ПСИХИКА И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ; Студопедия — психика в действии

12.07.2018

Сознательное действие — это не действие, которое сопровождается сознанием, которое помимо своего объективного обнаружения имеет еще субъективное выражение. Сознательное действие отличается от неосознанного в самом своем объективном обнаружении: его структура иная и иное его отношение к ситуации, в которой оно совершается; оно иначе протекает. Определение деятельности человека в отрыве от его сознания так же невозможно, как определение его сознания в отрыве от тех реальных отношений, которые устанавливаются в деятельности. Так же как явление сознания не может быть однозначно определено вне своего отношения к предмету, так и акт поведения не может быть однозначно определен вне своего отношения к сознанию. Одни и те же движения могут означать различные поступки, и различные движения — один и тот же поступок. Внешняя сторона поведения не определяет его однозначно, потому что акт деятельности сам является единством внешнего и внутреннего, а не только внешним фактом, который лишь внешним образом соотносится с сознанием. Акт человеческой деятельности — это сложное образование, которое, не будучи только психическим процессом, выходя за пределы психологии в области физиологии, социологии и т.д., внутри себя включает психологические компоненты. Учет этих психологических компонентов является необходимым условием раскрытия закономерностей поведения. Бихевиористское понимание поведения должно быть так же радикально преодолено, как и интроспективное понимание сознания.

Психика в действии

Всякое действие человека исходит из тех или иных мотивов и направляется на определенную цель; оно разрешает ту или иную задачу и выражает определенное отношение человека к окружающему. Оно вбирает в себя, таким образом, всю работу сознания и всю полноту непосредственного переживания. Каждое самое простое человеческое действие — реальное физическое действие человека — является неизбежно вместе с тем и каким-то психологическим актом, более или менее насыщенным переживанием, выражающим отношение действующего к другим людям, к окружающим. Стоит только попытаться обособить переживание от действия и всего того, что составляет его внутреннее содержание, — мотивов и целей, ради которых человек действует, задач, которые его действия определяют, отношения человека к обстоятельствам, из которых рождаются его действия, — чтобы переживание неизбежно исчезло вовсе. Жизнью подлинных больших переживаний живет только тот, кто занят непосредственно не своими переживаниями, а реальными, жизненно значимыми делами, — и обратно — подлинные, сколько-нибудь значимые в жизни человека деяния всегда исходят из переживания. Когда специально ищут переживание, находят пустоту. Но пусть человек отдастся действию — глубокому, жизненному — и переживания нахлынут на него. Переживание рождается из поступков, в которых завязываются и развязываются отношения между людьми, — как и самые поступки, особенно такие, которые становятся существенными обстоятельствами в жизни человека, рождаются из переживании. Переживание — и результат и предпосылка действия, внешнего или внутреннего. Взаимопроникая и питая друг друга, они образуют подлинное единство, две друг в друга взаимопереходящие стороны единого целого — жизни и деятельности человека.

Формируясь в деятельности, психика, сознание в деятельности, в поведении и проявляется. Деятельность и сознание — не два в разные стороны обращенных аспекта. Они образуют органическое целое — не тожество, но единство. Движимый каким-нибудь влечением, человек будет действовать иначе, когда он осознает его, т. е. установит объект, на который оно направлено, чем действовал, пока он его не осознал. Сам факт осознания своей деятельности изменяет условия ее протекания, а тем самым ее течение и характер; деятельность перестает быть простой совокупностью ответных реакций на внешние раздражители среды; она по-иному регулируется; закономерности, которым она подчиняется, выходят за пределы одной лишь физиологии; объяснение деятельности требует раскрытия и учета Психологических закономерностей. С другой стороны, анализ человеческой деятельности показывает, что самая осознанность или неосознанность того или иного действия зависит от отношений, которые складываются в ходе самой деятельности. В ходе деятельности действие осознается, когда частичный результат, который им достигается, превращается в прямую цель субъекта, и перестает осознаваться, когда цель переносится дальше и прежнее действие превращается лишь в способ осуществления другого действия, направляемого на более общую цель: по мере того как более мелкие частные задачи приобретают относительную самостоятельность, действия, на них нацеленные, осознаются; по мере того как они вбираются в более обширные общие задачи, действия, на них направленные, выключаются из сознания, переходят в подсознательное. Таким образом, сознание включается и выключается в зависимости от отношений — между задачами и способами их осуществления, — которые складываются в самом процессе деятельности. Сознание не является внешней силой, которая извне управляет деятельностью человека. Будучи предпосылкой деятельности, сознание вместе с тем и ее результат. Сознание и деятельность человека образуют подлинное единство.

Сознательное действие — это не действие, которое сопровождается сознанием, которое помимо своего объективного обнаружения имеет еще субъективное выражение. Сознательное действие отличается от неосознанного в самом своем объективном обнаружении: его структура иная и иное его отношение к ситуации, в которой оно совершается; оно иначе протекает. Определение деятельности человека в отрыве от его сознания так же невозможно, как определение его сознания в отрыве от тех реальных отношений, которые устанавливаются в деятельности. Так же как явление сознания не может быть однозначно определено вне своего отношения к предмету, так и акт поведения не может быть однозначно определен вне своего отношения к сознанию. Одни и те же движения могут означать различные поступки, и различные движения — один и тот же поступок. Внешняя сторона поведения не определяет его однозначно, потому что акт деятельности сам является единством внешнего и внутреннего, а не только внешним фактом, который лишь внешним образом соотносится с сознанием. Акт человеческой деятельности — это сложное образование, которое, не будучи только психическим процессом, выходя за пределы психологии в области физиологии, социологии и т.д., внутри себя включает психологические компоненты. Учет этих психологических компонентов является необходимым условием раскрытия закономерностей поведения. Бихевиористское понимание поведения должно быть так же радикально преодолено, как и интроспективное понимание сознания.

Поведение человека не сводится к простой совокупности реакций, оно включает систему более или менее сознательных действий или поступков. Сознательное действие отличается от реакции иным отношением к объекту. Для реакции предмет есть лишь раздражитель, т. е. внешняя причина или толчок, ее

вызывающий. Действие — это сознательный акт деятельности, который направляется на объект. Реакция преобразуется в сознательное действие по мере того, как формируется предметное сознание. Действие, далее, становится поступком по мере того, как и отношение действия к действующему субъекту, к самому себе и к другим людям как субъектам, поднявшись в план сознания, т. е. превратившись в сознательное отношение, начинает регулировать действие. Поступок отличается от действия иным отношением к субъекту. Действие становится поступком по мере того, как формируется самосознание. Генезис поступка и самосознания — это сложный, обычно внутренне противоречивый, но единый процесс, так же единым процессом является генезис действия как сознательной операции и генезис самого предметного сознания. Различные уровни и типы сознания означают вместе с тем и различные уровни или типы поведения (реакция, сознательное действие, поступок). Ступени в развитии сознания означают изменения внутренней природы действия или актов поведения, а изменение внутренней природы есть вместе с тем и изменение психологических закономерностей их внешнего объективного протекания. Поэтому структура сознания принципиально может быть определена по внешнему, объективному протеканию действия. Преодоление бихевиористской концепции поведения является вместе с тем и преодолением интроспективной концепции сознания.

Наша психология включает, таким образом, в область своего изучения и определенный, а именно психологический аспект или сторону деятельности или поведения. Путь нашей психологии не может заключаться в том, чтобы вернуться к изучению психики, оторванной от деятельности, существующей в замкнутом внутреннем мире. Ошибка поведенческой психологии заключалась не в том, что она и в психологии хотела изучать человека в деятельности, а в том, как она понимала эту деятельность, и в том, что она хотела деятельность человека в целом подчинить закономерностям биологизированной психологии. Психология не изучает поведение в целом, но она изучает психологические особенности деятельности. Наше понимание деятельности, психологические особенности которой изучает психология, при этом так же радикально отличается от механистического понимания поведения, как наше понимание психики от ее субъективно-идеалистической трактовки.

Решение вопроса не может заключаться в том, чтобы дать «синтез» одной и другой концепции. Такой «синтез», поскольку он утверждал бы, что нужно изучать и деятельность и сознание, объективное обнаружение поведения и, помимо того, его субъективное выражение, фактически неизбежно привел бы к объединению механистического понимания деятельности с идеалистическим пониманием сознания. Подлинного единства сознания и поведения, внутренних и внешних проявлений можно достигнуть не внешним, механическим объединением интроспективного идеалистического учения о сознании и механистического бихевиористского учения о поведении, а лишь радикальным преодолением как одного, так и другого.

Единство сознания и поведения, внутреннего и внешнего бытия человека раскрывается для нас в самом их содержании.

