а вовремя рассказать родителям и учителям о том, что можно и что нужно сделать для комфортного психологического развития ребёнка на отдельных этапах его взросления, чтобы сократить количество обращений с просьбами помочь, когда ничего не получается, – вот задача настоящего доки своего дела.

Заключения

Правильная школа обязательно посоветуется со своим штатным психологом, когда требуется подобрать для учащегося подходящую ему программу, если он не справляется с учебной нагрузкой. Обратятся педагоги к специалисту и в случае, если особо преуспевающий намерен перешагнуть через класс, и, например, из первого попасть сразу за школьную парту в третий.

А вообще, быть готовым помочь, находясь рядом каждый день, каждую минуту – вот что может и должен настоящий школьный педагог-психолог.

На что может рассчитывать психолог

психолог в школе

Как обычно, про обязанности кого-либо мы всегда помним, а вот про права зачастую забываем. Так и здесь, и совершенно напрасно. Ведь когда что-то предпринимается в отношении нас и наших детей, мы часто кричим: «Не имеете права!» А на что имеет право школьный психолог?

В первую очередь, штатный работник школы имеет право наблюдать, то есть приглядывать за нашими детьми, как они себя ведут на уроке, на переменке, за едой в столовой.

Во-вторых, специалисты проводят тесты и индивидуальные опросы. Это могут быть групповая рисуночная диагностика и игровые задания в начальной школе и групповое анкетирование учеников в старшей.

Заметьте, во избежание конфликтов с родителями педагоги взяли за практику брать согласия законных представителей о том, что они не против. И это правильно! Право тестировать, диагностировать, разговаривать и корректировать не в групповом, а в индивидуальном порядке возникает у педагога только по желанию родителей ребёнка и только с их разрешения, письменного!

психолог в школе

Собранная в процессе психологического обследования информация – это тайна, которую педагог не рассказывает «за чашкой чая». У него есть право не оглашать результаты ни директору, ни завучу, ни кому-либо ещё, как бы им этого не хотелось узнать. Никому, кроме законных представителей ребёнка.

Только в общих словах, например: низкая самооценка, трудности в учёбе и прочих, специалист может ответить на сверлящий взгляд школьного педагогического коллектива.

И надо помнить, что выдавая рекомендации, педагог-психолог не приобретает права требовать от участников процесса их исполнения. Он – не судья, он – советчик.

А вы как думаете, нужен ли в школе психолог или вам проще «вынести сор из избы», обратившись к частному специалисту? А может вам приходилось обращаться за помощью именно к психологу из вашей школы? Рассказывайте в комментариях!

Не забудьте подписаться на новости блога, чтобы всегда быть в курсе выхода новых статей и не пропустить ничего интересного!

Источник: http://shkolala.ru/zakonodatelstvo-o-shkole/obyazannosti-shkolnogo-psihologa/

Психология в школе

Для чего нужен психолог в школе?

психолог в школе

Многие родители до сих пор не понимают, зачем в школе нужен психолог, ведь дети находятся под постоянным присмотром учителей, которые смогут решить все проблемы. Однако не всегда педагогический состав может найти подход к ребенку.

Основная функция психолога в школе — осуществлять психолого-педагогическое сопровождение как учащихся, так и коллектива учителей. Многие считают, что детский и школьный психолог — это одно и то же, на самом деле это не так. Детский психолог следит за развитием ребенка с младенчества и в течение всего периода детства, а школьный сопровождает детей именно в школьной жизни.

Обязанности психолога в школе. Несмотря на кажущуюся легкость работы психолога в школе, у него много обязанностей и функций, так как работать необходимо с детьми разных возрастов. Первое знакомство ребенка с психологом в школе должно состояться еще перед первым классом в подготовительной группе. Это необходимо для прогнозирования возможных проблем и адаптации детей в новом коллективе.

Обращаясь к психологу, родители помогут своему малышу с легкостью перенести предстоящие школьные нагрузки. Одна из обязанностей детского психолога — присутствовать во время подготовительных занятий, консультировать родителей и учителей. Однако только на этом работа с первоклассниками не заканчивается.

Чтобы сплотить коллектив и адаптировать детей к школьной обстановке, специалист проводит с детьми занятия. Важно, чтобы на них присутствовал и педагог. Детей учат познавать внутренний мир других людей, общаться не только с помощью слов, но и жестов. Особенно важно для школьного психолога показать, что все люди равны, что позволит правильно относиться к детям с ограниченным возможностями.

Школьный психолог обязан видеть и знать атмосферу во всех классах, предотвращать или решать конфликтные ситуации, а также работать с коллективом, в который приходят новые ученики. Нередки случаи, когда процесс адаптации проходит долго и трудно, специалист обязан в этой ситуации помочь.

Психолог в школе должен работать сообща с учителями и родителями, особенно это касается детей, которые чувствуют себя изгоями в классе. Основная задача – найти причину возникшей ситуации. Родители нередко стремятся уйти от проблемы и переводят ребенка в другой класс или даже школу, но это не только ничего не решит, но и может усугубить состояние ребенка.