Всякое переживание субъекта всегда и неизбежно является, как мы видим, переживанием чего-то и знанием о чем-то. Самая внутренняя его природа определяется опосредованно через отношение его к внешнему, объективному миру. Я не могу сказать, что я переживаю, не соотнеся своего переживания с объектом, на который оно направлено. Внутреннее, психическое неопределимо вне соотнесения с внешним, объективным. С другой стороны, анализ поведения показывает, что внешняя сторона акта не определяет его однозначно. Природа человеческого поступка определяется заключенным в нем отношением человека к человеку и окружающему его миру, составляющим его внутреннее содержание, которое выражается в его мотивах и целях. Поэтому не приходится соотносить поведение как нечто лишь внешнее с сознанием как чем-то лишь внутренним; поведение само уже представляет собою единство внешнего и внутреннего, так же как, с другой стороны, всякий внутренний процесс в определенности своего предметно-смыслового содержания представляет собой единство внутреннего и внешнего, субъективного и объективного.

Таким образом, единство сознания и деятельности или поведения основывается на единстве сознания и действительности или бытия, объективное содержание которого опосредует сознание, на единстве субъекта и объекта. Одно и то же отношение к объекту обусловливает и сознание и поведение, одно — в идеальном, другое — в материальном плане. Этим в самой основе своей преодолевается традиционный картезианский дуализм.

Источник: http://studopedia.ru/17_20941_psihika-i-deyatelnost.html

Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© — мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись
Если ты уже один из нас, то вход тут.

Интересно

Леонардо да Винчи изобрел ножницы

Психика в действии (Берн Эрик)

В этой книге известный американский психиатр Эрик Берн подробно рассматривает сложнейшие психические и эмоциональные процессы, протекающие в сознании человека. Стиль его повествования настолько прост и увлекателен, что способен удержать внимание даже самого скептически настроенного читателя.

Доктору Берну удалось представить чрезвычайно трудные для понимания аспекты психики в абсолютно доступном формате, что позволяет досконально разобраться в них не только профессиональным психоаналитикам и врачам, но и всем желающим постичь тайны человеческого мозга.

Об авторе: Эрик Берн (1910 — 1970) — выдающийся американский психолог и психиатр. В 1961 г. он издал книгу «Трансакционный анализ и психотерапия», в к-рой изложил основы своего метода и свое понимание структуры и функции личности. Его книга «Игры, в которые играют люди» (1964), первоначально… еще…

Источник: http://log-in.ru/books/psikhika-v-deiystvii-bern-erik-psikhoanaliz/

Предмет и метод психологии

страница16/27
Дата15.05.2016
Размер2.29 Mb.
Психика и деятельность. Всякое действие человека исходит из тех или иных мотивов и направляется на определенную цель; оно разрешает ту или иную задачу и выражает определен­ное отношение человека к окружающему. Оно вбирает в себя, таким образом, всю работу сознания и всю полноту непосредственного переживания. Каждое самое простое, человеческое действие — реальное физическое действие челове­ка — является неизбежно вместе с тем и каким-то психологическим актом, бо­лее или менее насыщенным переживанием, выражающим отношение действую­щего к другим людям, к окружающим. Стоит только попытаться обособить переживание от действия и всего того, что составляет его внутреннее содержа­ние, — мотивов и целей, ради которых человек действует, задач, которые его действия определяют, отношения человека к обстоятельствам, из которых рождаются его действия, — чтобы переживание неизбежно исчезло вовсе. Жизнью подлинных больших переживаний живет только тот, кто занят непосредственно не своими переживаниями, а реальными, жизненно значимыми делами, — и об­ратно — подлинные, сколько-нибудь значимые в жизни человека деяния всегда исходят из переживания. Когда специально ищут переживание, находят пусто­ту. Но пусть человек отдастся действию — глубокому, жизненному — и переживания нахлынут на него. Переживание рождается из поступков, в которых завязываются и развязываются отношения между людьми, — как и самые поступки, особенно такие, которые становятся существенными обстоятельствами в жизни человека, рождаются из переживаний. Переживание — и результат и предпосылка действия, внешнего или внутреннего. Взаимопроникая и питая друг друга, они образуют подлинное единство, две друг в друга взаимопереходя­щие стороны единого целого — жизни и деятельности человека.

Формируясь в деятельности, психика и сознание в деятельности, поведении и проявляется. Деятельность и сознание — не два в разные стороны обращенных аспекта. Они образуют органическое целое — не тождество, но единство. Движимый каким-нибудь влечением, человек будет действовать иначе, когда он осознает его, т.е. установит объект, на который оно направлено, чем действовал, пока он его не осознал. Сам факт осознания своей деятельности изменяет условия ее протекания, а тем самым ее течение и характер; деятельность перестает быть простой совокупностью ответных реакций на внешние раздражители среды; она по-иному регулируется; закономерности, которым она подчиняется, выходят за пределы одной лишь физиологии; объяснение деятельности требует раскрытия и учета психологических закономерностей. С другой стороны, анализ человеческой деятельности показывает, что самая осознанность или неосознанность того или иного действия зависит от отношений, которые складываются в ходе самой деятельности. В ходе деятельности действие осознается, когда частичный результат, который им достигается, превращается в прямую цель субъектами, перестает осознаваться, когда цель переносится дальше, и прежнее действие превращается лишь в способ осуществления другого действия, направляемого на более общую цель: по мере того, как более мелкие частные задачи приобретают относительную самостоятельность, действия, на них нацеленные, осознаются; по мере того как они вбираются в более обширные общие задачи, действия, на них направленные, выключаются из сознания, переходят в подсознательное. Таким образом, сознание включается и выключается в зависимости от отноше­ний — между задачами и способами их осуществления, — которые складываются в самом процессе деятельности. Сознание не является внешней силой, которая извне управляет деятельностью человека. Будучи предпосылкой деятельности, сознание вместе с тем и ее результат. Сознание и деятельность человека образуют подлинное единство.

Сознательное действие — это не действие, которое сопровождается сознанием, которое помимо своего объективного обнаружения имеет еще субъектив­ное выражение. Сознательное действие отличается от неосознанного в самом своем объективном обнаружении: его структура иная и иное его отношение к ситуации, в которой оно совершается; оно иначе протекает. Определение дея­тельности человека в отрыве от его сознания так же невозможно, как определе­ние его сознания в отрыве от тех реальных отношений, которые устанавливают­ся в деятельности. Так же как явление сознания не может быть однозначно определено вне своего отношения к предмету, так и акт поведения не может быть однозначно определен вне своего отношения к сознанию. Одни и те же движения могут означать различные поступки, и различные движения — один и тот же поступок. Внешняя сторона поведения не определяет его однозначно, потому что акт деятельности сам является единством внешнего и внутреннего, а не только внешним фактом, который лишь внешним образом соотносится с сознанием. Акт человеческой деятельности — это сложное образование, кото­рое, не будучи только психическим процессом, выходя за пределы психологии в области физиологии, социологии и т. д., внутри себя включает психологические компоненты. Учет этих психологических компонентов является необходимым условием раскрытия закономерностей поведения. Бихевиористское понимание поведения должно быть так же радикально преодолено, как и интроспективное понимание сознания.

Поведение человека не сводится к простой совокупности реакций, оно вклю­чает систему более или менее сознательных действий или поступков. Созна­тельное действие отличается от реакции иным отношением к объекту. Для ре­акции предмет есть лишь раздражитель, т. е. внешняя причина или толчок, ее вызывающий. Действие — это сознательный акт деятельности, который направ­ляется на объект. Реакция преобразуется в сознательное действие по мере того, как формируется предметное сознание. Действие, далее, становится поступком по мере того, как и отношение действия к действующему субъекту, к самому себе и к другим людям как субъектам, поднявшись в план сознания, т. е. превратившись в сознательное отношение, начинает регулировать действие. Посту­пок отличается от действия иным отношением к субъекту. Действие становится поступком по мере того, как формируется самосознание. Генезис поступка и самосознания — это сложный, обычно внутренне противоречивый, но единый процесс; так же единым процессом является генезис действия как сознательной операции и генезис самого предметного сознания. Различные уровни и типы сознания означают вместе с тем и различные уровни или типы поведения (ре­акция, сознательное действие, поступок). Ступени в развитии сознания означа­ют изменения внутренней природы действия или актов поведения, а изменение внутренней природы есть вместе с тем и изменение психологических закономерностей их внешнего объективного протекания. Поэтому структура созна­ния принципиально может быть определена по внешнему, объективному проте­канию действия. Преодоление бихевиористской концепции поведения является вместе с тем и преодолением интроспективной концепции сознания.

Наша психология включает, таким образом, в область своего изучения и опре­деленный, а именно психологический аспект или сторону деятельности или пове­дения. Путь нашей психологии не может заключаться в том, чтобы вернуться к изучению психики, оторванной от деятельности, существующей в замкнутом внутреннем мире. Ошибка поведенческой психологии заключалась не в том, что она и в психологии хотела изучать человека в деятельности, а в том, как она понимала эту деятельность, и в том, что она хотела деятельность человека в целом подчинить закономерностям биологизированной психологии. Психология не изучает поведение в целом, но она изучает психологические особенности деятельности. Наше понимание деятельности, психологические особенности кото­рой изучает психология, при этом так же радикально отличается от механистического понимания поведения, как наше понимание психики от ее субъективно-идеалистической трактовки.

Решение вопроса не может заключаться в том, чтобы дать «синтез» одной и другой концепции. Такой «синтез», поскольку он утверждал бы, что нужно изучать и деятельность и сознание, объективное обнаружение поведения и, помимо того, его субъективное выражение, фактически неизбежно привел бы к объедине­нию механистического понимания деятельности с идеалистическим пониманием сознания. Подлинного единства сознания и поведения, внутренних и внешних проявлений можно достигнуть не внешним, механическим объединением интро­спективного идеалистического учения о сознании и механистического бихевиористского учения о поведении, а лишь радикальным преодолением как одного, так и другого.

Единство сознания и поведения, внутреннего и внешнего бытия человека раскрывается для нас в самом их содержании.

Всякое переживание субъекта всегда и неизбежно является, как мы видим, переживанием чего-то и знанием о чем-то. Самая внутренняя его природа определяется опосредованно через отношение его к внешнему, объективному миру. Я не могу сказать, что я переживаю, не соотнеся своего переживания с объектом, на который оно направлено. Внутреннее, психическое неопределимо вне соотнесения с внешним, объективным. С другой стороны, анализ поведения по­казывает, что внешняя сторона акта не определяет его однозначно. Природа человеческого поступка определяется заключенным в нем отношением человека к человеку и окружающему его миру, составляющим его внутреннее содержание, которое выражается в его мотивах и целях. Поэтому не приходится соотносить поведение как нечто лишь внешнее с сознанием как чем-то лишь внутренним; поведение само уже представляет собою единство внешнего и внутреннего, так же как, с другой стороны, всякий внутренний процесс в определенности своего предметно-смыслового содержания представляет собой единство внутреннего и внешнего, субъективного и объективного.

Таким образом, единство сознания и деятельности или поведения основывается на единстве сознания и действительности или бытия, объективное содержа­ние которого опосредует сознание, на единстве субъекта и объекта. Одно и то же отношение к объекту обусловливает и сознание и поведение, одно — в идеаль­ном, другое — в материальном плане. Этим в самой основе своей преодолевается традиционный картезианский дуализм.

Психофизическая проблема. Принадлежность каждого психического процесса конкретному индивиду, в жизнь которого он включается как переживание, и отношение его к внешнему предмет­ному миру, который он отражает, свидетельствуют о связи психического с физическим и ставят так называемую психофизическую проблему, т. е. вопрос о вза­имоотношении психического и физического.

Различное решение этого вопроса служит основным водоразделом между материализмом и идеализмом. Материализм утверждает первичность материи и рассматривает психику, сознание, дух, идею как нечто производное; идеализм разных видов и толков, наоборот, утверждает первенство и независимость идеи, духа, сознания, психики.

С тех пор как Декарт резко противопоставил друг другу материю и дух как две различные субстанции, психофизическая проблема приобрела особенную ос­троту. В принципе, в философском плане душа и тело, психика и организм были дуалистически разъединены. Между тем факты сначала обыденной жизни, а за­тем и данные все более углубленного научного исследования на каждом шагу свидетельствовали о наличии между ними определенных взаимоотношений. Особенно яркие доказательства взаимосвязи психики и организма дали генети­ческое исследование и патология. Изучение развития нервной системы в фило­генезе с показательной ясностью вскрыло соответствие между уровнем развития центральной нервной системы и психики. Изучение патологических случаев, осо­бенно нарушения деятельности различных участков коры больших полушарий головного мозга, которые влекли за собой выпадение или нарушение психиче­ских функций, с полной доказательностью установило зависимость, существую­щую между психикой и деятельностью коры. Наконец, и в пределах нормального функционирования организма многообразно обнаруживается взаимосвязь в изменении физиологических и психологических функций. Эти факты нужно было теоретически интерпретировать, чтобы согласовать их с философскими предпосылками. В этих целях на основе дуалистических предпосылок, установленных Декартом, были вьдвинуты две основные теории: теория психофизиче­ского параллелизма и теория взаимодействия. Обе эти теории исходят из внешнего противопоставления психических и фи­зических процессов; в этом противопоставлении и заключается их основной по­рок.

Этим дуалистическим теориям, господствовавшим в традиционной психоло­гии, противопоставляются теории тождества. Теории тождества сводят психиче­ское к физическому или, наоборот, физическое к психическому. Сведение психического к физическому лежит в основе поведенческой психологии. С точки зрения этой механистической психологии данные сознания могут быть безостаточно сведены к физиологическим процессам и в конце концов опи­саны в тех же терминах механики и химии, что и физические данные; они не являются своеобразным видом существования. Это позиция вульгарного меха­нистического материализма. Она совершенно не в состоянии объяснить те в высшей степени сложные взаимоотношения между мозгом и психикой, которые раскрыла современная психоневрология.

Наряду с этой механистической теорией выступает и идеалистическая теория тождества в духе феноменализма или спиритуализма.

В противовес как дуализму, противопоставляющему психическое и физиче­ское, так и учению о тождестве психического и физического в духе механистиче­ского материализма у одних, спиритуализма у других, наша психология ис­ходит из их единства, внутри которого и психическое и физическое сохраняют свои специфические свойства. Принцип психофизического единства — первый основной принцип психологии. Внутри этого единства определяющими являются материальные основы психики; но психическое сохраняет свое качественное своеобразие; оно не сводится к физическим свойствам материи и не превращается в бездейственный эпифеномен.

Признанием этих общих философских положений дело психологии в разре­шении психофизической проблемы не заканчивается. Недостаточно признать принцип психофизического единства как руководящее начало, надо конкретно реализовать его. Это трудная задача, о чем свидетельствуют многократные по­пытки как со стороны психологов, так и со стороны физиологов разрешить эту задачу.

При разрешении психофизической проблемы, с одной стороны, необходимо вскрыть органически — функциональную зависимость психики от мозга, от нерв­ной системы, от органического «субстрата» психофизических функций: пси­хика, сознание, мысль — «функции мозга»; с другой — в соответствии со специфической природой психики как отражения бытия — необходимо учесть зависимость ее от объекта, с которым субъект вступает в действенный и познавательный контакт: сознание — осознанное бытие. Мозг, нервная система со­ставляют материальный субстрат психики, но для психики не менее существен­но отношение к материальному объекту, который она отражает. Отражая бытие, существующее вне и независимо от субъекта, психика выходит за пределы внутриорганических отношений.

Вульгарный материализм пытается свести решение психофизической проблемы к одной лишь первой зависимости. В результате приходят к представле­нию об однозначной детерминированности сознания изнутри одними лишь внутриорганическими зависимостями. В какие бы модные одежды такая трактовка психофизической проблемы ни рядилась, принципиально она не выходит за пределы старой мудрости Л. Бюхнера и Я. Молешотта. Вульгарные материалисты забывают о специфике психики: являясь отражением мира, она принципиально выходит за пределы лишь внутриорганических отношений. Поскольку психика — отраже­ние действительности, поскольку сознание — это осознанное бытие, они не могут не детерминироваться также своим объектом, предметным содержанием мысли, осознаваемым бытием, всем миром, с которым человек вступает в действенный и познавательный контакт, а не только лишь одними отправлениями его организма как таковыми.

Иногда — особенно отчетливо у Б. Спинозы — этот второй гносеологический аспект психофизической проблемы, выражающийся в зависимости созна­ния от объекта, вытесняет или подменяет первую функционально-органическую связь психики с ее «субстратом».

Единство души и тела, с точки зрения Спинозы, основывается на том, что тело индивида является объектом его души: «Что душа соединена с телом, это мы доказали из того, что тело составляет объект души». В попытке так установить психофизическое единство, реальная связь структуры и функции подменяется идеальной, гносеологической связью идеи и ее объекта.

В отличие как от одной, так и от другой из этих попыток разрешить психофизическую проблему в плане только одной из двух зависимостей, действительное ее разрешение требует включения обеих..

Первая связь психики и ее субстрата раскрывается как отношение строения и функции; она определяется положением о единстве и взаимосвязи строения и функции. Вторая связь — это связь сознания как отра­жения, как знания, с объектом, который в нем отражается. Она определяется положением о единстве субъективного и объективного, в котором внешнее, объективное опосредует и определяет внутреннее, субъективное. Речь при этом, очевидно, не может идти о рядоположном существовании двух разнородных и между собой никак не связанных детерминаций. Ведущая роль принадлежит здесь связи индивида с миром, с которым он вступает в действенный и познавательный контакт.