психолог в школе

С какими проблемами обращаются к школьному психологу учителя и ученики?

Несмотря на то, что психолог должен быть в курсе всех проблем, он не всегда может их увидеть. В этом случае к специалисту должны обратиться учителя или ученики. Преподаватель может привлечь психолога, если видит, что ребенок плохо усваивает его предмет и причина тому – психологические проблемы. Немаловажно обратиться к психологу и классному руководителю, если в коллективе возник серьезный конфликт или непонимание между учениками.

Ученики обращаются к психологу в школе реже, чем их преподаватели, большая часть из них – подростки, которых интересуют вопросы индивидуального развития, взаимоотношения с родителями, выбор профессии. В таком возрасте могут возникать и сложные психологические проблемы, которые требуют значительного вмешательства психолога. В таких ситуациях, как правило, школьный психолог дает направление в психологический центр, где с ребенком также будет работать психотерапевт и невролог.

Проведение тестов и тренингов – одна из основных обязанностей школьного психолога. Тренинги предназначены для психопрофилактических работ, иногда специалисты делают их развивающими. Проводят их в игровой форме, чтобы дети могли развлечься, но при этом вынести из занятия глубокий смысл.

Часто такие мероприятия посвящены предотвращению зависимости от компьютерных игр, табакокурения, алкоголизма, профилактике асоциального поведения. Психологическая диагностика в школе основывается на тестах, опросах и анкетировании.

Темы выбираются в зависимости от возраста и обстановки в классе. Как правило, первая и основная часть посвящена игре и обыгрыванию проблемы, просмотру видеозаписей, а вторая – серьезному обсуждению темы и выводам, которые школьники могут сделать из занятия.

Как правило, основного спектра проблем, по которым родители могут обратиться к школьному психологу, не существует. Все ситуации, которые связаны с личностным, индивидуальным, социальным, психологическим развитием требуют помощи специалиста.

Поводом для обращения родителей к психологу в школе может стать отставание в учебе, трудности в саморазвитии, профессиональном определении, разногласия с учителями и родителями. Учителя и психологи советуют познакомиться со специалистом заранее, обсудить с ним возможные проблемы, высказать свои тревоги и сомнения. Такое взаимодействие полезно ребенку, родителям, психологу и педагогам.

психолог в школе

Самый главный совет, который может дать школьный психолог родителям, — быть внимательными к своим детям. Это поможет правильно оценивать состояние ребенка и при необходимости вовремя придти ему на помощь. В то же время, важно и в школьнике тренировать внимательность, которая поможет ему в процессе обучения.

Функции психолога в школе на этом не ограничиваются. Они стараются проявить в детях интерес, в чем также должны помогать и родители. В этом помогут различные забавы и развивающие игры, подобранные под круг интересов ребенка. Прекрасным вариантом станут и прогулки на свежем воздухе, походы, поездки.

Психологи категорически запрещают обращать внимание на неудачи и особенное значение уделять даже самым незначительным победам. Самый лучший пример – это собственные родители, также можно рассказывать о жизни успешных людей.

Не стоит ждать от ребенка немедленных результатов, воспитание – это долгий и кропотливый процесс. Психологи рекомендуют родителям читать специальную литературу, при необходимости обращаться к специалистам и ни в коем случае не угнетать малыша.

Нередко родители обращаются к школьному психологу с проблемой непослушания. В этом случае специалисты рекомендуют обращать внимание не на поведение ребенка, а на свои просьбы и распоряжения. Прежде всего, они не должны содержать злость, крики и раздражение.

Все просьбы и распоряжения должны быть посильны ребенку, они не должны вызывать сильного эмоционального и физического напряжения. Конечно, они понятными и здравыми. Родители должны помнить, что, если просьба дана, то ребенок должен ее обязательно исполнить, иначе в следующий раз другая будет проигнорирована.

Помимо общих советов, существуют и специальные для родителей разных возрастов. Так, школьный психолог рекомендует внимательно относиться к первокласснику, особенно в начале учебного года. Самое главное – во всем поддерживать ученика, показать ему его значимость и важность нового положения. Специалисты также советуют еще перед сентябрем рассказать о правилах и нормах поведения и общения в школе. Взрослые также должны понимать, что процесс обучения достаточно сложный, поэтому у ребенка может что-то не получаться, в этом случае его нужно поддерживать и хвалить любые успехи.

психолог в школе

Психологические проблемы могут возникнуть не только у первоклассников, но и учеников младшей школы. Школьный психолог рекомендует не запускать ситуацию и как только появились какие-то проблемы или особенности в поведении у ребенка, стразу же обратиться к специалисту. Чтобы школьник чувствовал себя комфортно, ему понадобится помощь мамы и папы, иногда и других близких родственников.

Для этого стоит ему помочь наладить распорядок дня, правильно организовать рабочее место и помочь в приготовлении домашних заданий. При этом ни в коем случае нельзя нагружать ребенка дополнительными упражнениями, достаточно только того, что задают в школе.

Обращаясь к классному руководителю, можно уточнить, чем занимается психолог в школе, какую работу он проводит с классом, в котором учится ребенок, как при этом ведут себя ученики. При необходимости стоит поговорить с самим специалистом, иногда возникают ситуации, когда он вызывает родителей к себе на беседу.

Родители старшеклассников и выпускников стремятся как можно больше времени уделить подготовке ученика к поступлению в ВУЗ. Однако не стоит на него давить и заставлять постоянно сидеть над учебниками. Такая подготовка не только бесполезна, но и опасна для здоровья человека. Важно, чтобы он смог отдохнуть, пообщаться с друзьями, развлечься и т. д.

В последнее время все чаще появляется такое понятие, как гиперактивность. Нередко родители не могут справиться с такими детьми, возникают частые проблемы и недопонимания. Школьные психологи рекомендуют в этом случае чаще хвалить ребенка и как можно меньше говорить слово «нельзя».

Все разговоры должны проходить в спокойной и дружелюбной атмосфере. Распорядок дня должен быть четким и строгим, по возможности стоит избегать шумных мест и беспокойных компаний, которые стимулируют нарастание гиперактивности.

Критерии оценки школьных психологов до сих пор остаются открытыми, так как часто администрация школы не знает всех функций, которые должен выполнять специалист. Однако все-таки оценить эффективность труда можно.

психолог в школе

Основной критерий – сохранять благополучный для воспитания и обучения коллектив, участвовать в образовательных и развивающих процессах. Грамотный специалист не должен забывать и о соблюдении прав личности, о гармонизации образовательной и социальной сфере.

Критерием оценки является и общешкольная работа специалиста. Он должен обеспечивать охрану здоровья и жизни детей в процессе воспитательного и образовательного процесса, а также выполнять правила пожарной безопасности и охраны труда.

Школьный психолог обязан заниматься консультативной помощью и психологической диагностикой, использовать стоит только актуальные современные методы. Немаловажно также вести документацию и консультировать обучающий состав по возникающим проблемам. Критерием оценки является и умение составлять развивающие и коррекционные программы с учетом возрастных и индивидуальных особенностей учеников.

Психолог должен проводить работу не только со всем классом, но и отдельными учениками и их родителями. Не всегда проблему удается решить с помощью бесед и консультаций, иногда требуется целый курс занятий. Компетентность специалиста отражается и в его общении не только с учениками, но и педагогическим составом. К сожалению, не всегда в нем царит мир и спокойствие.

В критерии оценки включается и участие в методических советах и родительских собраниях. Школьный психолог должен активно принимать участие в работе всего педагогического коллектива, помогать налаживать отношения педагогов и учеников, детей и родителей. При необходимости вызывать родителей и давать им необходимые рекомендации.

Немаловажным аспектом является и работа с трудными подростками и детьми из неблагополучных семей, иногда эта деятельность осуществляется в тесной взаимосвязи с детской комнатой полиции.

Несмотря на опыт работы, психолог должен постоянно совершенствовать свою работу. Для этого проводятся регулярные курсы повышения квалификации на базе специальных институтов, центров подготовки и переподготовки. Каждый психолог обязан совершенствовать свои знания и навыки. По окончании курсов выдается диплом или сертификат по определенному направлению. Профессиональная компетентность складывает из двух особенностей: опыта школьного психолога и полученных знаний.

Школьный психолог должен быть в каждой школе, он способен вовремя заметить проблемы и оказать психологическую помощь. Его присутствие важно не только для учеников, но и их родителей и всего педагогического коллектива.

Мир Психологии

Часть I. Общие вопросы организации и деятельности школьной психологической службы (И.В. Дубровина)

I.2.1. С чего начинать работу?

Что можно посоветовать психологу, только пришедшему в школу? Прежде всего, не спешить, осмотреться.

Первый период работы практического психолога можно условно назвать периодом адаптации: психолог должен адаптироваться к школе, а школа — к психологу. Ведь они очень плохо знают друг друга. Здесь будут уместны беседы с администрацией школы, учащимися, их родителями, посещение уроков, внеклассных мероприятий, пионерских сборов, комсомольских собраний, заседаний педсоветов, родительских собраний, изучение документации и пр. Одновременно в беседах, на собраниях необходимо знакомить учителей, учащихся и их родителей с задачами и методами работы школьного психолога (в самой общей форме).

Психолог в школе — явление для нас новое, и многие учителя могут признать психолога не сразу. Нужны терпение, благожелательное спокойствие, тактичное отношение ко всем. Каждый человек имеет право на сомнение, а учитель, классный руководитель, директор школы — тем более. Почему они сразу должны поверить в психолога? Все зависит от него самого и, главное, от его профессиональной подготовки и умения профессионально работать. Поэтому начинать, на наш взгляд, следует с того, что психолог лучше всего знает и умеет. Например, если у него большой опыт в работе с младшими школьниками, то, значит, с них и надо начинать, если раньше приходилось иметь дело с развитием интеллектуальной сферы детей, то следует попробовать себя в работе с отстающими или способными детьми и т.п.