Оба выделенные анализом соотношения, детерминирующие психику, включаются в единый контекст, которым они в целом и определяются. Для разрешения психофизической проблемы особенно существенно правильно их соотнести..

Психический процесс, который принципиально не сводится к только нервно­му физиологическому процессу, выступает по большей части как действие, на­правленное на разрешение задачи, предмет и условия которой заданы прямо или косвенно, непосредственно или опосредованно предметным миром. Природа предметной задачи определяет характер неврологических механизмов, которые включаются в процесс ее разрешения. Это положение отчетливо выступает, например, в правильно поставленном психофизиологическом исследовании движения, которое показывает, что с изменением задачи, которая разрешалась движением, и отношения к ней со стороны субъекта, его мотивации, составляющей внутреннее психологическое содержание действия, изменяется также неврологический уро­вень и механизмы осуществления движения. Действие человека является подлинным психофизическим единством. Таким образом, в плане конкретного исследования преодолеваются представления, пронизанные традицион­ным дуализмом, согласно которым психические моменты в человеческой деятельности будто бы являются внешними силами, извне управляющими движением, а последнее — чисто физи­ческим образованием, для физиологической характеристики которого безразличен тот психо­физический контекст, в который оно включено.

Лишь в таком единстве обоих соотношений, в которые включается психика, перестраивается понимание каждого из них, до конца преодолевается психофи­зический дуализм, непреодолимый, пока каждое из них берется порознь, причем психика, соотносясь, неизбежно противопоставляется мозгу, субстрату или объек­ту. На самом деле мы в конечном счете имеем не два равноправных и внеполож­ных соотношения. Одно из них в действительности включено в другое и в свою очередь определяет его.

В онтогенезе строение мозга обусловливает возможные для данного индиви­да формы поведения, его образа жизни; в свою очередь образ жизни обусловли­вает строение мозга и его функции. Ведущим, определяющим является при этом развитие образа жизни, в процессе перестройки и изменения которого происходит развитие организмов и их органов — в том числе мозга – заодно с их психофизическими функциями.

При переходе от биологических форм существования и жизнедеятельности животных к историческим формам общественно-исторической деятельности у человека изменяются материальные основы, определяющие психику, и она сама. С переходом от биологического развития к историческому у человека психика переходит на новую, высшую, ступень. Этой высшей, качественно специфической ступенью в развитии психики является сознание человека.

С развитием у человека трудовой деятельности, которая материализуется в определенных продуктах, сознание человека, формирующееся и развивающееся в процессе этой деятельности, опосредуется предметным бытием исторически со­здаваемой материальной и духовной культуры. Будучи «продуктом» мозга, со­знание становится историческим продуктом. Генезис сознания неразрывно свя­зан со становлением человеческой личности, с выделением ее из окружающего и противопоставлением ей окружающего как предметного мира объекта ее деятель­ности. Становление предметного сознания, в котором субъект противополагается объекту, является по существу не чем иным, как идеальным аспектом становле­ния личности как реального субъекта общественной практики. Сознание предполагает возможность индивида выделить себя из природы и осознать свое отноше­ние к природе, к другим людям и к самому себе. Оно зарождается в процессе материальной деятельности, изменяющей природу, и материального общения меж­ду людьми. Получая в речи, языке форму реального практического существо­вания, сознание человека развивается как продукт общественной жизни индивида.

Появление психики и развитие ее новых форм всегда связано с появлением и развитием новых форм жизни, новых форм существования. Так, в частности, появление и развитие сознания — этой высшей специфически человеческой формы психики — связано с развитием общественной жизни.

Предмет и задачи психологии как науки. Уяснение природы психического определяет теоретические задачи психологии, специфику психологического познания. Анализ любого психического явления показывает, что осознание — а значит, всякое, даже наивное познание — психи­ческих явлений всегда предполагает раскрытие тех предметных связей, посред­ством которых психические переживания впервые выделяются из мистической туманности чистой непосредственности, лишенной всякой определенности и членораздельности, и определяются как объективные психологические факты. По­скольку предметные отношения могут быть неправильно или неполно, неадек­ватно раскрыты в непосредственных данных сознания, эти последние могут давать неадекватное познание психических явлений. Не все то, что человек пере­живает, он адекватно осознает, потому что не все отношения, выражающиеся в переживании и определяющие его, сами адекватно даны в сознании как отноше­ния. Именно поэтому встает задача — отличного от простого переживания — познания психического посредством раскрытия тех объективных связей, ко­торыми оно объективно определяется. Это и есть задача психологии. Психо­логическое познание — это опосредованное познание психического через рас­крытие его существенных, объективных связей и опосредований.

Психологическая наука, радикально отличная от основных тенденций тради­ционной психологии, изучавшей функции или структуру сознания только имма­нентно, в замкнутом внутреннем мире, должна исходить при изучении человече­ского сознания из его отношения к предметному миру объективной действитель­ности.

Заодно с преодолением дуалистического противопоставления психического как будто бы замкнутого внутреннего мира миру внешнему падает традиционное дуалистическое противопоставление самонаблюдения, интроспекции внеш­нему наблюдению, падает самое понятие самонаблюдения в его традиционной трактовке, которая, замыкая самонаблюдение в самодовлеющем внутреннем ми­ре, механически противопоставляет его внешнему, объективному наблюдению.

Поскольку, с одной стороны, действие или поступок не могут быть определе­ны вне своего отношения к внутреннему содержанию сознания, объективное психологическое наблюдение, исходящее из внешней стороны поведения, не мо­жет брать внешнюю сторону поведения в отрыве от внутренней его стороны. С другой стороны, осознание моих собственных переживаний совершается че­рез раскрытие их отношений к внешнему миру, к тому, что в них переживается; познание психических фактов, исходящее из внутренней их стороны, из само­наблюдения,, не может определить, что собственно оно дает, вне соотношения психического, внутреннего с внешним.

Пусть я исхожу из самонаблюдения: мне даны мои переживания так, как мои переживания никому другому не могут быть даны. Многое из того, что сторонний наблюдатель должен был бы установить косвенным путем посредством кропот­ливого исследования, мне как будто непосредственно открыто. Но все же: что собственно представляет собой мое переживание, каково объективное психологи­ческое содержание того процесса, субъективным показателем которого оно слу­жит? Чтобы установить это и проверить показания моего сознания, я вынужден, становясь исследователем собственной психики, прибегнуть принципиально к тем же средствам, которыми пользуется в объективном психологическом иссле­довании сторонний наблюдатель. Сторонний наблюдатель вынужден прибегнуть к опосредованному познанию моей психики через изучение моей деятельности не потому только, что ему непосредственно не даны мои переживания, но и потому, что по существу нельзя объективно установить психологический факт или проверить объективность психологического познания иначе, как через деятельность, через практику.

Восприятие предполагает наличие реального объекта, непосредственно действующего на наши органы чувств. Оно всегда при этом есть восприятие какого-то материала (предмета, текста, нот, чертежа), которое совершается в определенных реальных условиях (при опреде­ленном освещении и пр.). Для того чтобы установить наличие этого объекта и, значит, наличие восприятия (а не галлюцинации), необходимо, очевидно, прибегнуть к ряду операций, совершаемых в определенных реальных условиях. Для того, например, чтобы утверждение о четкости восприятия не было фразой, лишенной всякого определенного значения, нужно прибегнуть к объективному мерилу, дающему возможность придать утверждению точное содержание, например: четкость и острота зрения при чтении такого-то текста в таких-то реальных условиях, на таком-то расстоянии, при таком-то освещении. Но для того чтобы это установить, необходимо, очевидно, испытать функцию в этих конкретных реальных условиях — действи­тельно прочитать этот текст.

Воспроизведение предполагает соответствие воспроизведенного образа реальному объекту. Для того чтобы установить наличие этого соответствия и, значит, наличие подлинного воспроизведения (а не воображения) и характер соответствия (степень точности) и, значит, психологические особенности воспроизведения или памяти, необходимо, очевидно, объекти­вировать воспроизведенный образ, выявить его вовне, хотя бы зафиксировать словесно и создать таким образом возможность проверки этого соответствия в определенных условиях, доступных реальному контролю.

Имеется ли налицо действительно мышление (а не случайная ассоциация представле­ний), определяется тем, осознаны ли объективные предметные отношения, которые дают ре­шение задачи. Но дают ли осознанные в данном психологическом процессе отношения дей­ствительное решение задачи, — это доказывается и проверяется ее решением. Субъективное чувство понимания — это симптом, который может быть обманчивым. Оно по существу за­ключает в себе гипотезу о возможных действиях субъекта. Эта гипотеза проверяется действи­ем: понимание решения задачи определяется умением ее решить, а умение ее решить доказы­вается ее решением.

Через посредство деятельности субъекта его психика становится познаваема для других. Через посредство нашей деятельности объективно познаем нашу психику, проверяя показания нашего сознания, даже мы сами. Случается поэто­му — каждый это когда-либо испытывал, — что собственный наш поступок внезапно открывает нам в нас чувство, о существовании которого мы не подозревали, и совсем по-новому нам же освещает наши собственные переживания. Мы сами через нашу деятельность, не непосредственно, а в испытаниях жизни, глуб­же всего познаем самих себя. По тем же самым данным нашей деятельности познают нашу психику и другие. Понятным, таким образом, становится, что дру­гие люди, перед которыми разворачивается наша деятельность, иногда раньше замечают в нас вновь зародившееся чувство, во власти которого мы находимся, чем мы сами его осознаем, и порой даже правильнее судят о нашем характере и о наших реальных возможностях, чем мы сами в состоянии это сделать.

Показания нашего сознания о наших собственных переживаниях, данные са­монаблюдения, как известно, не всегда достоверны; иногда мы не осознаем или неадекватно осознаем свои переживания. Для познания собственной психики мы всегда должны исходить — в принципе так же, как при познании чужой психики, но лишь в обратной перспективе — из единства внутренних и внешних проявлений. Интроспекция как такое погружение во внутреннюю сторону, кото­рое бы вовсе изолировало и оторвало психическое от внешнего, объективного, материального, не может дать никакого психологического познания. Она унич­тожает самое себя и свой объект. Психическое переживается субъектом как непосредственная данность, но познается лишь опосредованно — через отношение его к объективному миру. В этом ключ к разгадке таинственной природы психологического познания; отсюда открывается путь для преодоления феноменализма.

Единство между сознанием и деятельностью , которое таким образом устанавливается, создает основу объективного познания психики: падает утверждение субъективной идеалистической психологии о непознаваемости чужой психики и утверждение противников психологии о «субъективности» т. е. ненаучности, вся­кого психологического познания; психика, сознание может стать предметом объективного познания.

Это единство является основой подлинно научного объективного познания психики. Оно открывает возможность идти к познанию внутреннего содержа­ния личности, ее переживаний, ее сознания, исходя из внешних данных ее пове­дения, из дел ее и поступков. Оно дает возможность как бы просвечивать через внешние проявления человека, через его действия и поступки его сознание, тем самым освещая психологические особенности его поведения. Единство сознания и поведения, однако, не тождество; речь идет не об автоматическом совпадении внешних и внутренних проявлений человека. Действия людей по отношению к окружающему не всегда непосредственно соответствуют тем чувствам, которые они к ним питают: в то время как человек действует, в нем обычно, перекрещиваются различные, порой противоречивые чувства. Внешне различные и даже противоположные поступки могут выражать применительно к различным условиям конкретной ситуации одни и те же черты характера и проистекать из одних и тех же тенденций или установок личности. Обратно: внешне однородные поступки могут совершаться по самым разнородным мотивам, выражая совершенно неоднородные черты харак­тера и установки или тенденции личности. Один и тот же поступок один чело­век может совершать для того, чтобы помочь кому-нибудь, а другой — чтобы перед кем-нибудь выслужиться. Одна и та же черта характера, застенчивость например, может в одном случае проявиться в смущении, растерянности, в дру­гом — в излишней шумливости и как будто развязности поведения, которой прикрывается то же смущение. Самое же это смущение и застенчивость нередко порождаются диспропорцией в одних случаях между притязаниями личности и ее способностями, в других — между ее способностями и достижениями и множеством других самых разнообразных и даже противоположных причин. По­этому ничего не поймет в поведении человека тот, кто не сумеет за внешним поведением вскрыть свойства личности, ее направленность и мотивы, из которых исходит ее поведение. Бывают случайные поступки, нехарактерные для челове­ка, и не всякая ситуация способна адекватно выявить внутренний облик челове­ка (поэтому перед художниками встает специальная композиционная задача — найти такую, для каждого действующего лица специфическую, ситуацию, кото­рая в состоянии выявить именно данный характер). Непосредственные данные поведения могут быть так же обманчивы, как и непосредственные данные созна­ния, самосознания, самонаблюдения. Они требуют истолкования, которое исхо­дит из внешних данных поведения как отправных точек, но не останавливается на них как на чем-то конечном и самодовлеющем. Отдельный, изолированно взятый, как бы выхваченный из контекста, акт поведения обычно допускает са­мое различное истолкование. Его внутреннее содержание и подлинный смысл обычно раскрываются лишь на основе более или менее обширного контекста жизни и деятельности человека — так же, как смысл фразы часто раскрывается лишь из контекста речи, а не определяется однозначно одним лишь словарным значением составляющих ее слов. Таким образом, между внутренними и вне­шними проявлениями человека, между его сознанием и поведением всегда суще­ствует связь, в силу которой внутренняя психологическая природа акта деятель­ности сказывается и на внешнем его протекании. Однако это отношение между ними не зеркально; их единство — не автоматическое совпадение; оно не всегда адекватно. Если бы это отношение между внутренней психологической приро­дой акта и его внешним протеканием вовсе не существовало, объективное психо­логическое познание было бы невозможно; если бы оно всегда было адекватно, зеркально, так что каждый совершенный акт не требовал бы никакого истолкова­ния для квалификации его внутренней природы, психологическое познание бы­ло бы излишне. Но это отношение существует, и оно не однозначно, не зеркаль­но; поэтому психологическое познание и возможно, и необходимо.

В своем конкретном содержании психика человека, его сознание, образ его мыслей зависят от образа его жизни и деятельности, формируясь в процессе их развития. Основное значение для понимания психики животных приобретает изучение ее развития в процессе биологической эволюции, для понимания созна­ния человека — его развитие в историческом процессе: психология изучает психику в закономерностях ее развития. Психология изучает при этом не одни лишь абстрактно взятые функции, а психические процессы и свойства конкрет­ных индивидов в их реальных взаимоотношениях со средой; психология чело­века изучает психику, сознание человека как конкретной личности, включенной в оп­ределенную систему общественных отношений. Сознание человека формирует­ся и развивается в процессе общественно организованной деятельности (труда, обучения); оно исторический продукт. Психология человека не перестает из-за этого быть естественной наукой, изучающей психологическую природу челове­ка, но она вместе с тем и даже тем самым историческая наука, поскольку самая природа человека — продукт истории.

Психология человека обусловлена общественными отношениями, поскольку сущность человека определена совокупностью общественных отношений. Если в отличие от организма как только биологического индивида термином «лич­ность» обозначить социального индивида, то можно будет сказать, что психология человека изучает психику как качественно специфическое свойство личности и изучает психику личности в единстве ее внутренних и внешних проявлений. Всякое изучение сознания вне личности может быть только идеа­листическим, так же как всякое изучение личности помимо сознания может быть только механистическим. Изучая сознание в его развитии, психология изучает его в процессе становления сознательной личности.

Закономерности общественного бытия являются наиболее существенными ве­дущими закономерностями развития человека. Психология в своем познании пси­хики человека должна поэтому исходить из них, но, однако, никак не сводить ни психологические закономерности к социальным, ни социальные к психологиче­ским. Точно так же — как ни велико значение физиологического анализа «меха­низмов» психических процессов для познания их природы, — никак нельзя свести закономерности психических процессов к физиологическим закономер­ностям. Отражая бытие, существующее вне и независимо от субъекта, психика выходит за пределы внутриорганических отношений и выражается в качествен­но иной, отличной от физиологической, системе понятий; она имеет свои специ­фические закономерности. Основная, конечная теоретическая задача психологии и заключается в раскрытии специфических психологических закономерностей.

Психологическое познание — это познание психического, опосредованного всеми существенными конкретными связями, в которые включена жизнь челове­ка; оно является поэтому изучением не только механизмов психики, но и ее конкретного содержания. Это означает принципиальное преодоление чисто абстрактной психологии, приближение психологии к конкретным воп­росам практической жизни.

Источник: http://dogmon.org/predmet-i-metod-psihologii.html?page=16

Психики

Психика человека

  • Психология как наука
  • История психологии
  • Предмет и задачи психологии
  • Методы психологии
  • Отрасли психологии
  • Психологическая структура личности

Психика (от греч. psychikos — душевный) — форма активного отображения субъектом объективной реальности, возникающая в процессе взаимодействия высокоорганизованных живых существ с внешним миром и осуществляющая в их поведении, деятельности регулятивную функцию.