Но во всех случаях не надо торопиться, стремиться во что бы то ни стало как можно скорее показать, на что способен. Психолог пришел в школу надолго, навсегда, и сразу следует сформировать у педагогического коллектива установку на то, что психолог — не волшебник, не все сразу может решить. А такие психологические процессы, как коррекция, развитие, вообще длительны по времени. Да и выяснение причин той или иной психологической проблемы требует каждый раз разного времени — от нескольких минут до нескольких месяцев.

По опыту работы школьных психологов, такой адаптационный период может занимать от трех месяцев до года.

I.2.2. Итак, зачем же приходит в школу практический психолог?

Взрослые люди, работающие в школе, все вместе решают одну общую задачу — обеспечивают обучение и воспитание подрастающего поколения. При этом каждый из них занимает свое определенное место в учебно-воспитательном процессе, имеет свои конкретные задачи, цели и методы. Например, конкретные задачи и методы работы учителя истории отличаются от задач и методов работы учителя биологии, математики, физической культуры, труда и пр. В свою очередь задачи и методы деятельности всех учителей-предметников принципиально меняются, когда они выступают в роли классных руководителей.

Итак, у каждого педагога школы есть свои функциональные обязанности, основанные на профессиональной специализации. А как же практический психолог? Может быть, правы в школе те, кто воспринимает его или как «скорую помощь» для учителя, или как «няньку» для учеников, т.е. как человека полезного, даже в чем-то интересного, но без определенных, четко обозначенных обязанностей — его хорошо иметь, но можно без него и обойтись? Конечно, это совершенно не соответствует смыслу его деятельности.

Практический психолог приходит в школу тоже как специалист — специалист в области детской, педагогической и социальной психологии. В своей работе он опирается на профессиональные знания о возрастных закономерностях и индивидуальном своеобразии психического развития, об истоках психической деятельности и мотивах поведения человека, о психологических условиях становления личности в онтогенезе. Психолог — равноправный член школьного коллектива и отвечает за ту сторону педагогического процесса, которую, кроме него, никто профессионально обеспечить не может, а именно — контролирует психическое развитие учащихся и максимально способствует этому развитию.

Эффективность работы школьного психолога определяется прежде всего тем, насколько он может обеспечить основные психологические условия, способствующие развитию учащихся. В качестве основных условий можно назвать следующие.

1. Максимальная реализация в работе педагогического коллектива с учащимися возрастных возможностей и резервов развития (сеизитивиость того или иного возрастного периода, «зоны ближайшего развития» и пр.). Практический психолог должен способство- o вать тому, чтобы не просто учитывались возрастные особенности (к этим словам в школе уже привыкли), но эти особенности (или новообразования) активно формировались и служили основой дальнейшего развития возможностей школьников.

Так, в младшем школьном возрасте начинается целенаправленное обучение и воспитание ребенка. Основным видом его деятельности становится учебная деятельность, которая играет важную роль в формировании и развитии всех психических свойств и качеств. Именно этот возраст сензитивен для развития таких психологических новообразований, как произвольность психических процессов, внутренний план действия, рефлексия способов своего поведения, потребность в активной умственной деятельности или склонность к познавательной деятельности, овладение учебными умениями и навыками. Иными словами, к концу младшего школьного возраста ребенок должен уметь учиться, хотеть учиться и верить в свои возможности.

Оптимальной основой для успешного учения является гармоническое соответствие учебных и интеллектуальных навыков и умений с такими параметрами личности, как самооценка и познавательная или учебная мотивация. Это соответствие закладывается именно в младшем школьном возрасте. Практически все проблемы ;(в том числе неуспеваемость, учебные перегрузки и пр.), возникающие на последующих ступенях обучения, определяются тем, что ребенок либо не умеет учиться, либо учение ему неинтересно, не видна его перспектива.

Подростковый возраст сензитивен, например, для таких психологических новообразований, как сознательная регуляция своих поступков, умение учитывать чувства, интересы, желания и характер других людей и ориентироваться на них при организации своего поведения (16, с.126). Но эти новообразования не возникают сами по себе, они являются результатом опыта ребенка, полученного им на предшествующих возрастных ступенях: относились ли окружающие люди с пониманием к его переживаниям, видел ли он воочию сопереживания людей друг другу, был ли он в ситуациях, когда от него требовалась помощь, поддержка и пр.

Старший школьный возраст сензитивен для формирования психологической готовности к личностному, профессиональному и жизненному самоопределению, внутренне связан с построением жизненных планов, с определением дальнейшего пути.

2. Развитие в учебно-воспитательном процессе индивидуальных особенностей учащихся внутри каждого возрастного периода — интересов, склонностей, способностей, самосознания (самооценки, полового самосознания и пр.), направленности, ценностных ориентации, жизненных планов и др.

Проблема индивидуальных различий очень сложна. Трудно назвать хоть одно какое-то свойство, черту, качество человека, которое не входило бы в круг этой проблемы. Известно, что дети в одном и том же классе очень отличаются друг от друга. Однако центральным моментом в индивидуальных особенностях человека являются его способности.

Существует огромное многообразие видов деятельности, каждый из которых требует определенных способностей для своей реализации на достаточно высоком уровне. Формирование способностей имеет свои особенности на каждом возрастном этапе и тесно связано с развитием интересов ребенка, самооценкой его успехов или неудач в той или иной деятельности. Психическое развитие ребенка невозможно без развития его способностей. Но становление этих способностей требует терпения со стороны взрослых, внимания и бережного отношения к малейшим успехам ребенка, а этого взрослым часто не хватает! И они успокаивают свою совесть расхожей формулой о том, что способности — это исключение, а не правило. Имея подобное убеждение, школьный психолог работать не может, его основная задача — выявление и развитие способностей каждого на индивидуальном уровне достижений.

При этом психологу следует иметь в виду, что у детей существуют разные основания для оценки способностей: товарищей они оценивают по их успешности в занятиях (объективный критерий), себя — по своему эмоциональному отношению к занятиям (субъективный критерий). Поэтому достижения детей и нужно рассматривать в двух планах — в плане объективной и субъективной их значимости.

Объективно значимые достижения хорошо видны окружающим: учителям, родителям, товарищам. Например, ученик усваивает материал быстро, «с хода», сразу понимает объяснение учителя, свободно оперирует знаниями. Он выделяется среди одноклассников, его самооценка совпадает с реальной высокой успешностью, постоянно подкрепляется.

В школе, к сожалению, недостаточно правильно подходят к так называемому «среднему» ученику. У большинства «средних» младших школьников есть уже свои любимые предметы, есть ( определенные области, где они добиваются сравнительно высоких результатов. Но общий уровень развития у многих из них недостаточно высок в силу целого ряда обстоятельств (например, недостатки развития воображения и пр.). Если сразу не обратить на них внимания, не поддержать их интереса и успехов в той или иной области, то они могут (как это часто и бывает) остаться «средними» до конца школьного обучения, утратив веру в свои способности, интерес к занятиям.

Подход к проблеме способностей, основанный на признании существования не только объективно, но и субъективно значимых способностей ребенка, позволяет построить воспитательный процесс с учетом субъективно наиболее успешной для каждого учащегося области знаний или деятельности. Обычно основное внимание при обучении и развитии предлагается уделять наиболее слабым местам, зонам отставания, имеющимся у ребенка. Между тем опора именно на субъективно успешную для ребенка область оказывает наиболее прогрессивное влияние на формирование личности, позволяет развиться интересам и способностям каждого, подтягивает отстающие способности не прямо, а косвенно.

3. Создание в школе благоприятного для развития детей психологического климата, который определяется прежде всего продуктивным общением, взаимодействием ребенка и взрослых (учителей, родителей), ребенка и детского коллектива, ближайшего окружения сверстников.

Полноценное общение менее всего ориентируется на любого вида оценки или оценочные ситуации, для него характерна именно безоценочность. Высшая ценность в общении — это другой человек, с которым мы общаемся, со всеми его качествами, свойствами, настроениями и пр., т.е. правом на индивидуальность.

Благоприятный психологический климат и взаимоотношения имеют свою специфику в каждом возрасте.

В младших классах характер общения учителя формирует у детей различное отношение к нему: положительное, при котором ученик принимает личность учителя, проявляя доброжелательность и открытость в общении с ним; отрицательное, при котором ученик не принимает личность учителя, проявляя агрессивность, грубость или замкнутость в общении с ним; конфликтное, при котором у учащихся возникает противоречие между неприятием личности учителя и скрытым, но острым интересом к его личности. При этом существует тесная связь между особенностями общения младших школьников с учителем и формированием у них мотивов учения. Положительное отношение, доверие к учителю вызывают желание заниматься учебной деятельностью, способствуют формированию познавательного мотива учения; отрицательное отношение не способствует этому.

Во взаимоотношениях подростков наиболее значимы чувства симпатии и антипатии, испытываемые ими к сверстникам, оценки и самооценки способностей. Неудачи в общении со сверстниками ведут к состоянию внутреннего дискомфорта, компенсировать который не могут никакие объективно высокие показатели в других сферах жизнедеятельности. Общение субъективно воспринимается подростками как нечто очень важное: об этом свидетельствуют их чуткое внимание к форме общения, попытки осмыслить, проанализировать свои взаимоотношения со сверстниками и взрослыми. Именно в общении со сверстниками берет начало формирование ценностных ориентации подростков, которые являются важным показателем их социальной зрелости. В общении со сверстниками получают удовлетворение такие потребности подростков, как стремление к самоутверждению среди сверстников, желание лучше узнать себя и собеседника, понять окружающий мир, отстоять независимость в мыслях, поступках и действиях, проверить собственную смелость и широту знаний в отстаивании своего мнения, показать в деле такие личностные качества, как честность, сила воли, отзывчивость или суровость и пр. Подростки, у которых по той или иной причине не сложилось общение со сверстниками, часто отстают в возрастном личностном развитии и уж во всяком случае чувствуют себя в школе очень неуютно.