психика в действии

Психика человека представляет собой весьма сложную систему, состоящую из отдельных подсистем, ее элементы иерархически организованы и очень изменчивы. Основным свойством психики является ее системность, целостность и нерасчлененность.

Психика как система обладает определенной организацией. В ней выделяют психические процессы, психические свойства и психические состояния.

Психические процессы — это процессы, происходящие в голове человека и отражающиеся в динамически изменяющихся психических явлениях. Они подразделяются на познавательные, регулятивные и коммуникативные процессы.

Познавательные психические процессы обеспечивают отражение мира и преобразование информации. Они включают в себя сенсорно-перцептивные процессы (ощущение и восприятие), процессы памяти и воображения, процесс мышления.

Процессы психической регуляции обеспечивают направленность, интенсивность и временную организацию поведения. К ним относятся процессы мотивации, целеполагания, принятия решений, процессы контроля, эмоциональные и волевые процессы.

Процессом, связывающим познавательную и психорегулятивную сферу психики, является внимание, которое обеспечивает избирательность отражения, запоминания и переработки информации.

Коммуникативные процессы обеспечивают общение между людьми, выражение и понимание мыслей и чувств. Они представлены в речи и невербальном общении — передаче информации с помощью мимики, поз, жестов, взгляда, интонации, громкости и высоты голоса, дистанции общения и т.д.

Психические свойства — индивидуально-психологические особенности, определяющие постоянные способы взаимодействия человека с миром.

Как и любая система, психика человека обладает психическими свойствами, имеющими индивидуальную меру выраженности. Эти свойства относительно неизменны во времени, хотя и могут изменяться в ходе жизни под влиянием внешних воздействий, опыта деятельности и биологических факторов.

К психическим свойствам относят темперамент, характер, способности личности.

Психическое состояние — внутренняя целостная характеристика индивидуальной психики, относительно неизменная во времени. Выделяют следующие основные характеристики психических состояний:

  • эмоциональные (тревога, радость, печаль и др.);
  • активационные (активность, пассивность);
  • тонические (бодрость, угнетенность);
  • временные (длительность состояния).

Все формы психических явлений взаимосвязаны между собой и переходят одна в другую. Например, такой сложный психический процесс, как мышление, в зависимости от объекта и условий может вызвать состояние усталости и пассивности или возбуждения и активности. Если человеку в процессе его деятельности (например, студенту) приходится систематически изучать новый материал и решать задачи, то различные психические состояния, связанные с процессом мышления, обобщаются и становятся устойчивым психическим свойством его личности, выражающемся в мыслительных способностях. Человек с развитым мышлением может мобилизовать внимание, активизировать память, преодолеть усталость.

Во всех формах психических явлений выступают в неразрывном единстве ум, чувства и воля человека вместе с его потребностями. Даже в таком относительно простом психическом процессе, как ощущение, могут иметь место осознание и оценка предмета, воздействующего на соответствующий орган, переживание, вызванное раздражением, и регуляция практических действий. С еще большей очевидностью выступает единство человеческой психики в более сложных формах се проявления.

Психические процессы, состояния и свойства образуют основной понятийный «каркас», на котором строится здание современной психологии.

Далеко не все процессы, происходящие в психике человека, осознаются им, кроме сознания у человека есть и бессознательное. В структуре психики человека с точки зрения осознаваемости психических явлений выделяют бессознательное, подсознание, предсознание, сознание и сверхсознание (рис. 1).

психика в действии

Рис. 1. Структура психики человека

Коллективное бессознательное выражается в архетипах — древнейших психических первообразах, непосредственно воплощенных в мифах.

К подсознанию относятся те представления, желания, устремления, которые ушли из сознания или же были восприняты психикой в форме сигналов, но не были допущены в сферу сознания.

Образы подсознания могут быть актуализированы. Например, человек может совершенно непроизвольно вспомнить какое-то свое ощущение, чувство, мысль, казалось бы, давно забытые.

Предсознание представляет собой промежуточное психическое состояние между бессознательным и сознанием, существующее в форме «потока сознания» — спонтанного течения мыслей, образов и ассоциаций. Уровень предсознания представлен также и эмоциями, характеризующимися большим разнообразием.

Сознание как компонент психики включает в себя такие высшие психические функции, как представление, мышление, воля, память, воображение.

К сверхсознанию относятся психические образования, которые способен сформировать у себя человек в результате целенаправленных усилий. Эти сверхспособности психики могут проявляться, например, в сознательном регулировании соматических состояний (хождение по раскаленным углям, замедление ритма сердцебиения и т.д.).

Выделение уровней в структуре психики связано с ее сложностью. Бессознательное — более глубинный уровень психики по сравнению с подсознанием и т.д. В психике конкретного человека жестких границ между различными уровнями не существует. Психика функционирует как единое целое.

Сознание является высшим уровнем отражения человеком действительности, в результате чего достигается познание и преобразование окружающего мира, если психику рассматривают с материалистических позиций, и собственно человеческой формой психического начала бытия, если психику трактуют с идеалистической позиции.

В истории психологии проблема сознания является труднейшей и наименее разработанной.

Независимо от того, каких мировоззренческих позиций придерживались исследователи сознания, с ним неизбежно связывали так называемую рефлексивную способность, т.е. готовность сознания к познанию других психических явлений и самого себя. Наличие у человека такой способности является основанием для существования и развития психологии, ибо без нее психические явления были бы закрыты для познания. Без рефлексии человек не мог бы иметь представление о том, что у него есть психика.

Психологическая характеристика сознания включает:

  • ощущение себя познающим субъектом;
  • способность мысленно представлять существующую и воображаемую действительность;
  • способность контролировать собственные психические и поведенческие состояния и управлять ими;
  • способность воспринимать окружающую действительность в форме образов.

Сознание тесно связано с волевым контролем со стороны человека его собственных состояний психики и поведения. Сознание отличается от бессознательного тем, что человек произвольно, т.е. при помощи волевого усилия, сознательно сосредоточивает свое внимание на мысленном представлении, какой-либо идее, воспоминании, определенном течении мыслей, отвлекается от несущественного в данный момент.

Сознание связано с речью и без нее в высших своих формах не существует. Осознание чего-либо возможно только при его словес- но-понятийной означенности, наделенности определенным смыслом, связанным с человеческой культурой. Слова-понятия содержат в себе указания на общие и отличительные свойства отражаемого в сознании класса предметов. В сознании отражаются не все и не случайные, а только основные, главные, сущностные характеристики предметов и явлений, т.е. то, что присуще именно им и отличает их от других, внешне похожих на них предметов и явлений.

Важнейшая характеристика сознания — его способность к коммуникации, т.е. передаче другим людям того, что осознает данный человек с помощью языка и других знаковых систем.

Сознание структурировано и включает в себя несколько слоев. В работах ведущею отечественного психолога В.П. Зинченко выделялись два уровня сознания: бытийное и рефлексивное.

Первый исходный уровень — бытийное сознание (сознание для бытия), или экзистенциальное, — включает в себя:

  • биодинамические свойства движений, опыт действий;
  • чувственные образы.

На бытийном уровне сознания решаются очень сложные задачи, поскольку для эффективного поведения необходима актуализация нужного в данный момент образа и нужной программы движений. Образ действия должен вписываться в образ мира, что и обеспечивает бытийный слой сознания (рис. 2).

Второй уровень сознания — рефлексивное (сознание для сознания) — включает в себя:

Значение — содержание общественного сознания, усваиваемое человеком.

Смысл — субъективное понимание человеком ситуации, информации и отношение к ним.

Смысл и значение взаимосвязаны: смысл указывает на значение того или иного предмета, явления для личности. Происходят процессы взаимной трансформации значений и смыслов (осмысление значений и означение смыслов).

психика в действии

Рис. 2. Структура сознания

Рассмотрим эту схему с точки зрения целостности сознания.

Мир предметно-практической деятельности соотносится с биодинамической тканью движения и действия бытийного уровня сознания.

Мир представлений, воображений, культурных символов и знаков соотносится с чувственной тканью бытийного слоя сознания.

Мир идей, понятий, житейских и научных знаний соотносится со значениями рефлексивного уровня сознания.

Мир человеческих ценностей, переживаний, эмоций соотносится со смыслами рефлексивного уровня сознания.

Сознание проявляется и присутствует во всех этих мирах. Оно управляет самыми сложными формами поведения, требующими от человека постоянного внимания и сознательного контроля, и включается в действие в тех случаях, когда:

  • возникают неожиданные, интеллектуально сложные проблемы, не имеющие очевидного решения;
  • требуется преодолеть физическое или психологическое сопротивление на пути движения мысли или телесного органа;
  • надо осознать конфликтную ситуацию и найти из нее выход;
  • человек оказывается в ситуации, содержащей потенциальную угрозу для него в случае непринятия немедленных действий.