В современной школе не соблюдаются психологические условия, обеспечивающие полноценное общение учащихся со взрослыми и сверстниками на всех этапах школьного детства. Отсюда у некоторых учащихся младшего школьного возраста и у многих подростков и старшеклассников формируется негативное отношение к школе, к учению, неадекватное отношение к самим себе, к окружающим людям. Эффективное обучение и прогрессивное развитие личности в таких условиях невозможны.

Поэтому создание благоприятного психологического климата, в центре которого личностное, заинтересованное общение взрослых и учащихся — одна из главных задач школьного психолога. Но успешно решать ее он может только в совместной работе с учителями, в творческом общении с ними, задавая определенное содержание и продуктивные формы такого общения.

Школьный психолог находится непосредственно внутри того социального организма, где зарождаются, существуют и развиваются как положительные, так и отрицательные стороны взаимоотношений учителей, учащихся и их родителей. Он видит каждого ребенка или учителя не самого по себе, а в сложной системе взаимодействия (см. рис.1).

психолог в школе

Это своеобразное «поле» взаимодействия практического психолога с учащимися разного возраста, их учителями и родителями, в центре которого находятся интересы ребенка как формирующейся личности. Ясно, что на всех стадиях работы и с отдельными учащимися и с детским коллективом необходимо тесное сотрудничество психолога со всеми взрослыми, имеющими отношение к данным детям.

К основным видам деятельности школьного психолога относятся:

В любой конкретной ситуации каждый из видов работы может быть основным в зависимости от той проблемы, которую решает школьный психолог, и от специфики того учреждения, где он работает. Так, в интернатах для детей, лишенных попечения родителей, психолог прежде всего разрабатывает и осуществляет такие развивающие, психокоррекционные и психопрофилактические программы, которые компенсировали бы неблагополучный опыт и обстоятельства жизни этих детей и способствовали развитию их личностных ресурсов.

Психологи, работающие при роно, в основном выполняют следующие виды деятельности:

Опыт работы районного психологического центра позволяет говорить о нем как о полезной форме психологической службы, учитывая, что обеспечить психологами в ближайшее время все школы трудно.

Несмотря на то что более эффективной формой организации психологической службы является работа практического психолога непосредственно в школе, психологический центр или кабинет при роно мог бы оказать определенную психологическую помощь школам района. Для развития школьной психологической службы очень важно взаимодействие психолога в школе с психологами из районных (городских) психологических кабинетов.

Школьный психолог — основные направления деятельности

психолог в школе

Основные направления деятельности психолога в школе

Психологическая служба давно уже есть в каждой школе. Но ее деятельность до сих пор для многих педагогов – загадка. Автор этой статьи, методист психологической лаборатории, активно взаимодействующей с учителями и завучами, расскажет об основных направлениях деятельности психолога в школе.

Во время семинаров или тренингов для учителей я неоднократно слышала вопросы: «Скажите, а наш школьный психолог это может?», «А чем психолог мне может помочь в такой ситуации. »

Деятельность школьного психолога организуется по двум направлениям. Первое направление – плановое. Это те виды работы, которые закладываются заранее: мониторинг, профилактические занятия, выступления на родительских собраниях. Однако невозможно предугадать, какие сложные ситуации возникнут в школе в течение учебного года. Поэтому второе направление работы школьного психолога – это работа по запросу, то есть в ответ на появляющиеся у учащихся сложности, причем сам психолог непосредственно об этих трудностях узнать не может. Даже в маленькой школе специалисту, не ведущему уроки, не решающему с детьми организационные вопросы, невозможно немедленно понять, что в классе возникла какая-то проблема, а уж в большой школе – тем более.

Безусловно, первый, кто сталкивается с детскими трудностями, – классный руководитель. Поэтому задачу привлечения психолога к работе с ребенком и/или семьей решает чаще всего именно он. И когда классный руководитель понимает, каким образом он может использовать ресурсы психолога, их профессиональное взаимодействие становится более эффективным и продуктивным.

Чем же школьный психолог может помочь классному руководителю?

Одной из наиболее типичных задач, которые традиционно решает школьный психолог, является фронтальная диагностика (или мониторинг). Помимо неизбежных мониторинговых исследований, обязательных в рамках новых образовательных стандартов, классный руководитель может обратиться к психологу с запросом на какую-то специфическую диагностику, необходимую для решения педагогических задач: выявление эмоционального состояния, тревожности, особенностей мотивации, определение предпочитаемых и отвергаемых учеников в классе. Особый интерес может представлять диагностика личностных и характерологических особенностей детей, которая может помочь педагогу на начальном этапе работы с классом.