Подобного рода ситуации возникают перед людьми практически непрерывно, поэтому сознание как высший уровень психической регуляции поведения постоянно функционирует.

Душевное и духовное в психике человека

Большой опыт познания духовного слоя сознания накоплен в христианской психологии, объясняющей психическую жизнь человека не только с точки зрения ее функционирования, но и направленности жизненного пути человека к высшим духовным ценностям. Внутренняя жизнь человека описывается при помощи понятий души и духа. Классической работой, раскрывающей соотношение душевной и духовной жизни человека, является работа В.Ф. Войно-Ясенецкого, архиепископа и нейрохирурга. Современные психологи указывают на необходимость освоения научной психологией основных идей, изложенных В.Ф. Войно-Ясенецким в эссе «Дух, душа и тело».

В этом труде Войно-Ясенецкий отмечает, что христианская психология принимает научное представление психической деятельности как колоссально сложной нервной деятельности, но не считает его исчерпывающим.

Состояния и акты сознания у человека определяются не только воздействием внешней и внутренней среды, но и воздействием высшей духовной реальности — Бога.

Согласно В.Ф. Войно-Ясенецкому, состояния и акты сознания, такие, как мышление, воля, чувства, страсти, любовь и другие, вызываются:

  • органическими ощущениями нашего тела;
  • восприятиями органов чувств;
  • восприятиями от нашего трансцендентального (свсрхопыт- ного) существа;
  • восприятиями из высшего духовного мира;
  • воздействиями нашего духа.

Акты сознания носят взаимосвязанный характер, мысль всегда сопровождается чувством, чувство и воля — мыслью, акты воли связаны с мыслью и чувством и т.д. Эти состояния сознания непрерывно меняются, ибо акты сознания находятся в постоянном движении. Объем сознания определяется разнообразием и глубиной актов и состояний сознания. Объем сознания также постоянно изменяется в сторону увеличения либо в случае патологии — в сторону уменьшения. В актах и состояниях сознания всегда участвует духовная сторона, определяя и направляя их. В свою очередь, дух растет и изменяется от деятельности сознания, от его отдельных актов и состояний.

Полнота психической жизни обозначается в христианской психологии понятием души.

Душа — это объединяемый самосознанием комплекс органических и чувственных восприятии, мыслей, памяти, эмоций и волевых актов.

В деятельности души участвует дух, имеющий своим источником дары Святого Духа, который проявляется в высших свойствах духовности — религиозности, нравственном чувстве, философском и научном мышлении, тонкой художественной и музыкальной восприимчивости.

Жизнь духа нераздельно и теснейшим образом связана с жизнью тела. Духовная сущность человека выражается во всей его внешности. В.Ф. Войно-Ясенецкий обращает внимание на то, что не только глаза — зеркало души, но и все формы тела человека и его движения соответствуют душе, духу. Дух грубый и жестокий, передающийся по наследству, уже в процессе эмбриогенеза направляет развитие соматических элементов и создаст отражающие его грубые формы. Дух чистый созидает соответствующие телесные формы. Формирующее влияние духа создает тончайшую разницу между похожими соматически лицами: хотя они и похожи, но одно лицо выглядит вульгарным, а другое — тонким и красивым.

Дух и душа человека нераздельно соединены при жизни в единую сущность: проявление духа связано со всей нейроисихической деятельностью.

В духе отпечатываются все наши мысли, чувства, волевые акты — все то, что происходит в нашем сознании как отражение внешнего и внутреннего мира. Духовные отпечатки представляют собой нечто иное по сравнению со следами и отпечатками в нервных клетках, которыми физиологи и психологи объясняют память.

В христианской психологии дух человека рассматривается как более важный и могучий субстрат памяти по сравнению с мозгом. Для проявления духа нет никаких норм времени, не нужны последовательность и причинная связь, воспроизведение в памяти событий пережитого, необходимые для функций мозга: «Дух сразу обнимает все и мгновенно воспроизводит все в целостности». Дух может работать без ведома сознания о его работе: очень сложные интеллектуальные операции проходят мимо сознания, на поверхность которого дается готовый результат. Целый мир неведомых идей содержится внутри нас.

Элементы душевной деятельности человека, его чувства и мыслительные процессы, неразрывно связанные с деятельностью мозга, органические и чувственные восприятия, составляющие элементы самоощущения и самовосприятия, являются смертными. Но бессмертны те элементы самосознания, которые связаны с жизнью духа. Дух человека свободен, дух дышит, где хочет, а его низшая чувственная душа подчиняется законам причинности.

Отрасли психологии

Сознание и самосознание

Структура психики

Сущность психики

Природа психики

Виды психической деятельности человека

Сознание человека. Сущность и уровни сознания личности

Бессознательное и сознание. Коллективное бессознательное и сознательная деятельность человека

Состояния сознания

Самосознание личности. Самосовершенствование и самопознание человека

Психика

Психика — внутренние информационные процессы и структуры, осуществляющие ориентировку во внешнем мире, управление своим состоянием и поведением. Внутреннее информационное пространство, делающее человека адекватным для людей и жизни.

Психика — внутренний, субъективный мир человека. Его мысли, чувства и переживания, настроения и отношения, планы и мечты, ожидания и взгляды. Это мышление, восприятие, память, мотивы, чувства и эмоции, речь и внимание — все органы и функции, когда они происходят внутри нас.

Когда человек для тех же самых целей (для ориентировки во внешнем мире, управлением своим состоянием и поведением) начинает пользоваться чем-то аналогичным внешним — внешней памятью, внешним вниманием и внешними побуждениями, это психикой не называется. Смотри Организация собственной жизни внешними средствами

В психике можно выделить управляющую и исполнительную часть. Управляющая часть психики — это то, что называют личностью в естественонаучном подходе. К исполнительной части психики относят мышление, речь и психомоторные процессы.

Сохранная и развитая психика — то, что обеспечивает адекватное поведение человека, возможность понимать окружающих и быть ими понятым. Нарушение психики выводит человека за пределы нормы. С другой стороны, высокое развитие психических процессов — памяти, мышления, речи, внимания — позволяет человеку быть более успешным и творческим. Смотри Психическое здоровье

Если воспользоваться метафорой прожектора, то прожектор психики направлен вовне и освещает внешний мир. Прожектор сознания направлен внутрь и освещает внутренний мир. А воля – это инструмент, который согласовывает психику и сознание. Предположим, сознание говорит: мы должны идти вперед и вверх, а психика нам сообщает – эта вершина далеко, и путь к ней каменистый и через колючки. Между психикой и сознанием возникает конфликт, сознание настаивает, психика сопротивляется. Тогда приходит воля, разбирается и принимает решение. Какое? См.>

Психика влияет на тело (соматику), тело — на психику. Смотри Психосоматика

Психика присуще не всем живым организмом, а формируется только на определённой ступени биологической эволюции. На какой конкретно — специатисты спорят. То, что психика есть у животных и птиц — все согласны. Есть ли она у червей — сомневаются. О наличии психики у простейших и амеб говорят очень редко.

Взгляды на психику других интересных исследователей

По взглядам Ф.Е.Василюка, в типологии жизненных миров психика — это орган, инструмент ориентировки человека в трудном внешнем мире. От психики следует отличать сознание — орган, инструмент ориентировки в ценностях сложного внутреннего мира, и волю — то, что организует жизнь творческого человека в сложном внутреннем и трудном внешнем мире. Смотри Типология жизненных миров

По взглядам О.И.Моткова, психика — орган и система функций живого существа, отвечающие за целостное построение его оптимального поведения по удовлетворению изначально встроенных в него жизненных целей. Смотри Подробнее

Критерий наличия психики для бихевиористов — возможность научения. Если червяк способен к научению — у него есть психика. Соответственно, по результатам экспериментов, у червяков психика есть, но маленькая — научаются они слабо, долго и не надолго. Еще меньше психики у растений.

В результате дискуссий, проходивших на протяжении последних лет среди православных психологов, возни.

Как соотносятся понятия «психика» и «душа»? Если и то, и другое понимаются в расширительном, самом о.

Если понимать психику широко, как все пространство нашего внутреннего мира, то и сознание тогда пони.

В широком смысле слова, психика — это все пространство нашего внутреннего мира. В этом широком смысл.

Болезнь, как резкое снижение трудоспособности, может возникать и и в силу физиологических, и в силу.

Психическое здоровье — психические особенности, позволяющие человеку быть адекватным и успешно адапт.

Обучение на тренера, психолога-консультанта и коуча. Диплом о профессиональной переподготовке

Элитная программа саморазвития для лучших людей и выдающихся результатов

Что такое психика человека

в Женском клубе!

Психика человека – это свойство мозга ощущать и оценивать происходящее, создавая внутреннюю картинку случившихся событий. Именно созданный образ влияет на дальнейшее отношение к жизненным ситуациям, вещам, субъектам и самому себе.

Выдуманное представление очень сильно отличается от реальных событий, ведь оно наполнено большей эмоциональностью и яркостью. К тому же на окончательное суждение нередко влияют другие истории, которые происходили чуть раньше.

Психические образы, которые касаются каких-то ощущений, называют первичными. Если же они основываются на памяти или воображении, то их называют вторичными. Они очень сильно влияют на дальнейшие отношения к каким-то ситуациям и объектам.

Стоит отметить, что данным свойством может обладать только живое существо. Психика человека и животных схожа и базируется на некоторых общих принципах, но существенные отличия все же есть. К примеру, у животных принятие решений основывается только на конкретных ситуациях, а также мотивация имеет лишь биологический характер. Что касается чувств, то животные их тоже могут испытывать, но спектр их значительно меньше.

Концепция ученых по вопросу возникновения психики такова:

Понятие «психика» является довольно обширным, поэтому его непросто объяснить одним предложением или примером. Структуру психики полагается разделять на четыре основные группы: свойства, процессы, качества и состояния.

1. Свойства. Психические свойства представляют собой личностные качества и характеристики, которые принадлежат конкретному человеку. Они могут повторяться у других индивидуумов или быть исключительно индивидуальными.

К тому же эти характеристики могут передаваться другим поколениям. К данным чертам можно отнести свойства нервной системы (сила, мобильность, спокойствие и т.п.).

2. Процессы. Это качества, которые получили свое определение в процессе жизни. Они основаны на каких-то знаниях, наблюдениях и чувствах. Можно выделить два типа процессов:

  • Познавательные (память, мышление, воображение, ощущения и т.п.).
  • Эмоционально-мотивационные (эмоции, мотивация, чувства и т.п.).

3. Качества. Данные черты появляются благодаря окружающей обстановке, а также генам родителей (характер, интеллект, эмоциональность и т.п.).

4. Состояние. Отражает степень работоспособности человека. Состояния зависят от физиологических особенностей и внешних влияний (настроение, вдохновение и т.п.).

Функции психики представляют собой индивидуальные особенности, присущие конкретному индивидууму. Они помогают человеку справиться с различными ситуациями в жизни.

В ходе эволюции развивались не только физические способности, но также психика и мозг человека. Животные тоже достигали каких-то изменений, но именно человек смог добиться более совершенных модификаций.

Каждая личность обладает своей уникальной психикой, а на состояние духа влияет окружающий мир. Именно в общении люди прогрессируют, поэтому создание правильной обстановки очень важно.

К примеру, если с рождения лишить ребенка общества, то он будет вести себя как Маугли, напоминая дикое животное. В этом случае психика как нечто запущенное не будет иметь развития. Существуют несколько функций психики, которые можно выделить:

1. Когнитивная. Данная функция формирует фундамент для остальных. Она существует у всех живых организмов на свете. Протекая через нервную систему, оказывает влияние на мозг, создавая эффект зеркального отражения каких-либо ситуаций и вещей. Однако она учитывает индивидуальные качества личности.

У когнитивной функции существуют особенные черты:

  • Устойчивая психика всегда продолжает развиваться, ведь окружающий мир тоже эволюционирует.
  • Психика как предмет психологии склонна меняться под воздействием психологических особенностей отдельного индивидуума, его эмоций и ощущений в конкретный момент времени.
  • Реальный мир существует для человека в картинках, которые он формирует на протяжении всей жизни, опираясь на обоняние, вкус, зрение, слух и другие чувства.

2. Регуляторная. Сознание адаптируется к внешним воздействиям, формируя внутри индивидуума стимул к определенным поступкам и поведению.

Благодаря ей личность создает некую систему движения в реальности:

  • Осознает свои желания и потребности в конкретный период.
  • Осознает задачи.
  • Придумывает методы для решения задач и достижения результатов.

Эта функция помогает необдуманно реагировать на внешние раздражители. В данном случае большую роль играют чувства, которые пробуждает данный раздражитель. Именно испытанные эмоции будут влиять на волевые качества, которые так нужны для принятия решений.

3. Коммуникативная. Общение является главным звеном взаимодействия с другими личностями. Именно знаки, которые собеседник слышит в процессе беседы, дают ему возможность сделать выводы о конкретном человеке.

Коммуникация заставляет других людей объединяться вместе, ведь так быстрее достигаются цели. Она имеет два вида:

Даже в первобытную эпоху человек придумывал средства общения, которые существенно влияли на его сознание, хотя он и не понимал этого. К примеру, взяв в руку копье и кратко обменявшись со своим племенем какими-то суждениями, он мог быстрее поймать добычу. К тому же коммуникативные навыки в тандеме с определенным опытом сильно пригождались новым поколениям.

Стоит отметить, что именно человек единственный смог перейти от невербального общения к высшим формам коммуникации.

4. Эмотивная. Эта функция отвечает за душевное состояние и чувства личности. Окружающий мир и его проявления вызывают конкретные эмоции, которые впоследствии создают настроение.

Очень часто чувства сталкиваются с функцией мышления, благодаря чему человек принимает более рациональные решения. Именно поэтому иногда следует не совершать поступки сгоряча, а все тщательно обдумать. Принятие решений основывается уже не на эмоциях, а на том, что жизненно важно в данный момент.

К примеру, небольшая часть яблока имеет гнилое пятно, которое вызывает у нас отвращение и неприязнь. Если мы будем руководствоваться только чувствами, то яблоко тут же полетит в помойку. Однако можно отрезать эту часть, ведь другая половина является пригодной. Такие разумные решения оставляют заметный след в нашей жизни.

5. Конативная. Здоровая психика изначально реагирует на определенные поступки и поведение. Благодаря им человек формирует отношение, которое имеет четкий курс.

Примером может выступить ситуация с подбором няни для ребенка. К примеру, на собеседование приходят две кандидатки, которые имеют высшее педагогическое образование. Однако у первой большой опыт в подобной работе, а у второй его нет.

Разумеется, мама выбрала бы первого специалиста, но этот педагог ведет себя слишком сдержанно и холодно, в отличие от другой няни. Таким образом, вторая женщина устраивает неопытную мать, ведь с ней будет проще выстраивать коммуникацию, налаживать общение.

Такое предпочтение происходит бессознательно, ведь очевидно, что первая кандидатка объективно лучше. Однако конативная функция делает свое дело.

Психология изучает общественные коммуникации и поведение, их связанность с психическими явлениями, а также зависимость развития данных явлений от них. В настоящее время появляется много нововведений и умозаключений в психологии, которые связаны с постоянными изменениями людей и их психики. Ближайшими целями в этой науке считают:

  • Раскрытие принципов психики.
  • Выявление определенной цепочки закономерных средств и позиций.
  • Принятие системы психической деятельности.
  • Исследование природы и манипуляций разных механизмов вместе с другими отраслями.

За несколько десятков лет создан список психологических направлений, которые заняты абсолютно разными исследованиями. Ученые представляют миру новые гипотезы и теории.

Таким образом, психология представляет собой науку, которая анализирует события и закономерности психики. Определение некоторых взаимосвязей занимает много времени, но очень значима для развития науки. Автор: Лена Мелисса

И самый главный совет

психика в действии

психика в действии

Копирование с активной ссылкой. Карта сайта Правила и условия , Политика , Партнерская программа
Источники:

Источник: http://notoffended.ru/stati-po-psixologii/psixiki-2/

Скачать книгу Психика в действии (Эрик Берн) fb2 бесплатно

психика в действии

  • 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Количество страниц: 432

Описание книги: Этот труд Эрика Берна посвящен непростым действиям, происходящим в людском сознании, какие сопровождаются определенным психоэмоциональным напряжением. Особенный и одномоментно уникальный стиль повествования создателя способен заинтриговать самого заядлого циника и нигилиста. Здесь, очень трудные для восприятия особенности психики представлены доктором Берном в совершенном и постижимом ракурсе, что конкретно способствует к глубокому их пониманию не только психоаналитикам профи, но и рядовому читателю, которому не менее интересно узнать о специфических возможностях человечного мозга.

В теперешние времена активной борьбы с пиратством, большинство книг в нашей библиотеки имеют только краткие фрагменты для ознакомления, в том числе и книга Психика в действии. Благодаря чему, вы можете понять, нравится ли вам данная книга и стоит ли вам её вам в дальнейшем приобретать. Таким образом, вы поддерживаете труд писателя Эрик Берн путем легальной покупки книги в случае если вам понравилось её краткое содержание.

Источник: http://fb2bookfree.ru/psychology/1362-psihika-v-deystvii.html

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2017-2021 © Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статьи

Контакты