Кроме того, школьный психолог может помочь классному руководителю при возникновении трудных ситуаций в классе. Среди таких проблем могут быть конфликты, травля (сейчас это часто называют английским словом «буллинг»), появление отвергаемых детей, низкий уровень сплоченности класса. Психолог может провести углубленную диагностику причин таких проблем, принять участие в разработке системы мер по разрешению трудностей, провести групповые занятия с учениками, если они будут необходимы в данном случае. Умение психолога работать с классом, используя элементы тренинга, проводить различные групповые игры и упражнения можно также задействовать при проведении воспитательных мероприятий, например, тематических классных часов.

Большую помощь психолог может оказать учителю в работе с отдельными учениками. Наличие у ребенка учебных проблем может быть связано с недостаточным уровнем сформированности психических функций или психологических навыков, причем одни и те же трудности учеников могут иметь самые разные причины. Например, низкая успеваемость может быть вызвана несформированностью учебной мотивации, низким уровнем самоорганизации, высокой утомляемостью, высокой тревожностью. Некоторые из этих причин довольно очевидны, учитель и сам их может увидеть, наблюдая за ребенком. Однако в ряде случаев для выявления того, почему у ребенка имеются затруднения, требуется специальная диагностика. Психолог обладает профессиональными инструментами, позволяющими ему определить специфику сформированности у ребенка тех или иных психологических характеристик и функций: познавательных способностей, личностных особенностей, коммуникативных навыков. Такая диагностика позволяет глубже понять причины проблем учеников и более точно выбрать стратегию поведения по отношению к ним, а также обозначить пути педагогической поддержки.

О видах деятельности школьного психолога рассказывает Барложецкая Наталья Фёдоровна, психолог-консультант в социально-коррекционной сфере, педагог-психолог высшей квалификационной категории

По итогам диагностики психолог может сформулировать рекомендации по развитию этих функций или навыков, а также организовать индивидуальные и групповые занятия, направленные на их формирование. Например, если выяснится, что низкая успеваемость ученика связана преимущественно с несформированностью у него навыков самоорганизации, психолог подскажет родителям способы развития этих навыков у ребенка и (по возможности и по необходимости) будет проводить занятия с ребенком, направленные на развитие этих навыков.

Еще больше сложностей вызывает работа с детьми, у которых проблемное поведение. Зачастую просьба о помощи психолога формулируется приблизительно так: «Поговорите с ним», «Скажите ему», «Объясните ей». Однако крайне редко причиной нежелательного поведения ребенка является именно непонимание им правил и требований школы. В большинстве случаев дети прекрасно знают, что от них требуется, и не делают этого по двум причинам: либо у ребенка опять же не сформированы психические функции, которые обеспечивают выполнение этих требований, либо невыполнение правил является более привлекательным, чем их выполнение (например, позволяет получить больше внимания от взрослых).

Допустим, подросток грубо разговаривает с учителем, хотя великолепно осведомлен, что этого делать нельзя. Причиной этого может быть неумение выражать свое несогласие в корректной форме или же стремление почувствовать свою власть, добившись того, что взрослый выйдет из себя.

Разъяснение может быть эффективно только в том случае, когда ребенок оказался в новой для него ситуации и ему не очень ясно, что происходит и как себя вести, к примеру, в беседе с пятиклассником, которому трудно адаптироваться к условиям средней школы. Во всех остальных случаях объяснять и растолковывать что-либо ребенку бессмысленно. Поэтому чаще всего занятие ребенка с психологом предполагает не объяснение того, как следует себя вести, а определенные игры и упражнения, направленные на формирование необходимых ребенку функций или выражение эмоциональных переживаний. Так что не нужно удивляться, если на вопрос: «Что вы делали с психологом?» – дети отвечают: «Мы играли». Для ребенка встреча с психологом – это действительно прежде всего увлекательная игра.

Поскольку формирование новых навыков и развитие психологических функций – процесс довольно длительный, потребуется некоторое количество занятий, прежде чем их результат будет заметен. Как показывает практика, ожидать видимых изменений в поведении ребенка, занимающегося с психологом, имеет смысл хотя бы после восьми-десяти регулярных занятий.

Каждый классный руководитель сталкивается с необходимостью помогать детям, попавшим в трудные жизненные ситуации и испытывающим сильные чувства. Например, у кого-то из учеников разводятся родители, умер кто-то из близких. Психолог может помочь ребенку выразить свои чувства, подскажет взрослым, как лучше взаимодействовать с ним на таком трудном этапе его жизненного пути.

Школьный психолог может также оказать большую поддержку классному руководителю в работе с родителями.

Прежде всего, взаимодействие с психологом позволяет более эффективно решать задачи, связанные с повышением психолого-педагогической компетентности родителей. В ходе родительских собраний психолог может познакомить родителей с возрастными особенностями различных периодов развития, обратить их внимание на неэффективные способы воспитания в семье и пути их изменения, показать приемы формирования познавательных характеристик у детей и решить множество других педагогических задач. Психолог также владеет приемами работы с группой, которые он может использовать для разнообразия форм работы с родителями. Помимо новых методов работы на родительском собрании, классный руководитель при участии психолога может реализовать новые формы работы с родителями: родительские клубы, гостиные, лектории.

Большую поддержку психолог может оказать классному руководителю в работе с родителями трудных учащихся или учеников, переживающих трудные жизненные ситуации. В ходе индивидуального консультирования психолог помогает родителю осмыслить трудности, возникающие во взаимодействии с ребенком, увидеть, что сам родитель делает для усугубления или разрешения проблем ребенка, найти новые способы общения с сыном или дочерью. В отличие от беседы с классным руководителем, индивидуальная работа родителя с психологом больше направлена на рефлексию, анализ общения с ребенком, осмысление эффективных и неэффективных стратегий взаимодействия, формулировку рекомендаций. Психологические консультации не заменят работу классного руководителя, но помогут значительно усилить их результативность.

Помимо работы с детьми и родителями, психолог может оказать поддержку самому педагогу. Конечно, школьный психолог не методист, он не подскажет, как лучше спланировать урок или построить воспитательную работу. Но он может помочь учителю провести самоанализ педагогической деятельности, увидеть свои сильные стороны, обратить внимание на недостаточно эффективные способы взаимодействия с детьми и родителями. Наконец, школьный психолог может помочь педагогу в профилактике выгорания: заметить его признаки и найти личные способы сохранения позитивного эмоционального состояния.

Однако необходимо понимать, что для решения некоторых проблем как ребенка, так и его родителей требуется длительная регулярная психологическая работа, которая приведет к получению результата только в том случае, если она будет продолжаться несколько месяцев, а то и лет. Школьный психолог такую работу осуществить не может, даже если владеет необходимыми для этого знаниями: это не входит в его функционал. В этом случае индивидуальную работу с ребенком может вести специалист – психолог другого учреждения, например, психолого-медико-социального центра.

Для того чтобы лучше представить себе специфику работы школьного психолога по сравнению с психологами психолого-медико-социальных центров, сопоставим его со школьной медсестрой. Школьная медсестра не лечит хронические заболевания, она оказывает неотложную медицинскую помощь, делает прививки, осуществляет профилактическую работу. Если ребенку нужна специализированная медицинская помощь, она может посоветовать, к какому специалисту лучше обратиться. Роль школьной медсестры в обеспечении здоровья детей очень велика, но никому и в голову не приходит обращаться к ней за рецептом на очки или по поводу больного зуба. То же самое касается психологов: школьный психолог не может разрешить серьезные, глубинные проблемы семьи, для этого нужны посторонние специалисты.

Психолог не может решать задачи, связанные с воспитанием. Он не может научить детей здороваться, ценить дружбу, переобуваться в сменную обувь и так далее. Однако это совсем не значит, что его нельзя привлекать к обсуждению и поиску способов решения воспитательных задач. Психолог может помочь проанализировать, почему не удается эти задачи решить.

Никакая психологическая работа не может сделать так, чтобы ребенок что-то захотел, расхотел или полюбил. Если ребенок не уважает бабушку или не любит читать, занятия с психологом этого не изменят. Даже при том, что в ходе индивидуальной работы у ребенка будут формироваться необходимые функции и навыки, следует содействовать переносу этих новых навыков в повседневную жизнь ребенка и их закреплению. Оказание помощи ребенку требует кооперации всех взрослых, так или иначе взаимодействующих с ним.

Важным условием эффективности психологической помощи является принцип конфиденциальности, который считается также одним из основных этических требований в работе психолога. Информация, полученная школьным психологом, является закрытой. Конфиденциальность позволяет установить контакт с детьми и взрослыми, построить доверительные рабочие отношения. Именно в силу этого принципа ряд документов школьного психолога являются закрытыми или зашифрованными.

Правила профессиональной этики запрещают психологу разглашать информацию, которая стала ему известна в ходе работы. Поэтому он не вправе рассказывать о том, что говорили дети или родители на консультации, пересказывать их слова, сообщать полученные им сведения из жизни семьи. Школьный психолог может поделиться с классным руководителем общими соображениями по поводу проблемы, своими наблюдениями за ребенком или родителем, но он не может рассказывать, о чем шла речь на индивидуальной консультации.

Однако не стоит бояться, что психолог не поделится действительно важными сведениями. Те же самые правила профессиональной этики требуют от психолога нарушить принцип конфиденциальности, если ему становится известна информация о том, что существует угроза жизни и здоровью его клиента, будь то ребенок или взрослый, или кого-то из их окружения. В большинстве случаев такие ситуации станут прежде всего известны социальному педагогу и классному руководителю. Если это происходит, классному руководителю важно обсудить с психологом, какие шаги следует предпринять и как в максимально щадящей для ребенка и семьи форме оказать им необходимую помощь.

Конечно, школьный психолог никогда не сможет заменить ни классного руководителя, ни педагога-организатора. У него совершенно другой функционал, другой профессиональный багаж знаний и навыков. Но если учитель этим багажом пользуется, он тем самым значительно облегчает решение многих педагогических задач.

Источник: http://psiholog4you.ru/psixologiya-v-shkole/

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *